Домой Рынок Конференции Правовое регулирование кабельных операторов

Правовое регулирование кабельных операторов

ПОДЕЛИТЬСЯ
10 декабря в конференц-зале столичной гостиницы «ИнтерКонтиненталь» состоялось уникальное для украинского ТВ-рынка событие — Первый всеукраинский правовой форум кабельных провайдеров, организаторами которого выступили Ассоциация правообладателей и поставщиков контента (АППК) и юридическая компания Jurimex. Новизна мероприятия не в формате, а в направлении рассматриваемых вопросов — впервые в нашей стране тема правового регулирования украинской кабельной индустрии была вынесена на обсуждение широкой общественности.

Общеизвестный факт — кабельные операторы в нашей стране менее юридически подкованы и более подвержены регуляторному давлению, чем украинские телеканалы. Свою лепту вносит несовершенное и во многом устаревшее украинское законодательство о телевидении. Еще больше усугубляет ситуацию далеко не всегда однозначная и во многом спорная трактовка существующего на данный момент закона украинскими судами и регуляторными органами.

Между тем украинская медиаиндустрия чувствует себя намного увереннее на правовом поприще, чем кабельщики. В частности, мероприятий с ярко выраженным юридическим акцентом, подобных отчетному, но с ориентацией на насущные вопросы телеканалов было организовано и проведено много. А вот тонкости правового регулирования кабельных операторов были подробно рассмотрены впервые.

Без преувеличения можно сказать, что вопросы, которые организаторы Первого всеукраинского правового форума кабельных провайдеров вынесли на обсуждение, знакомы каждому оператору кабельного ТВ Украины:

  • лицензирование деятельности провайдеров программной услуги;
  • государственный контроль деятельности провайдеров;
    взаимоотношения провайдеров программной услуги и организаций коллективного
  • управления;
  • управление контентом: регуляторные ограничения и перспективное законодательство.

Еще большей значимости форуму придал факт участия в нем сразу двух народных депутатов Украины нового созыва — Елены Бондаренко, президента АППК и руководителя рабочей группы по подготовке новой редакции Закона о телевидении и радиовещании, а также Николая Княжицкого, до недавнего времени генерального директора телеканала ТВі.

Лицензирование

Юрий КрайнякПервый доклад форума был посвящен актуальным вопросам лицензирования деятельности провайдеров программной услуги. Юрий Крайняк, управляющий партнер юридической компании Jurimex, очень детально и подробно рассмотрел все правовые нюансы данной процедуры:

  • получение лицензии провайдера;
  • необходимые документы;
  • переоформление лицензии;
  • правила формирования программных пакетов;
  • ретрансляция иностранных телеканалов;
  • адаптация иностранных телеканалов.

По мнению г-на Крайняка, в украинских реалиях есть определенные разрывы между тем, что написано в законе, как он трактуется регулятором, и что в итоге происходит на практике. Существующие реалии лицензирования деятельности украинских кабельных операторов являются ярким тому подтверждением.

Получение лицензии провайдера программной услуги должно происходить по регистрационному принципу без конкурса на основании заявления и на срок не меньше 10 лет. Часть 6 статьи 40 действующего на данный момент Закон Украины «О телевидении и радиовещании» четко регламентирует зону ответственности Национального совета при рассмотрении заявления о выдаче лицензии:

  • выдача лицензии провайдера программной услуги;
  • утверждение пакета программ универсальной программной услуги на территории, на которой предусматривается предоставление программных услуг.

Заявление о выдаче лицензии провайдера подается в соответствии со статьей 24 Закона о телерадиовещании. А согласно статьи 40 к заявлению должен прилагаться следующий перечень документов, на основании которых выдается лицензия:

  • общая концепция пакетирования (перечень) программ, приобретенных для ретрансляции;
  • документы, подтверждающие приобретение и право на распространение (ретрансляцию) программ другого вещателя.

Другими словами, закон не обязывает провайдеров подавать какие-либо дополнительные документы, кроме общей концепции и копий договоров для ретрансляции программ, не входящих в УПУ.

