ПОДЕЛИТЬСЯ

Заключительная, третья часть материала о злоключениях «большой тройки» в связи с 4G-тендерами сосредоточена на конструктиве и позитиве. Какие шаги помогут Украине преодолеть «цифровой разрыв»? Как избежать повторения недавних ошибок?

Преодоление «цифрового разрыва» было и остаётся главным интересом народа Украины в сфере телекоммуникаций. Население городских агломераций уже который год наслаждается широким выбором современных телекоммуникационных услуг по чрезвычайно низким ценам. Необходимо, наконец, предоставить сопоставимые возможности для жителей сельской местности, покрыть сетями скоростного доступа авто- и железнодорожные магистрали.

К большому сожалению, внедрение 4G не создало предпосылок для прорыва. Как было показано в первой и второй частях настоящего материала, НКРСИ и Кабмин попросту проигнорировали требования профильного законодательства и указа Президента. В результате остались нерешёнными большинство задач, стоящих перед Украиной, включая преодоление «цифрового разрыва» и устранение неэффективных пользователей радиочастотного ресурса (РЧР). Между тем глава государства уже анонсировал проведение очередного тендера, теперь в диапазоне 900 МГц.

Давайте рассмотрим последовательность шагов, включая анонсированный тендер, которая поможет преодолеть «цифровой разрыв». В её основу положены те же самые документы, которыми должна была руководствоваться НКРСИ при проведении 4G-тендеров в диапазонах 1800 и 2600 МГц. То есть целеполагание остаётся ровно тем же, как это предусмотрено Указом Президента Украины №445/2015 «Про забезпечення умов для впровадження системи рухомого (мобільного) зв’язку четвертого покоління». Соответственно, не понадобится инициировать разработку и принятие новых руководящих документов, что заметно упрощает задачу.

Прежде чем продолжить, необходимо сделать важное замечание общего характера. В украинской традиции нормотворчества руководящие документы — стратегии, концепции, правительственные программы и т.п., — имеют характерную особенность. Обычным делом является наличие в них дюжины «приоритетов»  и двух-трёх десятков «ключевых задач». Между тем приоритет — это такая штука, которая возможна исключительно в единственном экземпляре. Если это, например, изъятие средств в бюджет, тогда все остальные аспекты и задачи признаются второстепенными и выполняются по мере возможного.

Вопрос о приоритетах крайне важен при обсуждении государственной политики в части развития мобильной связи. В нынешних условиях для решения некоторых её задач необходимо предпринимать взаимоисключающие действия. Например, мобилизация средств в бюджет означает отвлечение ресурсов, необходимых операторам для строительства сетей. Эффективность использования РЧР требует его концентрации, что противоречит задаче стимулирования конкуренции.

Чтобы избежать спонтанных, хаотичных телодвижения органы власти должны, наконец, определиться со своими приоритетами. Точнее, со своим единственным безусловным приоритетом.

Шаг первый

В самом-самом начале государству в лице кого-то из первых лиц необходимо публично задекларировать отказ от политики изъятия средств у операторов мобильной связи. Президент, например, мог бы пожурить подчинённых за неверно расставленные ими акценты в ходе недавних 4G-тендеров. Мол, я же ясно написал: обеспечить максимальный доступ в Сеть для моих дорогих украинцев, где вы там вычитали «по максимальной цене»? Управленческие технологии такого рода в Украине хорошо развиты, можно не объяснять.

Ключевой тезис, который хотелось бы услышать: больше никаких многомиллиардных выплат за лицензии, операторы платят свою регулярную ренту за пользование частотами и это всё. Стоит, наверное, напомнить, что каждый год они платят примерно 3,3 миллиарда гривен, а будут платить ещё больше после освоения новых диапазонов. В предыдущих частях своего материала я привёл, как мне кажется, более чем достаточно аргументов.

Кстати, было бы интересно сравнить размер рентной платы за частоты в Украине и соседних странах. Как в абсолютных цифрах, так и приведённые к территории, численности населения и, конечно же, экономическим показателям. Все необходимые данные есть в открытом доступе. Помимо уже упоминавшихся отчётов можно порыться, например, здесь и здесь.

Подобное заявление необходимо как сигнал того, что проблема осознана руководством страны.  Очень сильным ходом было бы введение режима технологической нейтральности для всех частот, используемых для предоставления услуг в сфере телекоммуникаций. Это дало бы возможность операторским компаниям приступить к пилотным проектам в тех диапазонах, где не нужен рефарминг, конверсия и согласование частот.

Шаг второй

На следующем шаге необходимо осуществить давно назревшее и перезревшее выравнивание ставок рентной платы за пользование РЧР. Невозможно признать здоровой ситуацию, когда аналогичная по своему содержанию коммерческая деятельность  — предоставление услуг мобильной связи, предоставление услуг беспроводного широкополосного доступа, предоставление услуг широковещательных сетей, — предусматривает разницу рентной платы в пятьсот (!!!) и более раз. Это и вопрос эффективности использования РЧР, и стимулирования здоровой конкуренции.

Этот шаг позволит, в частности, положить конец затянувшейся сверх всякой меры клоунаде с отключением аналогового эфирного телевещания. Украинское государство в первый раз собиралось сделать это аж в 2015 году, с тех пор примерно каждые полгода перенося выполнение своих обещаний на «папізже». Детально о проблеме можно прочитать здесь и здесь.

Если коротко, Украина обязана это сделать, чтобы не вываливаться в который раз из общеевропейской политики согласования используемых радиотехнологий. Чтобы не создавать проблем своим соседям, попросту говоря. В силу того, что радиоволны не знают государственных границ, важным аспектом государственной политики является т.н. обеспечение трансграничной электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств. Поскольку все наши соседи уже перевели своё эфирное телевидение на использование цифрового сигнала, они передали высвободившиеся частоты, так называемый «цифровой дивиденд», для других пользователей. За редким исключением этими счастливчиками оказались операторы мобильной связи.

Украина уже завершила развёртывание сетей цифрового эфирного телевещания и, теоретически, могла бы отключить аналоговый сигнал. Однако препятствием для этого стала эгоистичная позиция украинских медиагрупп. Собственно говоря, при внимательном рассмотрении (см. ссылки, приведённые выше) речь идёт о позиции даже не медиагрупп, а их руководстве. Буквально горстка, от силы дюжина-две человек использует свою близость к авторитетным, конкретным людям, собственникам Интера, «Плюсов», ТРК Украина и медиахолдинга Пинчука, чтобы лоббировать срыв обязательств украинского государства перед нашими соседями.

Их мотивация крайне проста и незатейлива. При отключении аналогового сигнала произойдёт незначительное, по их же собственным словам, на уровне нескольких процентных пунктов, изменение рыночных долей. Вроде бы и мелочь, тем более по воле государства. Однако первым лицам медиагрупп надо будет что-то объяснять собственникам, доказывать, что по-другому было невозможно, в общем, «париться». А зачем париться, если есть возможность заблокировать переход? Вот и тянется этот очередной позор уже четвёртый год. Свежайшие решения Кабмина по данному вопросу стоят так же мало, как и решения предыдущие.

Выравнивание ставок рентной платы означает, что медиагруппам придётся платить за удовольствие ничего не менять в несколько сотен раз больше, порядка миллиарда. Полагаю, это положит конец саботажу и позволить закрыть вопрос раз и навсегда.

Повышение ставок позволит отлучить от государственной сиськи откровенно паразитические структуры вроде «ММДС-Украина», и нишевых игроков, которые тихонько возятся в своей песочнице исключительно в силу крайней дешевизны (для них одних) частотного ресурса. Впрочем, шанс надо дать всем.

Инструментом отделения дееспособных, добропорядочных игроков от искателей монопольной ренты является введение режима технологической нейтральности. Если, например, ООО «Интеллектуальные коммуникации» (ТМ Giraffe) готова играть на равных с другими игроками, она переоформит действующую лицензию, развернёт ещё одну LTE-сеть и будет конкурировать на равных с «большой тройкой». Или не развернёт и покинет рынок, освободив частоты.

Чтобы максимально упростить и ускорить решение этой задачи, НКРСИ и Кабмин могут реализовать технейтральность в самой простой, минимальной форме. Для этого достаточно опросить нынешних пользователей частот какие технологии они хотели бы иметь возможность внедрять в рамках полученных лицензий.  Затем эти пожелания необходимо отобразить в Национальной таблице  распределения полоса и Плане использования радиочастотного ресурса. В результате руки у операторов окажутся развязаны. А уже после принятия законодательных новаций они получат полноценную технологическую нейтральность.

Главным результатом второго шага станет демонстрация реальных, а не декларативных приоритетов государства. Отказ от выравнивания ставок станет сигналом того, что ни эффективность использования частот, ни стимулирование конкуренции не интересуют, на самом деле,  украинское государство и его институты.

Шаг третий

Подойдя вплотную к решению комплекса вопросов, связанных с проведением тендера на частоты в диапазоне 900 МГц, органы власти обязаны определиться по важнейшему вопросу, что именно они принимают как приоритет. Приоритет, который,  напомню, возможен всегда и только в единственном числе. Окончательный, ультимативный, true. По совокупности обстоятельств приоритетом должно быть принято преодоление «цифрового разрыва». В указе Президента эта задача формулируется как «обеспечение широкого доступа населения к глобальной сети Интернет». Соответственно, эффективность использования РЧР должна иметь приоритет над выравниванием сложившихся диспропорций, стимулированием конкуренции и любыми иными задачами государственной политики.

Принимая приоритетом эффективность использования РЧР, целесообразно ввести режим технейтральности, если это не было сделано на самом первом шаге. Очевидно, что данный режим не предполагает отдельной оплаты со стороны операторов за возможность использовать новые технологии. Только плата за использование частот, весьма, напомню, немаленькая.

Далее государство обязывает операторов провести рефарминг диапазона 900 МГц. После этого каждая компания делает в своих частотах то, что находит нужным. Если, как это бывало ранее, органы власти не устоят перед давлением третьего игрока, им придётся начинать с переговоров об условиях перераспределения частот. Точно так же, как это имело место в случае 1800 МГц, собственно говоря. Далее происходит обмен частотами и рефарминг, после чего вводится технейтральность в том или ином виде.

Шаг четвёртый

Всё, что связано с диапазоном 900 МГц возможно сделать ещё в этом году. Высвобождение «цифрового дивиденда», скорее всего, сможет начаться уже только в 2019-ом, после введения новых ставок рентной платы и отказа медиагрупп использовать данные частоты.  В связи с этим возникает возможность увязать между собой оба вопроса, т.е. конверсию 900 МГц и 700-800 МГц диапазонов. При лицензировании «цифрового дивиденда» целесообразно поставить во главу угла скорость развёртывания и территориальный охват новых сетей. Стоимость лицензий должна быть минимальной, а то и равна нулю. Достаточно того, что операторы платят и будут платить за них весомые регулярные платежи.

Примерами такого подхода является развёртывание 700 МГц 4G-сетей в странах Скандинавии. Учитывая крайне непростой рельеф и низкую плотность населения, государство отказалось от лицензионных выплат, заменив их жёсткими требованиями в части покрытия и ёмкости. Механизм лицензирования для подобных ситуаций давно известен и называется «конкурсы красоты». Операторы соревнуются, обещая кто сделает больше и быстрее в рамках предоставленного частотного ресурса.

Частоты «цифрового дивиденда» могут быть использованы при поисках компромисса о судьбе диапазона 900 МГц. Например, каждый из операторов может претендовать на равный совокупный объём частот. Соответственно, вместо перераспределения 900 МГц частот Vodafone и lifecell соглашаются на компенсацию в диапазоне 700-800 МГц.

С чего начать?

Всё вышеописанное не является ни лёгким, ни тривиальным. Многочисленные дефекты нормативной базы, институциональная слабость органов власти, наличие многочисленных центров влияния играют против успеха очередного шага вперёд. Ошибки на этапе планирования и реализации регуляторных новаций крайне сложно отыграть назад. Решение вышеперечисленных задач сильно бы упростилось,  будь у НКРСИ и Кабмина возможность чего-то вроде экспериментальной площадки для пилотного проекта, ограниченного по масштабу.

В этом плане представляется перспективной идея, которую с недавних пор обсуждается участниками рынка. Речь идёт о том, чтобы начать преодоление «цифрового разрыва» с Луганской и Донецкой областей. К сожалению, мне не известны детали этого предложения, поэтому приходится реконструировать динозавра по фрагментам его скелета. В зоне АТО перед украинским государством стоит ряд весьма непростых задач. Одной из них является борьба за сердца и умы наших сограждан, уже четвёртый год находящихся в тяжелейшей социально-экономической ситуации.

Появление сплошного, 100% покрытия 3G/4G-сетями даст органам власти возможность наглядным, убедительным образом продемонстрировать их жителям этих регионов, что государство делает для них то же, а то и больше, чем для остальных граждан. Избрав территорию Луганской и Донецкой областей в качестве площадки для пилотного проекта развёртывания 3G/4G-сетей в диапазонах 700-900 МГц, Кабмин и НКРСИ могли бы сильно упростить жизнь и себе, и операторским компаниям. Возможность показать, что жители прифронтовых территорий являются приоритетной, в некотором смысле  привилегированной группой,  дорогого стоит. И не только в переносном смысле. Полагаю, даже самые бдительные патриоты не станут требовать слупить по максимуму за возможность построить сети в зоне военного конфликта.

Альтернативной площадкой для экспериментов с нормативной базой мог бы стать киевский метрополитен. В частности, там можно было бы отработать вопросы совместного использования спектра и оборудования.

Одним из результатов пилотного проекта стало бы появление нормативной базы, включая согласованные регламенты, договорённости между операторами и т.п. Учитывая локальный, ограниченный масштаб, с одной стороны, и специфические критерии оценки результатов, с другой, органы власти получили бы возможность подготовиться к воспроизводству наработанных решений в общенациональном масштабе.

Всё вышеперечисленное — не более чем один из множества возможных вариантов решения задачи. Автор не ставил перед собой цель детально прописать все актуальные возможности. Цель настоящего материала — привлечь внимание к некоторым особенностям процессов, связанных с эволюцией национальной системы телекоммуникаций.

Многолетнее отставание Украины в области телекоммуникаций имеет и свои плюсы. Мы обсуждаем решение задач, которые уже были решены до нас десятки, если не сотни раз. Нет нужды изобретать колесо или велосипед. Мы не отправляем человека в космос. Достаточно не врать относительно целей и задач. Достаточно определиться с приоритетами. Всё остальное приложится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4