ПОДЕЛИТЬСЯ
Является ли запрет единственным правильным решением изоляции от контента, распространение которого нарушает украинское законодательство? Что по этому поводу думают законодатели и медиаменеджеры? Какие механизмы саморегуляции в потреблении контента применяют простые граждане?

В 2015 году Верховная Рада Украины законом «О внесение изменений в некоторые законы Украины касательно защиты информационного теле- и радио-пространства Украины» определила запрещенные к показу фильмы и сериалы российского производства. Через год – 5 февраля – состоялся тематический круглый стол, на котором руководители общенациональных телеканалов и кинокомпаний вместе с законодателями и государственным регулятором обсудили законопроект о квотировании и принятый в прошлом году закон.

Председатель Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики Виктория Сюмар считает, что Украина, сделав выбор в пользу европейского продукта, должна следовать выбранному пути: «Закон о квотировании призван в поддержку украинского производства сериалов и кинопродукции, в первую очередь благодаря тому, что вносится более четкая дефиниция, которая определяет, что европейским продуктом не является продукт государства-агрессора, государства, которое не подписало закон о трансграничном вещании. Это не ограничивает общее производство с россиянами, но побуждает к совместному производству со странами Европы, США и Канады».

При этом Сюмар категорична в подходах к определению будущего российского телепродукта: «Российский медиа продукт – это не европейский продукт. Российское информационное пространство – это сфера манипуляций, а не сфера плюрализма и свободы слова. Введение запрета на продукт государства-агрессора, введение квот на европейский продукт – это все вопросы приведения украинского законодательства в соответствие с украинским выбором – двигаться в европейское культурное пространство».

Медиаменеждеры выделили несколько основных причин, по которым стоит десять раз отмерить, прежде чем запретить.

Первая – это отсутствие точных дефиниций, при помощи которых можно определить, нарушает контент законодательство Украины или нет. «Я категорически против обобщения, не считаю весь российский продукт мылом, – говорит председатель совета директоров и основатель группы компаний Star Media Владислав Ряшин. – Мы против запретов. Если качественное кино несет правильные идеологические ценности, то я за то, чтобы таких запретов не было».

Вторая – экономическая. Украинский телекинорынок с трудом справится с самостоятельной задачей по производству контента. «Нам будет очень трудно создавать контент самостоятельно, так как рынок не такой большой, как в России. Но мы должны сделать для себя выбор: либо мы снимаем не так дорого отечественное, но качественное, или мы продолжаем практику, когда дорогое российское ставится в эфир за счет собственного производства», – уверен генеральный директор 1+1 медиа Александр Ткаченко.

Третья причина – отсутствие в украинском кино и телепродукте архетипов, которые смогут заменить украинцам полюбившегося зарубежного героя. Необходимость создания собственных образов героев для Украины также отметил Ткаченко: «Мы создали сериал «Останній Москаль», снимаем историческую драму по роману Владимира Лиса «Век Якова», а также делаем фильм по роману Василия Шкляра «Черный ворон». Мы стараемся перевести дискурс в другую плоскость – нам нужны собственные герои, свои идеологизмы».

Что думают украинцы?

Каких героев и какого контента на самом деле не хватает  украинцам – близким к сфере медиа и  далеким от нее? Каждого из опрошенных респондентов мы попросили ответить на четыре приведенных ниже  вопроса.

1. Обращаете ли вы внимание на страну-производителя контента, который смотрите/читаете/слушаете?
2. Какой тип контента вы чаще всего смотрите (слушаете/читаете) и на каких носителях это делаете (телевизор, ноутбук, радио)?
3. Как изменилось ваше потребление медийного контента за последние один-два года?
4. Что нужно (если нужно) запретить в украинском медиапространстве?
alex_sysoevАлексей Сысоев, заместитель главного редактора ежедневной газеты, курирует в издании темы культуры и ТВ

Я не то, чтобы обращаю на это внимание, но это уже происходит само по себе. Из-за ситуации в стране, естественно. Из-за постоянного шума на эти темы: запретить – не запретить, черные списки – белые… И мысли такого плана возникают: «Ой, на экране мелькнул Гафт! Странно, что этот фильм не запретили, он же в черных списках. Хотя Гафт у нас и в белых списках тоже… Ха-ха-ха». А уважаю я в медиа-бизнесе больше всего британцев и особенно Би-Би-Си… Если вижу какой-то новый их продукт, обязательно начинаю смотреть. Не все нравится, но это хотя бы сделано качественно (почти всегда).

Новости чаще всего читаю в интернете. Есть у меня где-то десяток сайтов, которым более-менее доверяю: среди них и наши, и западные, и даже российские. Интересно иногда почитать одну и ту же новость под десятью разными соусами. Попробуйте! Так появляется объективная информация к размышлению. Телевизор включаю довольно часто – по работе приходится: интересуют новинки, громкие шоу, лидеры рейтингов… А вот новости по ТВ стараюсь не смотреть. Причем ни российские, ни наши. У меня такое впечатление, что у них соревнование идет – кто кого переврет.

Газеты, понятное дело, читаю постоянно – и свою, и конкурентов. Зарубежную прессу только в командировках. Пишу эту строчку и кошусь на лежащие возле ноутбука The Daily Mail, The Sun и London Evening Standart. Но это, к сожалению, редкое удовольствие. Намного критичней и осторожней начал относиться к новостям в интернете и на ТВ.

Я бы запретил ложь и идиотизм. Как? Пойманных на этом журналистов нужно отлучать от профессии. Но, к сожалению, у нас сейчас «правд» на любое событие несколько, а критерии идиотизма настолько размылись, что жить страшно.

butko_olgaОльга Бутко, телеведущая

Да, конечно обращаю, особенно это касается новостных ресурсов.

Моя профессия обязывает быть в курсе телевизионных проектов и форматов. Поэтому, стараюсь мониторить и наш украинский ТВ-контент, и зарубежный. А вот для «души»: чаще всего включаю познавательные программы в стиле «Discovery» и «National Geographic». Это может быть, как телевизор, так и ноутбук. Радио слушаю очень редко.

Последние два года очень изменили нашу жизнь. Какая-то беспрерывная череда событий и новостей. И как бы ни хотелось выключить ноутбук с телевизором и читать только детские сказки, все равно нужно оставаться «в теме», не выпадать из информпространства. Поэтому, сейчас ни один день не проходит без чтения новостей.

Антиукраинский и развращающий контент. Добавить больше патриотичных, познавательных, расширяющих кругозор материалов, фильмов, программ.

sergey_yaremchukСергей Яремчук, журналист, оператор

Да обращаю, если фильмы производства России – не смотрю принципиально. Да там и нечего смотреть, собственно. Исключение – фильм «Левиафан».

Смотрю кино, смотрю обзоры продукции. Смотрю онлайн-уроки. Слушаю аудиокниги. Носители: телевизор + медиаприставка, позволяющая смотреть заранее загруженные фильмы. Компьютер (youtube). Смартфон (аудиокниги и кино на даче).
Перешел с электронных книг на аудиокниги – зрение, возраст.

Я бы ограничил количество низкосортной музыки на наших музыкальных каналах. И полностью убрал бы комедийные сериалы, где главные герои – это «гопники всех мастей и оттенков».

Слава СоломкаВячеслав Соломка, телеведущий

Непосредственно на страну производителя того контента, который потребляю, внимание я не обращаю. Но! Я, как актер, рад тому, что отказались от российских сериалов – начали снимать сами для себя. Актеры получили работу. За последнее время появилось несколько сериалов, которые сняты полностью с участием украинских артистов.

Раньше существовала тенденция, что в любое кино, или сериал нужно обязательно пригласить русского артиста. Причем, получали они всегда больше, чем наши.

Я телезритель и в принципе слежу за тем, что транслируют наши каналы, чтобы понимать «температуру по палате». Смотрю чаще всего по телевизору, или в сети. Радио вообще не слушаю, или изредка вынужденно слушаю то, что играет у таксистов.
В принципе, как не смотрел российские сериалы, так и не смотрю. Но, что меня радует, криминальное мыло исчезло с экранов моей мамы. Потому что до этого от сериала «След» её метлой отогнать нельзя было. Плюс раньше я рассматривал для себя Россию, как потенциальный рынок для трудоустройства. Даже скорее возможность работы на московском телике была бы эдаким ростом. Поэтому я внимательно мониторил российское телепространство. Сейчас для себя возможность сотрудничества с русскими телеканалами не исключаю, но уже по понятным причинам не так пристально смотрю в ту сторону.