«Таким образом, действующее законодательство не предусматривает оснований для отказа в выдаче лицензии провайдера программной услуги. А регистрация является единственным и достаточным условием выдачи лицензии», — считает Юрий Крайняк. Это подтверждает и практика Высшего административного суда Украины: «Факт подачи заявителем документов с соблюдением требований статей 24 и 40 Закона в силу осуществления лицензирования данного вида деятельности по регистрационному принципу является единственным и достаточным основанием для принятия решения о выдаче лицензии… Ссылки Нацсовета на положение статьи 30 Закона, как основание для отказа в выдаче лицензии, являются противоправными, так как данной нормой устанавливаются основания для отказа в выдаче лицензии на вещание, а не лицензии провайдера» (определение Высшего административного суда Украины от 22 декабря 2011 года в деле №К-5979/09).

Однако на практике, как считает докладчик, «регулятор часто злоупотребляет своим положением и дописывает закон по своему усмотрению». Так, к примеру, Нацсовет требует от провайдеров документы, перечень которых установлен Положением о порядке выдачи лицензии провайдера программной услуги (решение Нацсовета от 28 декабря 2011 года №2979), а именно:

  • копии уставных документов;
  • перечень программ для ретрансляции, в том числе состав универсальной программной услуги;
  • копии документов о приобретении прав на ретрансляцию телеканалов;
  • копии договоров с оператором телекоммуникаций или уведомление о включении в реестр операторов, провайдеров телекоммуникаций.

По мнению Юрия Крайняка, Закон Украины «О телевидении и радиовещании» не предусматривает процедуры переоформления лицензии провайдера программной услуги. В статье 35 предусмотрена только процедура переоформления лицензии на вещание. В то же время Закон не отождествляет понятия «лицензия на вещание» и «лицензия провайдера программной услуги»: статья 1 Закона о телерадиовещании определяет лицензию провайдера программной услуги как документ, который удостоверяет право лицензиата предоставлять программные услуги с использованием ресурса многоканальных телесетей, а лицензию на вещание — как документ, который удостоверяет право лицензиата в соответствии с условиями лицензии осуществлять вещание, использовать каналы вещания, сети вещания, каналы многоканальных телесетей. Исходя из вышесказанного, «законодательством разграничиваются понятия вещателя и провайдера программной услуги, а также лицензий, на основании которых осуществляют свою деятельность субъекты хозяйствования» (определение Высшего административного суда Украины от 19 апреля 2011 года по делу №К-35188/10).

Однако, согласно принятому Нацсоветом вышеупомянутому подзаконному акту (Положение о порядке выдачи лицензии провайдера программной услуги), основанием для переоформления лицензии провайдера являются:

  • изменения наименования провайдера, организационно-правовой формы юрлица или его собственников, места регистрации;
  • намерения лицензиата внести изменения в условия лицензии.

Это, по мнению докладчика, противоречит действующему законодательству, так как «условия лицензии» определены (статья 1 Закона о телерадиовещании) только для лицензии на вещание и приложений к данной лицензии: организационные, технологические и содержательные характеристики вещания, а также организационно-технические, финансовые и инвестиционные обязательства организации-лицензиата. Таким образом, Закон не содержит такого понятия, как «условия лицензии провайдера программной услуги».

Согласно статье 72 Закона о телерадиовещании, Национальный совет применяет санкции к телерадиоорганизациям в случае нарушения ими требований Закона или лицензионных условий. Санкции же к провайдерам программной услуги применяются в случае нарушения ими требований Закона о телерадиовещании. Аналогично — решение об оглашении предупреждения принимается в случае первого нарушения «законодательства или условий лицензии» телерадиоорганизацией или первого нарушения «законодательства» провайдером программной услуги.

«Право лицензиата предоставлять программные услуги не зависит от условий лицензии. В этом и есть отличие от права на вещание, которое определено для телекомпаний и может реализовываться только в соответствии с условиями лицензии. Таким образом, логика закона направлена на максимальную дерегуляцию деятельности провайдеров программной услуги. Однако на практике Нацсовет обязал провайдеров переофрмлять лицензии на вещание», — подчеркнул г-н Крайняк.

appk_02Много нареканий у докладчика также вызвали так называемые правила формирования программных пакетов (правила ретрансляции), жестко контролируемые Нацсоветом. По мнению юриста, Закон предусматривает только один документ, определяющий перечень телерадиопрограмм, которые предусмотрено предоставлять в составе программной услуги — это договор между провайдером и абонентом (часть 7 статьи 39 Закона о телерадиовещании). Таким образом, лицензия провайдера не должна определять перечень телеканалов, которые предоставляются в составе программной услуги. А из части 4 статьи 40 Закона о телерадиовещании следует, что:

  • концепция подбора программ для ретрансляции может содержать только принципы и основания подбора телеканалов (к примеру: детские, информационные, спортивные и т.д.), но не их перечень;
  • концепция, хоть и является приложением к лицензии, но ее изменение не влечет за собой переоформление лицензии, а только требует процедуры перерегистрации самого приложения;
  • перечень каналов, которые ретранслируются провайдером, передается в Нацсовет ежегодно в подтверждение соответствия перечня условиям общей концепции.

