Тезисы, видео и презентация доклада на круглом столе «Европейское регулирование 5G», состоявшемся 26 ноября.

Вопрос об адекватных формах регулирования технологий пятого поколения возник как одно из следствий конфликта между США и КНР.

Очень важно сразу зафиксировать этот момент: вопрос о регулировании 5G не является сугубо техническим, рыночным либо административным. Это вопрос политический, вопрос международной политики в глобальном измерении и внешнеполитический для Украины. Он вырос из этой проблематики международных отношений, развивается под её воздействием и целиком от неё зависит.

Невозможно ни понять происходящее в этой сфере, ни найти выход из ситуации без учёта международного аспекта ситуации.

Цель настоящего доклада — напомнить ключевые факты касательно генезиса проблемы и нынешней ситуации.

Международный аспект

Конфликт вокруг китайских технологических компаний был инициирован администрацией Трампа. Составная часть стратегии противодействия КНР. Малоизвестный факт — одной из ключевых фигур Лен Ходорковский, выходец из Черновцов. Его замысел — адаптировать риторику времён Холодной войны, представив соперничество двух крупнейших экономик мира как бескомпромиссное сражение Добра и Зла.

Результатом стала инициатива Clean Network. Её содержание сводится к простому «ничего китайского».

В рамках антикитайской кампании оказались смешаны несколько проблем принципиально разной природы.

  1. Активные мероприятия китайских спецслужб, которые очень эффективно используют конвенциональные инструменты такие как агентурная разведка.
  2. Использование цифровой среды государственными и негосударственными акторами так или иначе связанными с КНР, а это и спецслужбы, и организованная преступность, и коммерческие компании, которые используют сомнительные бизнес-практики.
  3. Наконец, целенаправленное создание скрытых инструментов удалённого вмешательства — backdoors, — производителями телеком-оборудования из КНР, конкретно Huawei и ZTE.

Первое общеизвестно и общепринято.

Второе — то же самое.

Третьей — ни одного факта. Ни одного за вот уже четыре года.

С момента принятия Clean Network США склоняли и продолжают склонять всех своих союзников и демократические режимы к участию в этой инициативе. К участию в полном объёме, т.е. полному отказу от продуктов и услуг из КНР. Риторические приёмы и тот инструментарий, который использует американская дипломатия, могут быть охарактеризованы как спорные. Администрация Трампа не гнушалась дезинформацией и раздавала общения, которые не собиралась выполнять. Как это выглядело, мы рассмотрим чуть позже на примере Украины.

На сегодняшний день внутри европейского и евроатлантического сообществ нет ничего, даже близко похожего на консенсус относительно регулирования 5G технологий. Все без исключения соглашаются, что это актуальный вопрос. Все согласны с тем, что среди потенциальных рисков — активные мероприятия третьих стран и негосударственных акторов. Однако когда речь заходит о практических шагах в части управления этими рисками, имеют место три взгляда на этот вопрос.

Первый, яркими представителями которого являются страны Балтии и Польша, отвергает любые прагматические соображения, выдвигая на передний план идеологию.

На противоположном конце спектра мнений находятся Германия, Венгрия, Япония и ряд других стран. Они настаивают на том, что любые решения должны основываться на фактах и пока США не доказали наличие угроз, о которых рассказывают, китайские поставщики должны рассматриваться как добросовестные контрагенты.

Наконец, страны вроде Франции демонстрируют скорее оппортунистический подход, посылая разнонаправленные сигналы.

В 2019-20 годах Европейский Союз принял несколько руководящих документов, затрагивающих регулирование 5G технологий.

  • EU Security Union Strategy.
  • EU Cybersecurity Strategy.
  • Directive on security of network and information systems (the NIS Directive), в декабре 2020 введена в действие уже вторая версия, NIS 2 Directive.
  • Наконец, Cybersecurity of 5G networks: EU Toolbox of risk mitigating measures.

Ключевые особенность инструментария:

  • методология принятия решений, которую каждый участник применяет самостоятельно, исходя из наличных фактов;
  • широкий спектр затрагиваемых рисков, от геополитических до криминальных и экологических. Исчерпывающий взгляд на предмет;
  • опора на факты, рациональное управление рисками.

В руководящих документах ЕС заявлена концепция «технологического суверенитета» как рамочного подхода к взаимоотношениям с КНР и США. В сфере геополитики имеет место взаимодополняющая концепция «стратегической автономии».