Запрещать ничего не нужно. Но стоит сделать другое. Мне когда-то покойный Б. С. Ступка рассказывал, что когда он возил некоторые спектакли в Штаты, то должен был брать разрешение на гастроли у американской гильдии (или профсоюза) актеров. Дескать, не отбирает ли он у них работу. Вот подобную защиту рынка труда стоило бы ввести и у нас.

Чтобы когда мы что-то снимаем в копродукции, например, с Россией, то большинство актеров и членов съемочной группы были украинцами. А всяческие запреты – это политика. Я человек творческий!

inna_kovalenkoИнна Яковенко, лайф-коуч

Да, обращаю. Особенно в свете нынешних мировых политических событий.

Хотя гораздо более значимым для меня является содержание и авторство контента. В целом, из фильмов предпочтение отдаю французским или классике советского, европейского, американского кино. Из обучающих, исследовательских материалов – американскому и британскому контенту. В музыкальном ориентируюсь только на содержание и качество, страна-производитель не имеет значения. В политике и социально-общественной сфере ориентируюсь на степень незаангажированности источника и репутацию/принципиальность ведущего. Социальный контент интересует местный, нишевый. Спортивный не смотрю.

90% всего контента я «беру» из ноутбука, смартфона, планшета, электронной книги. Фильмы предпочитаю смотреть на большом экране, но также из интернета. Смотрю в основном развивающие и обучающие материалы, информацию о путешествиях и фильмы, музыку «под настроение».

Изменилось кардинально. Телевизор стал большим экраном для тщательно «просеянного» контента из интернета. В этот фильтр попадает лишь та информация, которая способна развить, научить, предоставить авторскую точку зрения, расширить представление о мире, содержит в себе эстетику и вкус, мотивирует на созидание и конструктив.

В украинском медиа-пространстве я бы в первую очередь запретила употребление таких слов, как «народ» и «справжні патріоти», из уст политиков, которые до нельзя опошлили их значение. Прямо «запикала бы»!

Запретила бы политические ток-шоу и внедрила еженедельные программы-отчетности о проделанной работе каждой фракции/партии/комитета – только факты и вещественные доказательства с открытыми цифрами на соответствующих сайтах и оперативными санкциями к «бла-бла-бла» политикам. То же самое касается и работы таких госсекторов, как полиция, налоговая, медицина, суды и т.п. Это о накипевшем.

Я бы запретила псевдо-психологические шоу и любые подобные им, унижающие достоинство человека и освещающие худшее в нём. Новостной «ужас-ужас-кошмар» контент. А также получасовые блоки рекламы и рекламные ролики внутри TV-программ.

Всё вышеперечисленное, как мы понимаем, – из области фантастики и разряда утопии для нынешнего TV.

vladislav_gorodniyВладислав Городний, руководитель по развитию

Не смотрю я TV сейчас. Но страна производитель важна, так как уже сформировался некий «брендинг». Ну, к примеру, от французских фильмов всегда ждешь чего-то «не из нашего мира».

Фильмы, аудио, YouTube. Смартфон – и только он. Относительно медиа-носителя следует уделить особое внимание смартфону. Сейчас это более востребованный гаджет, чем телек, ноут и комп.

С точки зрения морали, на мой взгляд, следует запретить в фильмах, передачах, концертах прославление страны-агрессора. А еще полностью вывести из рекламы алкоголь, в т.ч. и пиво.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Ольга Дидок
Образование: юрист и киновед. Опыт – более восьми лет в медиа в качестве корреспондента (региональные и всеукраинские СМИ), пресс-секретаря, PR-менеджера украинских и зарубежных компаний. С 2014 года занимаюсь связями с общественностью в отрасли ТВ – ранее общенационального телеканала, а позже и группы телеканалов познавательно-развлекательного жанра вещательной компании №1 в мире в области платного ТВ.