«На практике же вместо лицензии провайдера, которая бы отвечала требованиям постановления Кабмина, Нацсовет выдает лицензии провайдера по самостоятельно придуманному образцу. Вместо принципов и оснований подбора программ Нацсовет требует внесения в лицензию полного перечня ретранслируемых каналов и применяет санкции, если по факту этот перечень немного шире или уже. Изменение же перечня программ расценивается Нацсоветом как основание для переоформления лицензии провайдера, что законом не предусмотрено. Таким образом, заложенная в законодательство информация об исполнении общей концепции подбора программ превращается в обычную декларацию «данным сообщаю, что ничего не нарушал»», — рассказал г-н Крайняк.

Не все гладко в нашей стране обстоит и с ретрансляцией иностранных телеканалов. Прежде всего докладчик отметил тот факт, что, согласно части 1 статьи 42 Закона о телерадиовещании, ретрансляция телерадиопрограмм и передач, содержание которых отвечает требованиям Европейской конвенции о трансграничном вещании, на территории Украины не должно каким-либо образом ограничиваться. А часть 2 данной статьи обязует адаптировать содержание предназначенных для ретрансляции программ под требования законодательства Украины субъекта, находящегося под юрисдикцией Украины, который планирует осуществлять ретрансляцию и получил на это разрешение правообладателя, не попадающего под юрисдикцию страны-участника Конвенции о трансграничном телевидении или государства-члена ЕС.

Согласно статьи 5 Конвенции обеспечение соответствия условиям этой Конвенции всех программ, которые транслируются попадающими под ее юрисдикцию вещателями, ложится на сторону, осуществляющую трансляцию. При этом Украина отдельно оговорила и оставила за собой только право ограничивать на своей территории ретрансляцию программ, содержащих рекламу алкогольных напитков в части, что не отвечает национальному законодательству (до 23:00). Кроме ограничений ретрансляций, связанных с рекламой алкогольных напитков, никаких иных оговорок делать нельзя: участникам Конвенции запрещается ссылаться на особые положения внутреннего вещательного законодательства или инструкции в областях, охватываемых настоящей Конвенцией (реклама и телеторговля, спонсорство, ответственность телевещателя за поддержание качественных стандартов программы и т.п.), для ограничения приема или недопущения ретрансляции на своей территории телевизионной программы, передаваемой с территории другого участника, которая соблюдает положения настоящей Конвенции.

Конвенция также предусматривает действия национальных регуляторов при выявлении ими нарушения требований Конвенции: он уведомляет об этом нарушении сторону, осуществляющую трансляцию, и обе стороны принимают меры по разрешению этой проблемы. Если нарушение имеет очевидный, серьезный и тяжелый характер и приводит к возникновению сложных общественных проблем, а также если оно длится в течение двух недель после уведомления о нем, сторона, осуществляющая прием, может временно приостановить ретрансляцию канала, который нарушает Конвенцию (статья 24 Конвенции).

Таким образом, вопрос о том, отвечает ли тот или иной иностранный вещатель требованиям Конвенции, находится в исключительной компетенции регуляторных органов той страны, под юрисдикцию которой попадает вещатель. И украинский регуляторный орган вправе оценивать соответствие требованиям Конвенции только украинских вещателей. В случае, если украинский регулятор установит несоответствие того или иного канала требованиям Конвенции, он все равно не вправе запрещать ретрансляцию данного канала. Однако, при наличии определенных условий, Конвенция предусматривает возможность временно приостановить ретрансляцию, но не запретить ее полностью.

«На практике у нас все иначе: Нацсовет сам решает, кто соответствует, а кто — нет. Если телеканал не попал в так называемый «список адаптированных телеканалов», то получается, что он по умолчанию «нарушает», и ретрансляция такого телеканала запрещается в нашей стране. И здесь встает вопрос уже к самому национальному регулятору — почему он вовремя не смог среагировать и провести мониторинг ситуации?», — констатировал очередную существующую проблему регулирования Юрий Крайняк.

«Законодательство Украины не содержит действующей процедуры адаптации иностранных телеканалов, а действия Национального совета по утверждению списка адаптированных каналов не являются законными», — уверен докладчик. Хотя такая процедура описана в решении Национального совета №1787 (Положение о порядке лицензирования вещания (кабельного) и осуществления ретрансляции телерадиопрограмм и передач), но судебная практика говорит об обратном.

«Коллегия судей согласна с выводом судов низших инстанций в части безосновательности ссылок Национального совета на решение №1787. Судами установлено, что это решение не было опубликовано в установленном законом порядке, а значит применяться оно не может» (определение Высшего административного суда Украины от 22.12.2011 в деле № К-5979/09).

Фактически, исходя из законодательства Украины, можно сделать следующий вывод по основным вопросам лицензирования:

  • Форма лицензии провайдера программной услуги должна отвечать общей форме, установленной Кабмином (постановление О внедрении лицензии единого образца от 20 ноября 2000 года №1719). К лицензии должно прилагаться одно приложение — программная концепция (без указания конкретного перечня и количества транслируемых телеканалов).
  • Нацсовет вправе контролировать лишь соответствие контента провайдера требованиям законодательства, а также наличие в сети программ УПУ. Но при этом вопросы количества ретранслируемых телеканалов, состав программ программной услуги, число абонентов и прочее не является объектом контроля со стороны Нацсовета.
  • Нарушение требований лицензии, таких как отсутствие в сети провайдера каких-то каналов (не входящих в УПУ) или добавление других не может быть основанием для привлечения провайдера к ответственности.

Государственный контроль

Юрий КрайнякНе менее критичной по отношению к госрегулятору была тема второго доклада Юрия Крайняка — «Государственный контроль над деятельностью провайдеров программной услуги». Докладчик начал со статистики: за прошлый год Нацсовет провел 394 проверки (210 плановых и 184 внеплановых). По их результатам было принято 110 решений о предупреждении, а также подано 6 исков в суд об аннулировании лицензии.

Однако, по мнению докладчика, действующие Законы Украины не содержат норм, которые бы наделяли Нацсовет правами проводить проверки провайдеров программной услуги. Сумятицу в этот вопрос внес украинский суд: «согласно статье 1 Закона о Нацсовете Национальный совет является конституционным, постоянно действующим коллегиальным органом, целью деятельности которого является надзор за соблюдением законов в сфере телерадиовещания, а значит — он может проводить проверки (определение Киевского апелляционного административного суда от 20 марта 2012 года в деле №2а-16704/10/2670). Ведь такая формулировка противоречит европейским принципам: «Закон должен определять объем любых дискреционных полномочий компетентных государственных органов и порядок их реализации с достаточной ясностью, а также давать адекватную защиту от государственного произвола» (решение Европейского суда по правам человека от 17.06.2008 в деле «Мелтекс ЛТД» против Армении»).

Ожидается, что принятие нового Закона о телевещании должно будет значительно снизить регуляторное давление на кабельных операторов. Пока же следует детально разобраться в существующей процедуре, обозначенной в Инструкции о порядке осуществления проверок телерадиоорганизаций и провайдеров программной услуги.

Причиной решения о проведении внеплановой проверки может быть:

  • собственное желание лицензиата (обычно инициируется компанией для снятия предупреждения);
  • обнаружение Нацсоветом «при выполнении своих надзорных полномочий» нарушения провайдером законодательства;
  • проверка исполнения провайдером решений или предписаний Нацсовета относительно нарушений законодательства, выявленных при прошлых проверках;
  • заявления третьих лиц о наличии нарушений со стороны провайдера;
  • проведение повторной проверки.

Так как неполучение лицензиатом уведомления о проведении проверки, оформленного надлежащим образом, является основанием для недопуска сотрудников Нацсовета к ее проведению, то следует знать, что:

  • уведомление о проведении проверки отправляется лицензиату не позже чем за 10 дней до даты проведения плановой или 5 дней до внеплановой проверки;
  • уведомление отправляется по месту регистрации лицензиата рекомендованным письмом, телефонограммой или путем непосредственного вручения работником Нацсовета руководителю или уполномоченному лицу под расписку;
  • уведомление должно содержать: даты начала и завершения проверки; наименование или ФИО лицензиата, который проверяется; наименование органа, осуществляющего проверку; указание типа проверки (плановая/ внеплановая); номер и дата решения о проведении проверки.

Кроме того, г-н Крайняк советует обратить внимание на следующие нюансы:

  • предписание («припис») Национального совета — это обязательное для исполнения в установленные сроки требование Нацсовета лицензиату относительно устранения нарушений законодательства или условий лицензии, которое не предусматривает применение санкций к лицензиату;
  • инструкция проведения проверок не предусматривает обязательств лицензиата предоставлять проверяющим копии документов (при проверке документы подаются только для ознакомления);
  • как уже было сказано выше, провайдер программной услуги отвечает только за нарушение Закона о телерадиовещании, но не за нарушение условий лицензии;
  • инструкция проведения проверки не предусматривает осуществление мониторинга как основы для проверки.

Аннулирование лицензии провайдера может произойти в судебном порядке только в том случае, если Национальный совет сможет доказать систематичность нарушения провайдером требований Закона о телевидении и радиовещании, законодательства о защите общественной морали или об авторских и смежных правах. Но изначально «к провайдеру должны быть применены санкции, предусмотренные статьей 72 Закона, в виде предупреждений или штрафов. До этого обращение в суд за аннулированием лицензии является преждевременным (определение Высшего административного суда Украины от 19 апреля 2011 года по делу №К-34557/10).

Кроме того, «Нацсовет может вынести решение об обращении в суд об аннулировании лицензии только после того, как нарушения не были устранены провайдером после предупреждения и взыскания штрафа. Если штраф не накладывался и не взыскивался, Нацсовет не имеет права выносить решение об обращении в суд за аннулированием лицензии провайдера» (определение Одесского апелляционного административного суда от 27 ноября 2012 года в деле №2а-1198/12/2170)

Само же решение о взыскании штрафа, согласно статьи 72 Закона, принимается только в следующих случаях:

  • если после вынесения предупреждения соответствующие нарушения не были устранены;
  • если провайдер за время после уплаты им предыдущего штрафа уже получил не менее трех предупреждений.

Права интеллектуальной собственности

Оксана ЕфимчукТема сложных взаимоотношений провайдеров программной услуги и организаций коллективного управления (ОКУ), которые управляют имущественными правами авторов на коллективной основе, была поднята в докладе Оксаны Ефимчук, старшего юриста юридической компании Jurimex. Основная проблема — необходимо ли провайдеру программной услуги, в дополнение к договору с вещателями на ретрансляцию программ, заключать договор об использовании объектов права с первоначальными владельцами прав на объекты интеллектуальной собственности, которые входят в программу?

На данный момент на рынке существует две противоположные позиции на этот счет.

Первая из них заключается в том, что провайдер не осуществляет коммерческого использования объектов интеллектуальной собственности, входящих в программу, поэтому платить не должен. Основная аргументация:

  • провайдер предоставляет посредническую услугу по обеспечению абонентам возможности просмотра пакетов программ;
  • не провайдеры, а оператор телекоммуникаций непосредственно обеспечивает доступ к пакету программ;
  • не провайдеры, а телерадиоорганизация создает и комплектует программу и в дальнейшем ее распространяет;
  • провайдер использует отдельный объект смежных прав — программу организации вещания, а не объекты авторских и смежных прав, которые в нее входят.

Защитники второй позиции настаивают на том, что провайдер — субъект коммерческого использования объектов интеллектуальной собственности, входящих в программу, поэтому он должен платить. Основная аргументация:

  • передача — это аудиовизуальное произведение и объект авторского права, а программа — совокупность передач;
  • провайдер осуществляет публичный доступ путем ретрансляции программы как совокупности объектов авторского права;
  • исключительное право разрешать и запрещать использование объектов авторского права имеет лицо, обладающее авторским правом;
  • получение разрешения на публичное оповещение программы организации вещания не освобождает провайдера от обязанности получить разрешение на использование объектов, входящих в нее.

Законодательная база пока не может дать четкого ответа на этот вопрос. Так, по словам докладчицы, заключение хозяйственного договора является обязательным, если существует прямое указание закона (статья 179 Хозяйственного кодекса Украины). Однако в Законе такое «прямое указание» отсутствует. Обязательства же провайдеров заключать договоры с ОКУ и платить им вознаграждение установлено не Законом, а подзаконным актом — постановлением Кабинета Министров от 18.01. 2003 №71.

Существующая на сегодняшний день судебная практика, рассматривающая тяжбы по использованию провайдерами объектов интеллектуальной собственности, еще больше обостряет ситуацию. До 2009 года все дела по искам уполномоченных ОКУ об обязательствах провайдеров заключить договор и выплатить вознаграждение решались в пользу провайдеров в виду отсутствия прямого указания Закона об обязательности заключения договора.

Однако с 2009 года ситуация резко изменилась в пользу ОКУ. Основная аргументация: провайдер — субъект коммерческого использования путем публичного повторного оповещения. Обязательность заключения субъектом коммерческого использования (провайдером программной услуги) фонограмм и видеограмм соответствующего договора о выплате вознаграждения установлена частью третьей ст.179 ХК, статьей 43 Закона об авторском праве, пунктом 4 раздела II Постановления Кабинета министров от 18.01.2003 г. № 71.

Ожидается, что решить проблему несовершенства действующего законодательства должна новая редакция Закона «О телевидении и радиовещании». По словам Елены Бондаренко, скорее всего, туда будет заложен принцип избегания двойного финансового «налогообложения» провайдеров программной услуги: «Мы, как ассоциация, против такого подхода. Никто ведь не собирается взимать с почтальона плату за то, что он разносит людям почту. А ведь здесь логика идентичная — газеты и журналы так же, как и телепрограммы, формируются из объектов интеллектуальной собственности».

Управление контентом

Наталья КлитнаяВыступление Натальи Клитной, вице-президента АППК, с докладом «Управление контентом в сетях провайдеров программной услуги: регуляторные ограничения и перспективное законодательство» было построено на анализе текущего состояния и перспективных изменениях, которые будут реализованы в новом Законе Украины «О телевидении и радиовещании».

Начала г-жа Клитная с жесткой критики деятельности Нацсовета в решении текущих вопросов управления контентом в сетях операторов кабельного ТВ: «Провайдеры программной услуги, согласно действующему Закону о телерадиовещании, самостоятельно формируют содержание программной услуги на основании договоров с абонентами и правообладателями. Однако созданная Национальным советом эффективная система подзаконных регуляторных актов (Положение о порядке лицензирования, Правила формирования программной услуги, План развития телеинформационного пространства, Перечень адаптированных зарубежных каналов) предоставляет главному регулятору в сфере медиа расширенные полномочия и полностью отбирает у провайдера их права, заложенные в Законе. Таким образом, государство заняло первое и самое влиятельное положение в системе управления контентом в сетях провайдеров. Соответственно, по цепочке, свое законное право влиять на контент теряют зрители и правообладатели, которые состоят в договорных отношениях с провайдером.

Политика Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания, основанная на действующем Законе о телевидении, характеризуется «чрезмерной» зарегулированностью традиционных медиа и полным отсутствием рычагов влияния на субъекты хозяйствования, осуществляющих предоставление медиауслуг в области информационных технологий (ИT). Такая ситуация приводит к дисбалансу на рынке контента, который выражается в таких негативных массовых явлениях, как пиратство и безлицензионная деятельность, что не позволяет рынку контента гармонично развиваться, «приучает» потребителя к «халяве», ущемляет интересы создателей контента и традиционных систем доставки платного контента к потребителю — лицензированных провайдеров программной услуги.

На данный момент каждый шаг Нацсовета «навстречу» индустрии сопровождается какими-то побочными эффектами. Несмотря на то, что провайдер осуществляет один вид деятельности, независимо от технологии передачи сигнала, а двойное лицензирование одного вида деятельности запрещено Законом, Нацсовет при обращении провайдера за уточнением лицензионных условий (например, добавлением или переходом на IPTV), требует получение новой лицензии.

С целью приведения лицензионной деятельности провайдеров программной услуги в соответствие с требованием существующего Закона 27 ноября 2012 года Ассоциации сферы платного телевидения направили Нацсовету предложения внести изменение в Положение о порядке выдачи лицензии провайдера программной услуги и обеспечить:

  • минимизацию объема информации, содержащейся в бланке лицензии провайдера программной услуги, в том числе отказ от практики включения в лицензии информации о перечне программ с последующим согласованием с регулятором изменений в этом перечне;
  • реальное внедрение принципа технологической нейтральности, а именно отказ от указания в лицензии технологий, применяемых провайдером для ретрансляции сигнала;
  • внедрение прозрачных процедур получения и переоформления бланка лицензии.

