facebook

/

Новости, социальные ток-шоу и развлекательные проекты: ведущая Инна Москвина об особенностях работы в разных телевизионных форматах

Инна Москвина – лицо телеканала UA:Перший и ведущая популярного ток-шоу «По-людськи». Филолог по образованию и журналист по призванию попробовала себя на телевидении в разных ролях и жанрах: начиная с ведения студенческого развлекательного шоу и заканчивая модераторством первых в независимой Украине дебатов кандидатов в президенты.
Редакция MediaSat поговорила с ведущей об особенностях работы в различных телевизионных форматах, экстремальных случаях и эмоциональности в прямых эфирах, а также о секретных приемах журналистов во время общения с гостями в студии.

ДОСЬЕ

Инна Москвина

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: телеведущая, редактор, журналист и продюсер.

МЕСТА РАБОТЫ: «Край-ТБ», «Вуличне ТБ», медиагруппа «Об'єктив», «1+1», «ZIK», «UA:ХАРКІВ», «UA:ПЕРШИЙ».

ПРОГРАММЫ: «ТСН», «Перші про головне. Деталі», «Суспільна студія», «По-людськи».

ИНТЕРЕСЫ: Телевидение, книги и хорошее кино

Інна Москвіна / Инна Москвина

Путь в журналистике и первый телевизионный опыт

Первый опыт работы на телевидении состоялся еще во время учебы в университете. Пришла на Закарпатскую областную телерадиокомпанию, где работала в программе «Очима студентів» – это было что-то легкое, достаточно простое, так сказать, «что вижу, о том и пою».

Далее работала в школе по специальности (ред. филология, украинский язык и литература). А уже потом произошел счастливый случай: моя будущая подруга, тогда уже известная ужгородская журналистка Лариса Липкань, увидела меня из окна автобуса и пригласила на телекомпанию «Край-ТБ».

На канал тогда искали человека, который будет снимать программу «Барометр». Большинство журналистов такой формат не любили: надо было придумать тему и спрашивать людей на улице, что они думают по этому поводу. Темы разные, но легкие, простые, понятные: от «Каких животных вы держите дома?» до «Какую книгу сейчас читаете?».

Опрашивать людей на улице мало кто любит, а я это делала с удовольствием. Говорить с горожанами мне было легко и интересно.

Более подробно с профессией репортера, журналиста, редактора и ведущей я познакомилась уже в Харькове, в медиагруппе «Объектив». Основы профессии я получила именно там.

Об экстремальном случае в прямом эфире

Когда-то я вела новости на «1+1». Утренний эфир, последний выпуск, около 10 часов. Написала подводки, спустилась в студию, села. Скадровались. Режиссер говорит: «Минута до эфира». А до меня доходит: компьютерщика, который запускает суфлер, нет. Еще и редактор, которая должна распечатывать текст, его не принесла.

Я кричу режиссеру: «У меня нет текстов!». Режиссер: «Ничего не можем сделать!» и запускает начальную шапку новостей. Это были самые длинные 20 секунд в моей жизни.

За это время я прокрутила в голове весь выпуск: первая начитка, в Верховной Раде выносят на голосование 4 законопроекта. Далее включение – нормально. Затем две или три международные начитки, их тоже могу рассказать, но в последней, о кандидатах в президенты какой-то далекой для меня страны, я не помню фамилий. «Договорюсь с режиссером и последнюю начитку не дадим» – решила я в течение тех же 20 секунд.

И в этот момент замечаю под столом тексты своего предыдущего выпуска. Обычно я все свое забираю из студии, а эти листочки каким-то чудом оставила. В последнюю секунду хватаю их, сразу здороваюсь и начинаю читать эту начитку о законопроектах. В процессе вижу редактора, которая идет с новыми текстами, и протягиваю руку, чтобы она дала мне их через стол. Она почему-то обходит стол, подходит ко мне, заглядывает в тексты и говорит: «Иннуся, я тебе исправила эту начитку!». Я отрываю глаза от листка и тихо отвечаю: «Мы в эфире». У редактора меняется выражение лица, она сползает из-за стола и на цыпочках уходит. Немного спасло нас то, что было много смонтированного видео, и все время, пока редактор была у меня, режиссеры держали картинку.