В настоящее время наблюдается следующая ситуация:

  1. Администрация Байдена продолжает линию Трампа в части Clean Network. В 2021 году принят ряд федеральных актов, которыми вводятся новые запреты на использование оборудования из КНР.
  2. Союзники США по НАТО демонстрируют разнонаправленные движения. Например, один из ближайших союзников Япония в конце 2020 года объявила от отказе от политики полного запрета китайского оборудования в пользу управления рисками;
  3. Нарастающие трения с КНР и глобальный кризис логистических цепочек провоцируют рост опасений чрезмерной зависимости и ужесточение подходов к регулированию критической инфраструктуры;
  4. КНР начала выносить производство 5G оборудования на территорию ЕС.

Внешнеполитический аспект

КНР является главным внешнеэкономическим партнёром Украины. США традиционно рассматриваются как ключевой партнёр в сфере безопасности.

За годы независимости в Украине сформировались очень мощные сети влияния, продвигающие повестку дня Соединённых Штатов. До последнего времени украинцы смотрели на происходящее в мире глазами американских СМИ и групп влияния, обслуживающих американскую повестку. В Украине очень примерно представляют происходящее в КНР, нюансы конфликта вокруг технологических компаний, развитие 5G в мире.

Риторика борьбы с коммунизмом, которую использовала администрация Трампа, чрезвычайно популярна в той среде, которую принято называть «национал-патриотической» и ассоциируется с политическим курсом Петра Порошенко. Эта среда во многом продолжает определять и внутреннюю, и внешнюю политику Украины.

Ключевой тезис, который продвигало до последнего времени проамериканские круги, это необходимость идентичной политики в отношении КНР и Российской Федерации, включая нулевое доверие к их технологическим компаниям.

Скандал вокруг меморандума, подписанного ГСССЗИ и Huawei демонстрирует отсутствие последовательной рациональной технологической и внешней политики Украины. ГСССЗИ подписал декларативный документ, содержащий ритуальные фразы. Истерика, которую устроили граждане условно прозападных взглядов, ничем не закончилась, в очередной раз продемонстрировав отсутствие внятной политики Украины в отношениях с ключевыми партнёрами.

В конце 2020 года состоялся телефонный между премьер-министром Шмыгалем и замгоссекретаря Китом Крахом. Шмыгаль заявил о готовности Украины отказаться от китайского оборудования. Кит Крах заявил о готовности США компенсировать украинской стороне связанные с таким шагом убытки.  Расследование, которое было выполнено участниками рабочей группы, показало, что имело место злоупотребление доверием со стороны представителя Госдепа. На сегодняшний день США не компенсировали своим союзникам ни одного доллара убытков и только-только собираются возместить убытки собственным компаниям на общую сумму всего лишь 1,8 млрд. долларов.

Политика администрации Трампа и проблемы в отношениях США и ключевых стран ЕС вынуждают сделать вывод, что евроатлантический и европейский векторы, закреплённые в Конституции Украины, не только не совпадают, но всё большее расходятся в разные стороны.

В начале ноября 2020 года США заявили о наличии трёх центров силы, включая отдельно Россию и Китай. При этом Китай рассматривается как наиболее влиятельный соперник, с которым можно и нужно поддерживать рабочие отношения. Россия трактуется как относительно невлиятельный, но деструктивный игрок, который, тем не менее, играет ключевую роль в стратегии «сдерживания» Китая. США не скрывают, что хотели бы перетянуть Россию на свою сторону.

Украина находится внутри динамической системы, включающей США, КНР, Россию и минимум две группы влияния внутри ЕС.

Внутри треугольника США-КНР-РФ Украина имеет острый конфликт с Россией. При этом ни РФ, ни США не имеют возможностей на рынке мобильной связи.

Два ключевых не-китайских игрока на рынке 5G — Nokia и Ericsson, — являются резидентами стран Северной Европы, которые придерживаются нейтралитета.

Имплементация  5G networks: EU Toolbox — составная часть  обязательств Украины в части интеграции с европейским цифровым рынком.

Подписывайтесь на наши сообщества в Viber и Telegram
Известен в качестве консультанта телекоммуникационных компаний, эксперта рынка телекоммуникаций, инициатора и участника различных общественных инициатив. Автор множества публикаций и докладов. Автор блога о телекоммуникационном рынке Totaltelecom