ПОДЕЛИТЬСЯ
В начале апреля на «Интере» стартует премьера судебного реатили-шоу «Судите сами». Это – адаптация датского формата Dommer for en dag (дат. – «Судья на один день»). В каждой серии суд присяжных будет разбирать реальные уголовные дела, и оглашать собственный приговор, который может быть как более мягким, так и более жестким.

Один ведущий, восемь судей-присяжных и два уголовных дела – таким увидят украинцы выпуски адаптированного реалити. Дела подлинные, но вот из этических соображений имена подлинных фигурантов дела, место и, время от времени, небольшие детали, которые не влияют на приговор, в проекте поменяют. В роли присяжных выступят простые украинцы разного возраста, пола и социального статуса.

Коллегия судей-присяжных после просмотра видео, в котором снята реконструкция обстоятельств преступления, обсуждает увиденное с ведущим шоу и между собой. Обстоятельства преступления раскрываются шаг за шагом – в итоге судьи могут поменять свое мнение несколько раз в ходе рассмотрения одного дела. Так же, как и в жизни – легко осудить человека, не вдаваясь в детали. А, когда оглашаются все обстоятельства происшедшего детальнее, и выясняется, например, что однозначно негативный персонаж защищал близких, мнение меняется. В «Судите сами» разбирают неоднозначные, сложные – но при этом только те истории, которые произошли с реальными людьми в реальной жизни. Эти истории для проекта авторы искали в Едином государственном реестре судебных решений, информация в котором открыта.

Вести «Судите сами» будут поочередно двое ведущих – Сергей Бурлаков и Наталия Ломоносова. Первый ведущий – юрист, второй – психолог, но независимо от профессии перед ними стоит одна задача – максимально донести до присяжных обстоятельства дела и рассмотреть ситуацию со всех сторон. К слову, для Ломоносовой это не первый опыт в роли ведущей – год назад Наталья вела реалити-мейковер «Моє нове життя» на канале «Украина».

Наталья Ломоносова, ведущая “Судите сами”«На мой взгляд, проект “Судите сами” своевременный и социально важный, – прокомментировала Наталия Ломоносова. – Это проект о людях и о том, как мы судим других. Главные герои проекта – обычные украинцы, наши сограждане, со своими судьбами и своими взглядами на жизнь. Восемь человек разного возраста и пола, разных социальных позиций и различного житейского опыта собираются вместе, чтобы разобраться в деле, по которому уже вынесен судебный приговор, но правда в том, что другие люди, (мы с вами) могут принять другое, отличное от принятого уже, судебного вердикта, решение. И это потому, что представления о справедливости у каждого свои, и на решение влияет абсолютно все.
Это очень мощная роль – быть “присяжным”, влияющая на исполнителя, сила власти, способная усилить все лучшее в человеке или все худшее в нем. Съемочный процесс, роли, драматургия, реальные жизненные истории и групповая динамика так захватывают людей, что, словно проявление фотопленки, этот процесс проявляет в человеке и позитив, и негатив, великодушие и превосходство, милосердие и справедливость.
Моя задача здесь, как ведущей, помочь присяжным вникнуть во все детали произошедшего, оставаясь при этом беспристрастной. Это непросто, ведь я тоже живой человек, со своими чувствами и зеркальными нейронами. А ведь мы рассматриваем истории, холодящие кровь и заставляющие сердце любого неравнодушного человека содрогаться и сострадать. В этом мне очень помогает мой многолетний профессиональный опыт психолога – в том, чтобы удерживать независимую позицию, поддерживать горячую дискуссию, и тем самым помогать присяжным найти и принять лучшее единое решение».

В мире применение практики суда присяжных довольно распространено – с его помощью функционирует судебная система в США, Великобритании. Японии, Германии, Франции, Дании, Италии, Швеции, Австрии и других странах.

В Украине практика суда присяжных предусмотрена Конституцией и действующим Уголовно-процессуальным кодексом. Правда, единственное место, где судьи телеприсяжные могут вынести решение – студия «Интера». Юридической силы у этих решений нет, но зритель поймет главное: есть грань, которую переступать нельзя, так как поступки «по справедливости» – понятие индивидуальное, необъективное, оно может завести за грань законности, которую переступать нельзя. А еще – что судить – задача не из легких. И этим правом не только в студии программы, но и в реальной жизни нужно пользоваться максимально аккуратно.

Mediasat задал еще несколько вопросов шеф-редактору программы «Судите сами» Евгению Беланюку.

Евгений Беланюк, шеф-редактор программы «Судите сами»
Евгений Беланюк, шеф-редактор программы «Судите сами»
Евгений, в ходе работы над адаптацией Dommer for en dag Вы что-то переделали, а что-то осталось неизменным. Что позаимствовали у «материнской» программы, что осталось таким же, как и в датском проекте?

Мы оставили линию поведения ведущих, которые не являются ни адвокатами, ни прокурорами. Они не защищают и не обвиняют подсудимого. Они оглашают факты и оставляют решение за присяжными. Они в одинаковой степени дают факты для размышления как людям, которые оправдывают преступника, так и тем, кто его осуждает. Практически в каждом деле есть смягчающие и отягощающие обстоятельства. А вот как присяжный распорядится этими фактами… Проще говоря, человека всегда можно оправдать или наоборот – демонизировать.

Наш менталитет на содержание программы как-то повлиял? У нас же и законодательство другое, и люди.

Конечно. Самое главное – мы, в отличие от датчан, рассматриваем преступления, совершенные в Украине. И мы подстраиваемся под наш уголовный кодекс, нашу криминогенную ситуацию, нашу ментальность. Датчане судят мягче, что ли… И преступления, которые они рассматривают – тоже другие. Они практически не рассматривают убийств. У нас, к сожалению, в программе убийств фигурирует достаточно много. И у них, и у нас разбираются очень неоднозначные ситуации, в которых преступник имел определенные мотивы, которые можно понять. Например, человек отвечал на грубость или несправедливость. Но реакция общества там другая. Например, датчане очень долго рассматривали историю о сиделке, которая воровала деньги с кредитной карточки пожилой женщины, за которой ухаживала. И их присяжные признали серьезным смягчающим обстоятельством, которое оправдывает медсестру, наличие у нее двух несовершеннолетних детей. Из опыта съемок первых программ, вынужден констатировать, что наличие несовершеннолетних детей у подсудимого уже не трогает наших присяжных.

Дела, которые рассматривают в программе – реальные. А почему тогда фамилии, имена и места событий изменяются? В «Касается каждого», например, все приходят под своими именами.

Это – вопрос этики. В программу «Касается каждого» люди приходят сами. А мы ни обвиняемых, ни потерпевших в студию не приглашаем. У нас есть лишь отснятая нами реконструкция событий. Поэтому – да, в каждой программе мы напоминаем, что имена фигурантов дела, географию и возможно – небольшие детали, которые не влияют на приговор, мы изменили. Правосудие должно быть слепым, поэтому очень часто мы даже не называем профессию преступника или профессию жертвы. Люди же реагируют на такую информацию, и привязывают свое решение к ней. Например: «О, он же был художником, таким тонким, таким чувствительным человеком…». Но преступление – это преступление, как ни крути. Мы считаем, что правосудие должно быть беспристрастным. Что касается присяжных, то мы будем называть их возраст, род деятельности и, если они захотят, сошлемся на их жизненный опыт.

В каждой программе одни и те же присяжные будут рассматривать по два дела?

Да. Эти дела объединены по некоему признаку: состав преступления, личность подсудимого, мотив…

Евгений Беланюк, шеф-редактор программы «Судите сами»

Откуда берутся присяжные? Кто все эти люди?

Мы объявляли кастинг. Пригласили людей получить такой опыт, ощутить на себе бремя принятия решения. Кстати, принять решение, которое повлияет на судьбу другого человека очень сложно. И многие присяжные приходили к нам на программу, не осознавая этого. И только потом начинали рассуждать такими категориями: если мы сейчас не осудим или осудим человека, то как поведут себя остальные в подобной ситуации? То есть, играя роль присяжного, люди понимают, что за всем этим стоят истории реальных людей, реальные судьбы. Некоторые наши присяжные изначально отнеслись к происходящему очень серьезно. У нас был один присяжный, профессор, который пришел на заседание с записной книжкой. Мы его попросили оставить ее в гримерке – отказался: «Я привык все конспектировать».

Были ли моменты, которые Вас удивили?

Парадоксальность принятия решений. Казалось, что личный опыт человека диктует его реакцию на историю. Раз мужчина обманывал женщину, значит, он должен защищать изменщика. Мы привыкли мыслить шаблонно, а эти люди, как принято говорить сейчас, разрывают шаблоны. И никогда не угадаешь, как человеческий фактор, судьба человека и личный опыт сыграет, какое окажет влияние на его решение.

Еще был момент – после оглашения одного из реальных приговоров, который совпал с мнением присяжных, в студии прозвучали аплодисменты. То есть, люди готовы восхищаться нашим правосудием, хотели бы ему доверять.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?