С тех пор я всегда сама распечатывала тексты и, мягко говоря, неуверенно себя чувствовала, если вдруг у меня не было их во время выпуска.

Начало сотрудничества с UA:ПЕРШИЙ

С тогда еще Первым Национальным телеканалом я начала работать весной 2014-го года. Компанию возглавил Зураб Аласания, в его же медиагруппе «Объектив» я выросла как профессионал. Именно от нового руководства я получила предложение стать сомодератором первых в истории независимой Украины дебатов кандидатов в президенты.

Летом того же года я стала ведущей вечерних новостей, где работала до 2016-го. Вновь на «Суспільне» я пришла спустя три года уже в качестве продюсера. Позднее стала ведущей программы-марафона «На карантині», которая плавно превратилась в «Суспільну студію». По сути – это трехчасовое прямоэфирное ток–шоу. Только сначала в кадре был один ведущий, а впоследствии ведение программы стало парным.

Почему я люблю UA:ПЕРШИЙ? Потому что это профессиональный и человечный коллектив. Потому что здесь я могу оставаться сама собой.

Ценности канала совпадают с моими. Здесь нет заказных материалов, лживых новостей, чьих-то личных интересов. Это новости и ток-шоу, которым можно доверять, а это важно – иметь точку опоры в таком быстро меняющемся неопределенном мире.

Особенности работы с людьми в социальных программах

В программу «По-людськи» герои приходят с какой-то проблемой, и именно здесь они получают возможность ее решить. У нас есть эксперты, которые пытаются разобраться в ситуации: чтобы зрители могли учиться на чужих ошибках и знали, что делать в подобных случаях.

Эксперты – это четверо компетентных людей, приглашенных именно для этой программы. Каждый раз это новые специалисты, ведь каждая история особая и нужно искать гостей, которые разбираются именно в этой теме. Также почти на каждый эфир мы приглашаем юриста, потому что довольно часто проблема людей лежит в правовом поле.

Цель программы: говорить просто о главном и помогать людям. Она отличается от других шоу тем, что здесь никого не обвиняют и не обижают, а сочувствуют и помогают найти выход.

Об эмоциональности в эфирах

Мне немного легче, потому что, готовясь к программе, я уже знаю историю и героев. Первые мои эмоции видит редакторская группа, а на программе уже немного спокойнее.

Но бывало по-разному. Например, к нам приезжала женщина, которая хотела сохранить в селе школу. Казалось бы, ничего сильно цепляющего – ни трагедии, ни драмы же нет. А она так рассказала о школе, о том, что потеряют дети из-за ее закрытия, и насколько ей болит эта ситуация, что на слезу меня все-таки пробило.

Если бы я знала как контролировать эмоции, то, пожалуй, руководила бы миром. Если мне больно, это по мне видно. Если возмущена – тоже.

Большинство историй цепляет. Потому что они о несправедливости, которую я не терплю. Когда страдают дети, старики или животные – это для меня самые болезненные истории.

Подготовка героев к интервью

Если человек согласился приехать на программу, то он готов рассказывать свою историю. Другое дело, что его может смутить атмосфера: телевидение, студия, камеры, эксперты.

Что-угодно может повлиять на способность человека рассказывать. Тогда я спокойно, по-доброму, по-простому начинаю расспрашивать. Иногда захожу издалека, чтобы человек расслабился и рассказал, почему пришел к нам. Мне интересно знать, что произошло, и если герой программы видит эту честную заинтересованность, он рассказывает.