Между тем, мы уже давно ждем выполнения обещания Национального совета по отмене списка адаптированных зарубежных каналов и переченя программ к лицензии».

Елена БондаренкоПроблемную ситуацию в вопросах управления контентом, по мнению г-жи Клитной, должен исправить новый Закон «О телевидении и радиовещании», разработкой которого в марте 2012 года по инициативе Елены Бондаренко занялась рабочая группа, созданная при парламентском подкомитете по вопросам телевидения и радиовещания. Данный Закон должен:

  • обновить положения Закона с учетом технического развития и новых аудиовизуальных услуг;
  • упростить регулирование, изъяв излишние технические детали;
  • обеспечить четкость и предсказуемость законодательного регулирования в этой сфере, прежде всего в части ограничений деятельности СМИ (лицензирование, ограничения контента, проверки, санкции и т.п.);
  • согласовать профильный Закон с европейскими стандартами.

Ожидается (по словам Елены Бондаренко), что в новом Законе будут значительно урезаны полномочия Нацсовета. Так, уже сейчас можно сказать, что новый Закон внесет изменение в регулирование: лицензированию, как разрешительной процедуре, будет подлежать только предоставление аудиовизуальных услуг с использованием ограниченного радиочастотного ресурса. Для получения разрешения на осуществление деятельности по предоставлению других аудиовиуальных услуг регулятору нужно будет всего лишь отправить уведомление за 10 дней до начала предоставления услуги.

Для провайдеров программной услуги будет введено новое определение: «распространитель программ» — субъект хозяйствования, осуществляющий формирование пакетов программ, которые ретранслируются, и обеспечивающий на договорных началах возможность их просмотра (прослушивания) абонентами путем использования телекоммуникационных сетей.

Согласно Директиве Совета Европы 89/552/ЕС будут выделены два основных вида предоставления аудиовизуальных медиауслуг:

  • линейные аудиовизуальные услуги, под которыми разработчики понимают аудиовизуальные услуги, предоставляемые распространителем в режиме реального времени путем трансляции или ретрансляции для одновременного массового приема потребителями при помощи бытовых устройств;
  • нелинейные аудиовизуальные услуги — аудиовизуальные услуги, предоставляемые распространителем для просмотра (прослушивания) в выбранное пользователем время по его желанию на основании каталога передач, сформированного субъектом предоставления такой услуги.

Кроме того, по словам докладчика, в новую редакцию заложен один интересный правовой принцип, который должен способствовать начальному бизнесу по предоставлению ТВ-услуг: не подлежит регулированию распространение аудиовизуальной информации путем ретрансляции с использованием телекоммуникационной сети, если количество лиц, получающих доступ к аудиовизуальной информации, не превышает 250.

Наряду с ограничением полномочий планируется усиление контрольных функций госрегулятора. Так, Нацсовет будет иметь право накладывать штрафные санкции также на субъектов хозяйствования, которые не уведомили о своей деятельности по предоставлению аудиовизуальных услуг. Эта норма, по мнению разработчиков законопроекта, должна стать эффективным рычагом воздействия на «пиратский» сектор предоставления контента. «АППК будет настаивать на достаточно суровых санкциях к распространителям контента за нарушения прав правообладателей и поставщиков контента. В то же время распространители программ, при уведомлении Нацсовета о своей деятельности, освобождаются от необходимости предоставления в Нацсовет документов, подтверждающих наличие права ретрансляции контента», — рассказала о своем видении данной нормы г-жа Клитная.

С целью законодательного урегулирования взаимоотношений провайдеров программной услуги и организаций коллективного управления внесено предложение ко второму чтению Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительного урегулирования вопросов авторского права и смежных прав» (законопроект № 6523). В нем прописано, что провайдер программной услуги не осуществляет выплату вознаграждения за использование объектов авторского права и (или) смежных прав, содержащихся в передачах (программах) организации вещания, в таких случаях, если:

  • указанные объекты содержатся в передачах (программах) универсальной программной услуги;
  • между провайдером программной услуги и организацией вещания или другим субъектом смежных прав на передачи (программы) вещания заключен договор, согласно которому организация вещания или иной субъект смежных прав на передачи (программы) вещания берет на себя ответственность за урегулирование претензий третьих лиц.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?