Могу и просто подбодрить перед записью словом, улыбкой, если вижу, что человеку немного некомфортно. И, конечно, перед началом программы наши редакторы общаются с героями: рассказывают, что и как будет происходить на съемочной площадке.

О первом выпуске программы «По-людськи»

Он был долгожданным. На момент выхода выпуска в эфир уже было снято немало, и я даже не знала, с какой программы все начнется. Конечно, всегда волнуешься и переживаешь за что-то новое. Здесь было так же и даже больше, потому что проект большой и сложный.

Первой стала история, где с признаками отравления в больницу попали два подростка, а перед этим местный фермер как раз обрабатывал химикатами поля подсолнечника. Родители девочек заподозрили, что эти вещества могли попасть на сады и огороды, а дети отравились, когда ели черешню. Выяснили в студии, что фермер распылял с самолета вещества, которые с воздуха вносить на поля нельзя. Поэтому действительно, химикаты могло отнести ветром во двор селян.

Все ли получилось в этой программе, как я бы хотела? Конечно, нет.

Каждый раз, когда отсняли, рассказали, разобрали, на выходе из студии думаешь: а еще можно было так, а вот этот момент разобрали не до конца, а тут хотела еще спросить-уточнить, но забыла. Если когда–нибудь выйдет программа, которую я сниму и скажу: все получилось. Тогда, наверное, надо будет сворачивать проект из-за самоуверенности ведущей:)

Особенности работы многофункциональной ведущей – как работать в разных форматах и как научиться перестраиваться

Когда ты двадцать лет работаешь в новостях, то сложно переключаться на другой формат.

Для программы «По-людськи» сгодился мой небольшой опыт на съемках программы «Моя країна»: она начиналась с мультфильмов, касающихся определенного региона Украины, а после просмотра мы уже обсуждали с жителями их край. Это была фактически моя первая разговорная студия.

Вообще я люблю вызовы, люблю пробовать что-то новое. Основа всегда остается та же: ты беспристрастно относишься к людям и их историям, оперируешь фактами, никого не обвиняешь. Единственное, что нужно в социальных проектах – больше человечности. Ты пытаешься понять обе стороны, почему этот так поступил, а тот так ответил. Не просто выкладываешь сухие факты, а разбираешься, почему так произошло. И это «почему» выводит тебя за рамки новостного формата.

О подготовке к прямым эфирам, хобби и работе мечты

С собой на эфир беру только ум. Ни медитация, ни музыка, ни упражнения для дикции – ничего такого не делаю. Перед каждым эфиром внимательно вычитываю истории и ищу информацию, которая касается темы программы.

Если у меня в программе женщина, которая упала в маршрутке и сломала ногу, то это ее история. Но, кроме этого, я также должна знать, что происходит с маршрутками в стране, сколько травмированных от поездок в маршрутках сегодня и почему так. Ты должен знать больше, чем саму историю, которая будет звучать в эфире.

Талисманов или предрассудков каких-то у меня нет. Я верю в разум и в работу. Вообще других вариантов в работе, кроме телевидения я никогда не рассматривала. Они мне даже не попадались нигде: ни газетная журналистика, ни радио.

Телевидение дало все, что у меня есть: работу, семью, друзей, возможность ежедневно видеть мир и немного менять его. На вопрос о хобби я до сих пор честно отвечаю, что главное увлечение – это моя работа.

Если бы я не работала на телевидении, была бы смотрителем панд. Разговаривала бы с ними, слушала аудиокниги – не работа, а мечта.

Екатерина Даньшина
Журналист, интервьюер и спичрайтер. По образованию - филолог, литературовед. В сфере медиа - более 5 лет. Работала над созданием сюжетов для информационных и развлекательных программ на телевидении, занималась подготовкой материалов для радио, печатных и интернет СМИ. В последние несколько лет была задействована в работе пресс-службы городского головы Запорожья. Автор документальных спецпроектов, номинант украинской телевизионной премии «Телетриумф».

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: