Владимира Мулу я лично знаю более 12 лет, и все время имел возможность воочию наблюдать его жизненный путь и творческие потуги. Начиная его студенческих времен и заканчивая становлением как продюсер. После просмотра фильма «ЮКИ – История побед свободных украинцев» я решил сделать интервью, совсем не похожее на те, которые делала пресса и открыть Владимира миру таким, каким его знаю я.

Владимир, вопрос с экскурсом в детство. Когда и с чего началось увлечение технологиями, телевидением, контентом?

Володимир Мула - супутникові антениИнтерес проснулся, когда мне было лет 14-15. Я тогда ходил в 8-й класс, это был 2003-й год. Дело в том, что на Западной Украине откуда я родом, а это городок Городенка на Франковщине, в 90-е и в начале нулевых были проблемы с приемом эфирного телевидения. Прикарпатье, сложный рельеф были тому причиной. И уже тогда у людей на домах появлялись спутниковые антенны. И нельзя было не заметить этот феномен.

У меня был одноклассник, который постоянно смотрел телеканал RTL и таким образом выучил немецкий язык. Мы вместе учились в гимназии, где было трехъязычное обучение: украинский, английский и немецкий. И это было чудо, пример, когда телевидение сыграло практическую роль в изучении достаточно сложного языка. Я иногда время от времени заходил к нему в гости. Сразу скажу, что это был кардинально продвинутый в технологическом плане парень, на их доме были установлены несколько спутниковых антенн, и в то время, как мы принимали с эфира пару-другую телеканалов, у него была возможность принимать их сотнями в открытом доступе с разными звуковыми дорожками. Мало того, одна из антенн была с установленными актюатором и позиционером, что давало возможность поворачивать антенну на разные позиции и принимать «экзотические» спутники, управлять процессом.

Меня затронул сам принцип работы спутникового ТВ, и тот факт, что есть антенны, которые позволяют принимать большое количество каналов, их можно поворачивать на разные позиции, ставить хоть на пол, хоть в окно и все равно будет осуществляться прием и это все в Городенке. Потому что в это время, чтобы принять несколько эфирных телеканалов, я должен был поднимать антенну минимум на 10 метров на мачту, и все, что удавалось принять – один-два телеканала из Черновцов, это при том, что Городенка – районный центр Ивано-Франковской области, хотя на границе с Черновицкой и Тернопольской областями.

У нас в городе был отличный прием телеканалов УТ-1, Интер, хоть на «вилку», так ретранслировались в метровом диапазоне. 1+1, ICTV, СТБ, и впоследствии ТЕТ и М1 – ретранслировались в дециметровом диапазоне и для качественного приема необходимы были мачта, усилитель и хорошая ДМВ-антенна.

Каждый четверг моя бабушка по подписке получала почтой газету «Экспресс» с приложением и телепрограммой. И я реально видел перечень телеканалов, которых у меня не было. Например «Enter-фильм», а там был неплохой фильмопоказ на новогодние каникулы. И существование этого телеканала было стимулом – поднимать эфирную антенну выше, пока хватало длины антенного кабеля и крутить антенной в разные стороны. Естественно, результата не было, потому что канал был спутниковым. И я понимал, что у условного Петра со спутниковой антенной этот канал есть, а у меня – нет. Этот досадный факт стимулировал задуматься над тем, что мне необходима спутниковая антенна!

И первое, чем я решил заняться – начал собирать деньги на приобретение спутниковой антенны. К процессу я подошел творчески – экономия на пирожках и школьных обедах, подработки. Долго собирал и в результате приобрел спутниковую антенну 60 сантиметров в диаметре. И тут же получил первое разочарование – просто зеркало ничего не дает, для работоспособности необходимы конвертор, спутниковый приемник.

Не помню где, но я раздобыл АНАЛОГОВЫЙ спутниковый тюнер. Это был еще тот допотопный артефакт, с настройкой телеканалов при помощи ручки, как у радиоприемников. Первый спутник, который я принял, был Hot-Bird. Конечно, в аналоговом формате каналов к тому времени было не так много, большинство транспондеров были переведены на цифровое вещание, но мне удалось застать аналоговый прием. Сам факт, что у меня дома работало спутниковое телевидение – это уже было круто. Жаль, что «Enter-фильм» я так и не принял, потому что ретранслировался он с соседнего спутника.

Как развивалось увлечение? Откуда черпались знания? Что предпочитал смотреть?

В 2005 году, когда я учился в 11 классе, приобрел, как сейчас помню, за 300 гривен цифровой спутниковый приемник Globo 4100 plus – простой тюнер без картоприемника. После подключения я просканировал весь Hot-Bird, стало гораздо интереснее смотреть телевидение. Но потом я узнал, что антенну можно перекрутить на другую позицию, на 5 градусов восточной частоты на Sirius принимать украинские каналы.

Реализации задумки мешала техническая конструкция – антенна была прикручена к специально обустроенному креплению на крыше дома, которое смастерил мой отец. А у меня молодого и невысокого такой высокой лестницы в наличии не было. Поэтому я физически был не в состоянии подобраться и комфортно перенастроить прием. На тот момент я уже знал, в какую сторону следовало поворачивать антенну – подсмотрел в сети интернет. Но отсутствие лестницы сводило на нет всю затею. На выручку пришла смекалка. Я решил использовать длинную палку, которой еще два дня назад сбивал орехи, и начал со всей силы бить по кронштейну, по держателю конвертора. Настойчивость дала результат – я добился того, что антенна сместилась на запад в позицию 5 градусов восточной долготы. Но этого оказалось мало, потому что «тарелка» должна была смотреть зеркалом немного ниже, чем в предыдущей позиции, я просто повернул ее по оси. Пришлось реализовывать еще одно ноу-хау – привязать шнурок к трубке держателя конвертера и насильно потянуть антенну вниз. Таким образом, я зафиксировал позицию, чтобы принять украинские телеканалы, которых в то время ретранслировалось около10. В последствии, таким «гениальным» образом был настроен прием третього спутника Amos-1 в позиции 4 градуса западной долготы. Но меня всегда смущал тот факт, что конвертор в налички один и я вынужден крутить антенну между тремя позициями по системе «палка-шнурки».

Конечно, с этим мириться было нельзя, поэтому я подзаработал деньжат, купил один конвертор, потом еще один, а потом – еще один. Когда настраивал – сжег несколько diseqC коммутаторов. На практике проверил, что сначала необходимо все скоммутировать, а уже затем электричество подавать. После того как настроил «горыныч» и начал стационарно принимать HotBird – Sirius-Amos, я приобрел антенну 120 см харьковского завода «Вариант», и даже настроил самостоятельно «восточный горыныч» на позиции 90-80-75 градусов с переключателем 12 вольт. Как для 2005 – 2006 лет, то принимать под сотню телеканалов на украинском, русском языках – это было довольно продвинутое занятия.

Когда впервые состоялось знакомство с сетью интернет?

В Городенке единственным поставщиком доступа к сети интернет был «Укртелеком», и это был dial-up. И еще интернет был на Почте. В помещении отделения связи стояли 2 компьютера, я приходил, платил деньги в кассу и мне давали доступ к сети интернет на проплаченное время. Как компьютерный клуб, но только 2 компьютера в зале Укрпочты в Городенке)) Я закачивал информацию на флешку и шел домой читать. Хранил таблицы со спутниковыми телеканалами с Lyngsat.com, страницы форумов, статьи с сайтов, посвященные телевидению. Жизнь в райцентре – это вам не столица) Есть особенности и отличия.

Дома интернет у меня появился опять же не без помощи все того же более продвинутого одноклассника. У него был dial-up модем, который вставлялся в материнскую плату компьютера и он мне его одолжил на несколько дней, с паролем, логином, номером дозвона. Получив в распоряжение такую халяву, я отрывался по полной, просиживая в сети часами. Но счастье закончилось ровно неожиданно быстро, когда позвонил одноклассник и сказал, что его разоблачили, потому пароль/логин были чужими, а он на этом пароле неплохо насидел и должен оплатить пользование. История с dial-up закончилась быстрее, чем началась.

Если рассказать о моем однокласснике, то его отец занимался спутниковым телевидением, установками комплектов для приема, компьютерами, поэтому у него было больше информации, больше знаний, и больше опыта и практической экспертизы. Своими действиями он нас иногда поражал, например, подключался при помощи компьютерной карты SkyStar на транспондеры сервис-провайдеров спутникового интернет и занимался «спутниковой рыбалкой». В то время для нас это было, как слетать на другую планету – человек через спутниковую антенну на компьютер ловит с трафика чужих пользователей аудио-, видеофайлы.

Сейчас сложно кого-то удивить доступом к сети интернет, но лет 15 назад интернет в райцентрах, я уже не говорю о селах, был явлением редким, скорее экзотическим. Единственным поставщиком была компания «Укртелеком». И если у тебя дома был стационарный телефон – тебе повезло. Еще больше тебе повезло, если не было очереди и твою линию подключали к коммутатору. А если линия была относительно новой и цифровой, да еще и расстояние к коммутатору небольшим, ты получал прекрасную скорость. Но для этого необходимостью был стационарный телефон.

Учась на первом курсе КПИ я поехал на радиорынок «Караваевы дачи» в Киеве, приобрел 90 метров витой пары. Привез в Городенку и бросил к соседу через забор, огород, гараж, летнюю кухню и завел непосредственно в его дом, где подключился к DSL-роутеру, и тянул от соседа интернет. И все было превосходно, пока он не включал torrent-клиент, который наглухо забивал канал, и у меня доступ к сети вообще пропадал. Приходилось ему звонить и просить выключить закачку, так как за интернет мы платили каждый с половины. И я имел полное моральное право требовать равноправия. Через несколько лет я уже подключил родителям широкополосный интернет с оптикой в дом, без кооперации с соседом.

Твоим первым сайтом был telesputnik.org.ua. Где и как научился программировать?

— Твоим первым сайтом был telesputnik.org.ua. Где и как научился программировать?
Язык разметки страниц HTML мы частично начали изучать в школе на уроках информатики. У меня был установлен HTML-комплекс Adobe Dreamweaver и я самостоятельно изучал программирование, особенно сложного там нет ничего. На компьютере существовал локальный сайт, который я наполнял страницами. А когда переехал учиться в столицу, разместив его на домене juniorsat.org.ua и бесплатном хостинге. Но в виду того как тематика начала расширяться и кроме таблицы частот каналов, файлов появились новости, пришло время меняться, поэтому я нашел домен telesputnik.org.ua – приобрел его и на новом адресе хостился ресурс с новостной составляющей.

Чтобы получить в 10-м общежитии КПИ доступ к сети интернет и к внешним каналам, а не только к интранет, я стал администратором локальной сети. Внутри сети КПИ был доступ ко всем ресурсам политеха, к внутренним сайтам, библиотеке, файлообменнику, работал торрент-трекер. Фактически, студенту и не нужен был доступ к внешней сети, потому что все, что появлялось в интернете – автоматически попадал в локалку и на компьютеры пользователей. Этого было достаточно. А статус администратора давал возможность получить доступ к прокси-серверу через который была возможность выхода в украинский и мировой интернет. То есть за свою работу мы ничего не получали, а наградой был бесплатный инет.

Не скрою, когда я впервые прошелся по общежитию – глаза были по 5 копеек. По коридорам вдоль стен тянулись магистрали кабелей и по одному-два заходили в каждую из комнат. За 5 с половиной лет, пока я жил в общежитии и был админом, по моей инициативе все шнуры были перемещены в короба и облик здания приобрел эстетический вид. 10 мегабитные свитчи были заменены на 100 мегабитные, был заменен на более новый центральный сервер. Результат настолько впечатлил студсовет и Профком, что меня премировали дополнительной стипендией от Профкома, фактически я получал двойную стипендию, и мне не нужно было идти и искать работу. Поэтому за эти 5 лет в общежитии я не только был обеспечен хорошим доступом в интернет, но и имел прекрасную возможность поддерживать собственный сайт.

Почему и как изменил доменное имя на teleprostir.com? Удалось на сайте немножко заработать?

Сайт, конечно, был посвящен спутниковому телевидению. Он фактически дублировал в некоторой степени таблицы частот с Lyngsat, но мне кажется, он был больше сосредоточен на украинских каналах и формат подачи материалов был проще. Пользователь, который заходил на него – сразу должен был понять, что, как и сколько? В первую очередь я его делал для таких потребителей, как и я сам.

А домен я изменил очень по простой причине. Знаешь, есть такой всемирно известный фанат спутникового телевидения, зовут его Александр Глущенко, я сейчас с ним общаюсь )) И он мне как-то сказал: Владимир, домен teletsputnik.org.ua – не очень хороший, потому что есть журнал «Телеспутник» и это все пахнет плагиатом. У твоего проекта будущего нет с таким доменным именем.

Я задал вопрос: что делать?

Получил ответ: иди, думай, придумай крутое, эксклюзивное и аутентичное название, чтобы больше ни у кого не было! Пошел думать)) На поиски нового названия и покупку домена потратил где-то неделю времени. Так появился teleprostir.com. Название лежало на поверхности. А так как сайт был украиноязычным, что было довольно странным явлением для того периода, то и название для домена я искал на украинском языке. Поисковых запросов на украинском языке практически не было, украинский интернет был почти весь русскоязычным. Рассчитывать на большую аудиторию и доходы действительно было странно.

Володимир Мула - Телепростір
Читайте також: Владимир Мула. Какое оно, телепространство?

Пока был студентом – было время, которое тратил на наполнение сайта. Но с появлением работы, я понимал, что одного меня не хватит и сам я его не смогу тянуть. За время активной жизни сайта мы даже успели два раза редизайн сделать. Сейчас сайт не особо активен и существует скорее как база новостей с 2008 года с хорошей индексацией.

К тому же, благодаря сайту «Телепростір» я впервые поехал в 2011 году на Евровидение. И для меня было важно, что я сделал сайт, который люди читают во время Евровидения, и что более важно – получают оттуда эксклюзивные новости. Мы делали первые включения, он-лайн-трансляции с помощью простой веб-камеры. Уже тогда я понял, что тематика видео – перспективная, и за этим будущее. Одно дело, когда ты понимаешь, что есть идея и ты никак не можешь ее реализовать, другое – когда ты на практике все проверяешь, и, вдохновившись результатом, понимаешь, что у тебя в голове много проектов, которые можно и нужно осуществлять. Идея без реализации не стоит ничего. Так же было и с «Телепростором». На каком-то этапе он выстрелил, а дальше без инвестиций и вливания денег, без помощи других людей – это все было бы топтанием на одном месте.

На определенном этапе сайт позволил мне обзавестись контактами, знакомыми, получить опыт и просто двигаться дальше, вперед.

Ты же какое-то время был инсталлятором? Какое оборудование использовал? На какие позиции?

В 11 классе в школе я уже на собственном опыте научился ставить и настраивать антенны. После окончания школы и перед поездкой в Киев на учебу в Политех целое лето устанавливал антенны. Скажу, что заказов было очень много. Клиенты сами приходили, работало сарафанное радио. Причем, моим конкурентным преимущество было в то, что я научился перепрошивать спутниковые ресиверы без использования компьютера. Два приемника между собой соединялись с помощью СОМ-портов – и с донора программное обеспечение, списки телеканалов, настройки заливались на новое устройство, по сути, всё клонировалось. Для нашего региона это было ноу-хау. На меня смотрели как на волшебника.

Оборудование брал на Калиновском рынке в Черновцах. Между Городенкой и Черновцами 60 километров, отец на машине привозил юного бизнесмена на закупки. Ставил я в то время приемники Globo, Openbox, Cosmosat. В большинстве случаев пользователи предпочитали «горыныч» – чтобы показывали украинские каналы. Очень редко кто желал поставить дополнительную антенну на 53, 75 или 90-й градус, чтобы смотреть российские телеканалы. В доме работали три канала, а ты приезжаешь, ставишь спутниковую антенну, и показывает уже тридцать три канала в отличном качестве. И тебя начинают признавать, ты становишься местной знаменитостью, – и о тебе все знают, следят за тобой, гордятся, приглашают.

У меня была поучительная история. Когда я юстировал свою первую спутниковую антенну, вышла на крыльцо соседка и говорит: «Володя, сними свою проклятую антенну, потому что у меня радио перестало работать. Я тебе говорю – сними»! Был и такой контингент. Глухой к благам цивилизации и достижениям научно-технического прогресса. Но, несмотря на особенности местного мировосприятия, это был настоящий бум. Когда телеканалы меняли частоты и переходили на другой спутник или транспондер, – очередь стояла с деньгами, чтобы перенастроить приемник. Антенны тогда устанавливал и в Городенке, по району, даже из Ивано-Франковска поступали заказы, ездил на инсталляции в областной центр.

За три месяца ежедневной работы я неплохо заработал по местным меркам, деньги необходимы были для проживания в Киеве. Если бы не поехал учиться, а продолжил заниматься – то наверняка свой первый миллион заработал бы на установке спутниковых антенн. Время было такое, интересное. Я даже успел три антенны в Киеве установить. Еще когда был старый сайт, на одной из страниц был размещен мой номер телефона. Мне позвонили и пригласили поставить антенну на Позняках. Одно дело, когда ты ставишь антенну в Городенке, другое дело, когда в Киеве на 18 этаже и у тебя не хватает оборудования, потому что в Киеве все гораздо затратней, и добраться до клиента, и кронштейн крепить на внешней стене, иногда она глухая, и еще множество нововведений. После тех инсталляций я решил, что с установками пора завязывать, а сайт переделывать. Потому что не было ни времени, ни возможностей.

Когда и как началось увлечение продакшном?

Первые программы для монтажа я начал изучать еще в школе. Но это было просто изучение возможностей без серьезной практики. Снимать с большим увлечением я начал во время своей первой поездки на Евровидение. Тогда я приобрел фотоаппарат для съемок. Он, кстати, до сих пор у меня в рабочем состоянии. В 2011 году я начал осваивать сложные программы для монтажа, понял, как мне кажется, базовые вещи по съемке, настройке камеры, выставлению света. Мне никто не показывал, само пришло.

Как началось партнерство с FMTV? Что вы производили?

С Виталием Дегтяревым я познакомился на Евровидении в Дюссельдорфе. Когда ты знакомишься на таком ивенте в чужой стране с земляками, и когда вы делаете одно большое общее дело, это обычно приводит к более чем дружеским отношениям. Все дружат друг с другом, помогают. Я считаю, что на таких событиях и нужно знакомиться, потому что в Киеве все в постоянных делах и заботах. Хотя, вероятней всего мы бы все равно познакомились с Виталиком, но наверняка значительно позже.

В Киеве на базе студии FMTV в 2013 году мы запустили проект «LiveTime», который выходил на региональных телеканалах и в сети интернет в режиме он-лайн. Это был цикл из 10 передач, но особенностью была именно онлайн-трансляция. Не на коленках сделана, а профессионально. Мы могли в эфире запускать различные эффекты, изменять графику, запускать видеоролики, принимать звонки через Skype. Это сейчас аналогичная схема реализуется с помощью отдельного недорогого устройства, а тогда было потрачено много ресурсов, нервов и мозгов на реализацию, настройка и запуск. Эту идею и технологию в конце 2013 году подхватило «Громадсье ТБ», которое именно в конце года запустилось. Было очень интересно наблюдать за этим. Тогда в Украине никто не занимался подобным, мы были первопроходцами.

 

 

 Поездки на Евровидение. Почему Евровидение? Кто был спонсором? Партнером? Что дало кроме опыта?

Евровидение – потому что мне нравился этот конкурс с точки зрения организации, подхода и размаха, в Украине события такого уровня, мягко говоря, не было. Меня там все поражало: организация, технологии, техника, решения. Я на Евровидении встретил очень много людей из Украины, которые работали техническими директорами, операторами, пиарщиками. В плане контактов – это ТОП-событие.

Как я получил аккредитацию на Евровидение – книгу написать можно. Потому что аккредитировать не хотели.

Напомню, что я был студентом НТУУ «КПИ» и учился на инженерно-физическом факультете по специальности «нано-материалы и нано-технологии, а также композиционные материалы и покрытия». То есть в сфере телевидения, журналистики у меня не было никакого опыта. Когда ты новичок, когда у тебя нет человека, который бы замолвил за тебя словечко – сложно пробиваться и чего-то добиваться. Я это почувствовал на своей собственной шкуре. Где телевидение, Евровидение, а где инженерно-физический факультет?)) Я банально даже не знал, к кому обращаться.

В то время в пресс-службе НТКУ работала Лилия Ямборак, главой делегации была Виктория Романова, и я их, мягко сказать, задолбал своей настойчивостью. Но именно благодаря большому желанию аккредитацию я таки получил. И на выходе «Телепростір» и НТКУ получили много аудиовизуальных материалов, который хорошо разошелся по сети интернет, цитируемость была поражающей.

Первая поездка на Евровидение в 2011 году была за свой счет. Вообще, это была моя вторая поездка в жизни за границу.

Володимир Мула - 2009 рік

В 2009 году я был в США по программе «work and travel». А тут – вообще мировое событие, путешествие иного уровня и формата. Я взял своего друга и одногруппника Артема Никулина, он со мной учился на одном факультете, любил фотографировать, поэтому нужен мне был как фотограф. Мы поселились в хостеле в Дюссельдорфе. Интересно было посмотреть, как люди живут в Европе, как работают, отдыхают.

Поэтому спонсором первой поездки был «неугомонный я». Уже второй, третий раз, когда собирался ехать, то телеканалы, сайты мне сами заказывали материалы и платили гонорары. Я знал, что мы сделаем очень много контента, был знаком со всеми активностями, понимал, где мы и что можем снять, у кого получить комментарии, кого пофотографировать. Заплатить внештатному фрилансеру было дешевле, чем отправлять собственного корреспондента. Мне было интересно путешествовать, создавать контент, общаться, знакомиться. Германия, Азербайджан, Швеция…

Была интересная история.

В последний день конкурса в Баку в Азербайджане я сажусь в шаттл, который вез журналистов от Baku Crystal Hall в центр города. И по дороге знакомлюсь со шведом Гораном из Мальме. Банальный разговор в автобусе. Обменялись визитками. Он говорит, я живу недалеко от Мальме, как будешь в Швеции, – заезжай в гости.

Я знал, что будущее Евровидение будет в Швеции, но не было известно, в каком городе. И вот я смотрю жеребьевку и вижу, что Евровидение будут проводить именно в Мальме. Я ему написал письмо, что мы собираемся приехать. Получил ответ, что без вопросов, приезжайте, жду. Вот и странность в том, что я человека видел 20 минут, а тебя не только приглашают в гости, но и ждут. И не просто тебя одного, а тебя с фотографом, то есть нас двое. И вот мы прилетаем с Артемом в аэропорт Мальме, нас ждет Горан с табличкой «Vova from Ukraine, Wellcome to Sweden». И везет он нас не в Мальме, а в Истад, это за 60 км от города на побережье Балтийского моря. А так как он работает ведущим на радио, то дома у него обустроена целая студия звукозаписи и выхода в эфир, с оборудованием, микрофонами, откуда он ведет трансляции. Ведь это Скандинавия, и зимой дороги иногда так заметает, что нет возможности добраться на работу.

Это было настоящее приключение, когда человек приглашает тебя к себе домой, потом мы ездили к нему на радиостанцию, выходили в эфир, общались. Эта поездка меня очень изменила. Я научился быть открытым к людям. Гостеприимным.

Кстати, с радиостанцией из Швеции была одна интересная история. На Евровидении я познакомился со Златой Огневич и ее продюсером Михаилом Некрасовым. Во время «революции достоинства» Михаил написал песню «Pray for Ukraine», которую исполнила Злата. Песня была танцевальной, ритмичной и англоязычной, чтобы донести информацию до молодежной аудитории Европы.

Володимир Мула та Злата Огневіч

Очень долго было тайной, кто написал этот трек, и кто исполнитель. Потому что авторы не хотели, чтобы их обвинили в пиаре на теме Майдана. Я позвонил Горану и попросил поставить трек в эфире радиостанции Мальме. Он согласился. И после этого пошла информационная волна, что трек написали шведы для украинцев. А видеролик собрал миллионные просмотры на Ютубе. В виду многочисленных жалоб «соседей», ролик был удален, и после перезаливки его можно увидеть, но количество просмотров на порядок меньше, чем было.

Во время пребывания на Евровидении ты нарабатываешь контакты, которые познаются именно в рутинной работе. Когда ты в Украине занимаешься своими делами, он там в Швеции своими, и Евровидение объединяет. По-другому ты эти контакты не получишь.

Вот представь себе, находишься ты в большом пресс-холле Евровидения, вокруг тебя десятки журналистов всех стран Евросоюза, а это представители топовых каналов свои стран, топовых изданий, топовых сайтов, топовых радиостанций. И среди них я, Владимир Мула из города Городенки, представитель своего портала teleprostir.com, который на такое событие приехал сам и все делаю своими силами. И когда смотришь на эту всю организацию, то понимаешь, что хочется большего, что есть куда развиваться и расти. И я развивался. На 3-4-й год я заполучил заказы от различных каналов, делал репортажи для телевидения, других сайтов. И они меня сами находили и договаривались со мной о сотрудничестве. И знаешь, это мне грело душу, что я смог этого достичь самостоятельно, никто не привел меня за руку к менеджеру канала и не сказал: «Знакомьтесь, это Владимир, он что-то может …». Ко мне обращались, заказывали и таким образом я набил себе руку в плане операторского мастерства, я снимал один, выставлял штатив, чтобы все уместилось в кадр. У меня не было ни суфлера, ни дополнительного оператора, чтобы меня снимал, никто не помогал, и такая полевая работа давала колоссальнейший опыт.

Сотрудничество с телеканалами на других проектах: Олимпиады? Футболы?

Первым знаковым событиеем после Евровидения для меня стал Чемпионат Мира по футболу в Бразилии 2014 года. К тому времени я уже делал репортажи для «Громадське», для 1+1, включался в эфир радиостанции «Львівська хвиля». Я считаю, что с 2014 года начался период, когда я в украинской журналистике стал своим, меня знали, я активно развивал аккаунт в сети Фейсбук, писал интересные посты, заливал контент. И речь уже шла не о попытке «отбить вложенные средства и окупить поездку», а о заработке журналистикой.

В 2016 году я посетил три события: Евровидение, Чемпионат по футболу, Олимпиаду. У меня был контракт с «Громадське», «ВВС Україна», ICTV привлекли меня в качестве корреспондента. Я понимал собственный уровень, силы, возможности, и какой продукт я способен создать. Одно дело создание контента для собственного сайта, другой уровень – вечерний выпуск новостей «Факты на ICTV», когда с учетом часовых поясов времени на реализацию становится еще меньше. Я получил колоссальный опыт. Во-первых, тебя ставят в плотные рамки, потому что нужно быть на связи, когда в Украине выпуск новостей, во-вторых, нужно быть все время в тонусе. Именно в этих поездках я многому научился у Николая Василькова, именно такой колесной журналистики, когда живешь на квартире, там монтируешь материал, начитываешь, отсылаешь сюжет, оттуда включаешься в прямой эфир. Этот опыт дает понимание тайминга, распорядка дня, когда проснуться, когда лучше лечь, когда заняться хозяйственными делами.

При каких обстоятельствах ты познакомился с Николаем Васильковым?

Во времена учебы в КПИ я сделал множество интервью с телевизионщиками для портала «Телепростір» : Александр Глывинский, Александр Денисов, Макс Нелипа, Константин Грубич, Лера Ушакова. Как-то я встретился с Александром Глывинским и говорю: «Саша, хочу сделать интервью с Васильковым». Николай тогда был на подъеме, звезда «Третій тайм», «Інший футбол». Сашка говорит: Ок, я его наберу и договорюсь, что тебя наберет такой Володя и он хочет взять интервью, мне он не откажет, жди». Но перед тем, как я расскажу о первой встрече с Николаем, я сделаю небольшое отступление.

Володимир Мула та Микола Васильков

Это был 2010 или 2011 год, кажется. У меня было такое ощущение душевное, что существует внутренний стоп, когда мне тяжело сделать следующий шаг для достижения поставленной цели. Ведь у меня довольно долго был свой микромир в Городенке, где все было просто и понятно, я ходил в школу, приходил домой, помогал родителям по хозяйству, а поездка куда-то, например, впервые на море – для меня была чем-то невероятным, ведь особенно я никуда и не ездил. И минуя транзитом Франковск, сразу попадаешь в многомиллионный Киев, в котором все нужно познавать и изучать с нуля. Ты выпрыгивает из метро, к которому приучаешься, чтобы оно было первой системой ориентиров, и вокруг все незнакомо. Более того, ты даже не знаешь – куда идти. Потому что понимания нет, координации в пространстве. У тебя отсутствуют названия улиц в голове, незнакомые дома, метка на карте Google тебе ни о чем не говорит.

И, собственно, когда я знакомился с такими людьми, а к тому времени я видел их только в телевизоре, в то время для меня это казалось не нормальным. То есть, впервые приходит понимание, что ты живешь с ними в одном городе и встретить их посреди улицы – это уже нормально. Но внутренне для тебя это не нормально, потому что ты морально к этому просто не готов. Ведь до этого такая возможность казалась просто недостижимой. Для меня было странным, что я прихожу в манеж КПИ, а там на трибуне может сидеть Алексей Михайличенко. Всемирно известный игрок Динамо Киев – да еще и на расстоянии нескольких метров.

После полученных эмоциональных потрясений, я понял, что попал в другой микромир «общежитие – учебный корпус Университета», и в этой парадигме иногда появлялись магазин или спортивный комплекс КПИ «Мередиан», а даже в этом новом микромире, я мог встречать людей, которых до этого видел только по телевизору. И среди этих новых для себя переживаний, я точно могу сказать, что учился быть немного смелее. Вот даже подойти и договориться сфотографироваться, это неправильно или невоспитанно? Столько новых вопросов было? Множество!

Еще в 2010 году, а может и раньше, очень давно по моим ощущениям, я на летние каникулы приехал в Городенку, а у нас день города проходит 28 августа на Богородицу. В город с большим концертом приехал группа «Друга ріка». Как сейчас помню, беру лист А4, сгибаю на 8 кусочков, чтобы каждый участник группы мог расписаться, и иду с ним под сцену. К моему удивлению, все участники группы расписались, где-то дома еще лежит тот листок с автографами.

Я уже и забыл о той истории…

Телеканал «Украина» снимал в 8 павильоне на киностудии имени «Довженко» передачу «Народна зірка», и я пришел минут на 40 раньше до начала записи, потому что в общежитии особо делать нечего, а идти мне пешком минут 15 на Шулявку. Так что я вышел пораньше, аккредитация у меня была на все 4 месяца съемок проекта с сентября по декабрь, с правом посещения репетиций и прямых эфиров, – и у меня везде был доступ. Перед павильоном стояла допотопная советская лавка без спинки, с нее открывался вид на вход, где я уселся в ожидании. Тут подходит какой-то персонаж и садится рядом со мной. Я смотрю – Харчишин. Ну не сидеть и молчать, как сыч? Нужно было о чем-то общаться. И я с ним разговорился. Не знаю, почему я сразу перешел на ты, задав ему вопрос: «А ты помнишь концерт в Городенке, я у тебя брал автограф?». Он говорит, у меня таких историй много, всех в лицо не помню. Но слово-за-слово мы разговорились и он вспомнил меня. А дальше рассказал, как они снимали первый клип в США, денег не было и он под залог квартиры взял кредит в размере 8000 долларов в банке. Если бы не дали кредит – нужно было продавать квартиру. А далее продолжил: «Я знаю как это – подниматься вверх одному, когда ты делаешь самостоятельно то, что мило твоему сердцу. И ни от кого не ожидаешь помощи ». Это откровение для меня было сильным сломом стереотипов и сокращением дистанции. Когда мы на картинке видим одних людей, небожителей, а в быту они – обычные, простые, с человеческими проблемами и заботами, такие же как мы.

Я недавно анализировал свои годы в журналистике. Когда был студентом, я наверное встретился со всеми, с кем мог встретиться. Даже Владимир Александрович Зеленский мне поздравления с Новым годом записывал для аудитории портала «Телепростір» на камеру. И в принципе, эта моя застенчивость иногда не позволяла мне знакомиться с еще большим количеством людей. И я особенно никогда не переводил отношения с рабочих в дружеские. То есть, всегда можно попробовать это сделать, но цели «задружитисься» никогда не было. Просто с кем-то ты продолжаешь общаться, а есть люди, с которыми перестаешь в силу разных причин.
Возвращаясь к теме Николая Василькова.

Как теперь помню, это была пятница, после окончания пар я набрался смелости набрал его. Говорю: «Добрый день, это вас беспокоит Владимир Мула, Александр Глывинский договаривался, я хочу сделать интервью». Он мне в ответ: «Да, Саша звонил, я не против, а где?» Я говорю: «Почему не КПИ?» … А сам думаю, неплохая идея – КПИ, потому что мне не то что не удобно, я Киев не очень толково знаю, чтобы кататься и искать, но кто в этом признается? И Николай мне говорит: «ОК, без проблем, я завтра приеду к Политеху».

И вот приезжает Васильков в КПИ, мы встречаемся. И первым делом он говорит: «Слушай, я так проголодался, а давай купим по пирожку и чай». И мы перед интервью спускаемся к киоску возле станции трамвая «Полевая», покупаем пирожки, чай и идем общаться на «поляну». Это местная площадь на территории студенческого городка. Чтобы вы понимали, Николай был на такой волне узнаваемости, что пока мы с ним делали интервью, к нам раз пять подходили люди, просили сфотографироваться, просто пожимали руку. И здесь я пишу с ним интервью. Наверное тогда я окончательно осознал, что все эти дяди и тети из телевизору – такие же люди. Искренние, живые и ничто человеческое им не чуждо. Вот так мы с ним и познакомились. Затем на футболах пересекались, так и закрутилось, и привело к другим последствиям))

Занятие локальной журналистикой – это же было хобби? Где был основной заработок?

Конечно, мы живем в то время, когда журналистика локального уровня не может обеспечить достойный уровень жизни. Поэтому, с уделением времени порталу «Телепростір», я параллельно работал над различными проектами и пробовал заработывать там. Например, администрировал сайты американцам. Приходилось бодрствовать по ночам, потому что там был день, и необходимо было быть на связи. Именно на эти деньги я жил, и параллельно занимался журналистикой.

Когда для «Громадське ТБ» подрабатывал стрингером, даже ЧП открывал. И репортажи снимал, и в кадре сидел, и сюжеты делал, и «сырой» материал превращал в конфетку. По тем временам – лет 5 тому назад – неплохоя была подработка к основному занятию на американских сайтах. Но всегда смущал факт, что тратится очень много сил, а каких-то грандиозных сумм заработать возможности нет. И постоянно возникало желание создать что-то свое и заработать на собственном продукте. Первые собственные деньги в настоящей журналистике, где я сделал все от начала до конца, я получил, когда снял второе кино «Американская мечта. В поисках правды» и продал зарубежные права. Первый фильм носил экспериментальный характер в плане денег. Потому что все же «Громадське» мне заказывало репортажи из США, а уже потом из контента, который я наснимал был смонтировал первый фильм «Американская мечта».

Когда и как возникла мысль снять свой собственный фильм? Почему Американская мечта?

Начнем с того, что я не хотел снимать кино и даже не думал об этом.

В 2009 году, когда я был в США и работал по программе «work and travel» я тех Штатов и не видел по сути. В 2012 году, когда я был в США второй раз и общался с местными, мне показалось, что эти люди не такие как у нас, у них другие взгляды на те же вещи, некоторые из них были достаточно трезвомыслящие. Вот так и родилась идея, что в принципе было бы неплохо это все поснимать. Ведь, когда я был в 2009, то об Украине там почти никто ничего не слышал. Эта ситуация также показалась странной и хотелось рассказать массово аудитори США об Украине.

Я предложил «Громадському» сделать цикл из 50 сюжетов о США и жизни мигрантов. И мы договорились.

В США я две недели ездил в кабине грузовика с другом детства из Коломыи, который приезжал на лето в Городенку, а затем семья выиграла «гринкарту» и мигрировала за океан. Две недели я записывал материалы, пробывал делать включения, монтировать, но понял что на колесах, когда ты не управляєш временем – это достаточно сложно делать. Решено было пойти другим путем – сначала наснимать материал, а разбирать и монтировать – потом. Для «Громадського» я в результате сделал 50 репортажей, часть контента продал другим сайтам и СМИ. Это была уже знакомая мне работа, с которой я ловко справлялся. В принципе, поездку окупил.

Сколько времени, денег, ресурсов ушло на создание двух фильмов?

Первый фильм мы сделали довольно быстро, на все про все ушло где-то полгода. А второй фильм затянулся на 10 месяцев. У него была уже другая концепция. Некоторых героев мне предлагали местные, кого-то я искал сам. Кто-то вообще отказался или не откликнулся.

Теннисистка Аленка Жерновая – подруга моей знакомой, которая тоже занимается теннисом и она мне ее порекомендовала.

Изобретателя Вадима Чаленко мне подсказал мой друг из Чикаго.

Врача Юрия Мельника я нашел на месте и договорился о съемках.

Футболиста Дмитрия Коваленко порекомендовал спортивный журналист Андрей Танасюк.

Программиста Арсена Костенко, который работает на Twitter мне порекомендовали знакомые, и потом оказалось, что это муж знакомой, которая работала на портал «Медианяня» в Киеве, и мы пересекались на различных ивентах.

Профессор Колумбийского университета Юрий Шевчук сам мне написал после первого фильма. Поэтому когда был у него в Нью-Йорке – сразу усадил в кресло и провел «допрос».

Мику Ньютон, то есть Оксану Грицай, я знал лично и познакомился с ней еще на «Народна зірка», которую снимал телеканал «Украина», поэтому и не было особых проблем найти контакты и договориться.

Татьяну Родину родом из Луганска, которая живет в Нью-Йорке и дублирует в Голливуде Джулию Робертс, я заметил давно. Она была у меня на карандаше как победительница онлайн голосования песенного конкурса «Х-фактор», который выходил на канале СТБ. А так как я посещал съемки шоу украинских телеканалов, то во время ее приезда в Украину – познакомился с Таней, а впоследствии написал и договорился об участии в проекте. Как она мне когда-то сказала: «Возможно, певица я не очень, но история у меня хорошая».

Кто больше всех помогал? Люди, компании?

О первом фильме в плане денег трудно сказать точную сумму, так как контент снимал я один, а цель снять фильм изначально не ставилась. Пост-продакшн мне сделали бесплатно. Тимур Мирошниченко записал закадровый текст, музыку взяли из бесплатной библиотеки на Youtube, коррекцию цвета даже не делали. Николай Васильков написал сценарий. Все сложили вместе и вышла «Американская мечта».

Второй фильм обошелся где-то в 10 000 долларов. Основная статья расходов – перелеты, так как я был с оператором. Также друзья мне помогали, но не деньгами, а компенсацией расходов. Например, авиабилеты с Восточного побережья на Западное – оплатил Виталий Дегтярев, проживание в отеле в Чикаго на весь период съемок – Олег Собуцкий из компании «Агробизнес». О таких банальных вещах, как размещение дома на ночь не говорю, потому что это была нормальная практика.

Во время проката фильма в кинотеатрах, а вторую часть мы показали на большом экране, я уже договаривался как ЧП. Многое сделали нам на условиях бартера. Промо-кампанию мы организовлаи и провели собственными силами через наработанные контакты с журналистами и медийщиками. Считаю что это нормально, когда ты кому-то помогаешь и тебе помогают. И если не получилось с первой попытки, вторая, третья, может и четвертая. Главное – результат.

Показательно, когда я продал иностранные права телеканалу «Настоящее Время» из Чехии, то я решил не реинвестировать средства, а раздать их ребятам из команды. Это было справедливо. И честно. Также я предупредил команду, что на следующие фильмы мы будем искать средства и внешнее финансирование, чтобы к таким условиям не возвращаться.

В каком ПО и на каком оборудовании производится продакшн, постпродакшн?

Первый фильм был снят на обычный фотоаппарат Canon 650D с различными объективами: китовый 55 мм и 250 мм дальнофокусний. Второй фильм снимали на Canon 60D с использованием стабилизатора, хорошей оптики, света.

Фильм «ЮКИ» снимался на оборудование совсем другого калибра – Sony Alpha с различными линзами, Canon Mark 4 + хорошая цветокоррекция, также у нас был качественный свет, много сил потратили в тонировочной звуковой студии.

По программному обеспечению: первый фильм монтировался в программном комплексе Edius, второй собирался в Adobe Premiere, переконвертоввался в Final Cut и в этом ПО делались финальные эффекты, сведение, цвет. «ЮКИ» собиралось в Adobe Premiere, цветокореция делалась в DaVinci, звук отдельно писался и сводился на профессиональной студии звукозаписи. Весь фильм финально рендерился в различные форматы в Adobe Effects.

«ЮКИ» – сколько времени ушло у каждого из членов команды на фильм? Бюджет?

У меня на создание фильма ушло три года без пауз и перекуров. Больше всего времени из команды, так как я задумывал эту историю и без меня ничего бы не было. У других участников, а это Николай, Андрей, Евгений времени ушло немного меньше. Но они выкладывались на полную.

Идея – создание фильма для североамериканского рынка с участием украинцев Канады и США, потому что у меня уже был опыт создания фильмов для этой аудитории. Стимулом было сделать продукт, который вызовает резонанс и поможет поднять уровень документалистики в Украине.

Тема хоккея не присутствовала в самом начале, как ключевая. Вообще не было конкретной спортивной темы и никто не подсказывал обратить внимание именно на NHL.

Мой кум Владимир Вижняк более 20 лет следит за североамериканским хоккеем, и так как я жил в Киеве с ним некоторое время в одной квартире – активно был погружен в эту тему, знал о некоторых украинцах, которые играли и даже были обладателями Кубка Стэнли. Обычным явленим был просмотр игр его любимой команды Buffalo Sabres в 6 утра по Киеву. Я привозил куму из фирменного фан-шопа NHL на 6-ой Авеню в Нью-Йорке атрибутику. Хоккейная тема присутствовала в моей жизни последние лет 10 и не упала астероидом с неба. Все лежало на поверхности, не обходимо было только подойти творчески к сбору информации, каталогизации и изучению, чтобы понять, какой большой пласт неизвестного об украинцах в NHL неведом украинцам.

По бюджету фильма – он обошелся почти в 6 млн гривен.

Сколько времени ушло на получение гранта от Госкино?

Система прав на аудиовизуальный контент, использование торговых знаков, айдентики, всего к чему имеет отношение NHL – очень сильно и кардинально отличается от того, к чему мы привыкли в Украине. Для того чтобы взять интервью с любым игроком любого периода игры, использовать любые товарные знаки, логотипы NHL, клубов – необходимо подписать контракт и заплатить деньги. У всех игроков – пожизненные контракты с NHL о защите их прав. Даже в фаншопе для съемки видео – требуется разрешение. Первым делом, когда ты приезжаешь на интервью – тебя спрашивают: «договор с NHL у вас подписан»? В Америке и Канаде целая культура и индустрия построены вокруг хоккейной лиги.

Причем, все сделано на очень высоком уровне. Создан архив, где все оцифровано с 1961 года, отсортировано лежит на своих полочках. Все матчи в цифровом качестве с 8 канальным звуком. Люди провели титаническую работу, навели порядок и теперь за доступ к архиву, его использование получают средства, монетизируя результат. Подписываешь соглашение – получаешь доступ к самой крутой библиотеке хоккейного контента в мире.

На самом деле, оно так и должно работать. Потому что NHL – это бизнес. И желание обратиться к государству за помощью имело под собой логическое обоснование – мы используем материалы архива, которые становятся государственным достоянием в рамках фильма. Более того, это делается для того, чтобы фильм существовал не один год, чтобы его можно было показывать не на одной площадке, а по всему миру. Согласно этим критериям и выкупались права.

Первые к кому я обратился – это Украинский культурный фонд. Был получен отказ. Формальный ответ: экспертам оказался наш проект не интересным. Сухо и без комментариев.

После такого фиаско я решил обратиться за помощью к «Госкино». Было потрачено 6 месяцев на подготовку для участия в питчинге, куда тебя могут не допустить, к слову.

Пакет документов включал в себя: сценарий, синопсис, промо-стратегию, режиссерское видение, продюсерское видение, на что ты будешь и как тратить деньги. Это бизнес-план, где ты расписываешь абсолютно все свои шаги, если ты таки получишь финансирование.

Смета – это на самом деле не один пункт и не два, требовали вписать абсолютно все, все мелочи, как то затраты на технику, на команду, на аренду или покупку оборудования, стоимость переездов, карту логистических маршрутов, ориентировочный километраж, затраты на топливо, в каких городах ты будешь останавливаться и снимать, сколько тебе нужно денег на вещи, которые ты будешь использовать в кадре, на бутафорию, в каких отелях будешь останавливаться, где есть… и так далее… Более того, все события привязываются к календарному плану, устанавливаются дедлайны, все процессы расписаны, где четко определенные сроки на подготовительный период, на съемки, на пост-продакшн, и нельзя взять и перенести что-то в будущем. Все шаги настолько подробно просчитаны, что подходить без понимания, как ты это будешь делать и на что используешь средства – невозможно.

Об использовании средств перед государством ты отчитываешься как под микроскопом. И на выходе нужно по всем статьям закрыться документами. И главное – необходимо создать продукт, который должен быть классным и нужным государству. Потому что ты не просто делаешь машинально продукцию, как на заводе, а хочешь, чтобы твой контент был оценен, предоставил возможность в будущем развиваться. Поэтому для меня было важным сделать все на высшем уровне и иметь дальнейший успех.

Касательно денег – грант «ГосКино» государству необходимо вернуть. Грубо говоря, какой процент от общего бюджета на создание контента государство предоставило, такой процент прав на фильм оно заполучает, и такой же процент хочет получить назад от любой коммерческой деятельности: кинотеатральный прокат, продажа VoD-прав через ОТТ-сервисы, продажа лицензионных прав за рубеж. Если в вашем фильме 50% от бюджета предоставило государство, 50% от доходов возвращаются обратно. Таковы правила.

Володимир Мула - ЮКІ

Медийная поддержка – это заинтересованность медиа в качественном украинском контенте или контакты Мулы/Василькова?

На самом деле, я искренне благодарен всем СМИ, которые отреагировали на премьеру фильма «ЮКИ – История побед свободных украинцев». Всем, кто пришел, проаносировал, приглашал на эфиры. Всех кого приглашали, и кто сам откликнулся. Были даже экзотические обращение, например украиноязычная девушка-блоггер из Коламбуса в США. Я и команда, – мы не отказали в общении ни одному СМИ, независимо от размера и географии, мы аккредитовали абсолютно всех представителей прессы, даже тех, кто откровенно говорил, что ничего не будут писать.

Но, если честно, ожидал, что медийная поддержка со стороны украинских СМИ, особенно общенационального формата будет более активной. Просто неприятно видеть, когда ты провел титаническую работу, не для себя, а для страны, зацементировал в информационном пространстве имена лучших спортсменов, и они на весь мир заявили, что они – украинцы, и бессмысленно теперь спорить, обсуждать или решать поляк или белорус, русский или чех? – и тут в Украине, на родине, не считают нужным и важным популяризировать украинское! Важное. Ценное. Мы же не просим нас хвалить? Есть желание и повод критиковать – критикуйте, но напишите о фильме, о его существовании, чтобы о нем узнали большинство граждан, потому что у нас сейчас и так непростое время у индустрии кинопроката, люди не очень хотят идти в кинотеатр с пандемией, но тут даже не об этом идет речь. Здесь больше о тех темах, которые поднимаются в фильме, это эксклюзивная информацяи по большому счету. Никто до нас эту тему так глубоко и скурпулезно не изучал и не поднял нагора такие пласты ценной и полезной, а главное – обоснованной информации, которая могла бы в дальнейшем использоваться теми же СМИ, в качестве активной проукраинской позиция. Но реальность такова, что СМИ это просто не берут во внимание, и такое поведение непонятно.

Офис Президента, Министерство культуры и информационной политики, Киевская городская администрация – все эти государственные учреждения также проигнорировали фильм. Необходима была простая и четкая информационная поддержка. Простоя и банальная поддержка, и все! Но нет.

Украинская документалистика в кинотеатрах во время пандемии – это вызов?

Конечно, это вызов. Это и пандемия COVID-19 и предновогодний слот, и не совсем кинотеатральный формат. Но я доволен результатом – несколько недель украинские киносети давали возможность зрителям увидеть качественный фильм на большом экране. Суммарно – более 5 недель. Сеть «Планета Кіно» и кинотеатр «Жовтень» в Киеве транслировали фильм до 7 января 2021 года. Статистика проданных билетов говорит о том, что люди соскучились по банальными походами в кинозалы. Конечно, если бы это было год тому, показатели были б в разы больше, но у нас нет времени положить фильм на полку и ждать мирового исчезновения коронавируса.

Какие планы по дистрибуции: ОТТ, телеканалы? В Украине за ее пределами?

Фильм доступен по подписке абонентам OLL.TV с 1 января и MEGOGO с 7 января. Каждый желающий с территории Украины может приобрести на этих легальных платформах фильм по цене от 59 гривен за просмотр.

ЮКІ – Історія перемог вільних українців
ЮКІ – Історія перемог вільних українців

Особенно хочу предостеречь деятелей, которые считают, что смотреть контент лучше на пиратских сервисах. Таким образом вы просто убиваете украинском кино и оставляете страну без культурного будущего. Можно сколько угодно выдумывать примитивные причины, почему слили в открытый доступ украинское кино любого производителя, включать дурачка и рассказывать о популяризации таким образом украинского. Но скажу как человек, который посвятил 3 года своей жизни, десятки часов просидев в архивах, разгребая информацию, структурируя ее с командой, потратив собственные средства и собрав по миру – вас, господа пираты и ценители краденого, я не видел среди тех, кто хотел бы помочь созданию украинского контента и хотя бы 1 гривну дал, приобрел билет в кинотеатр, заплатил ОТТ-сервису. «Популяризацией» ворованного контента – вы просто прикрываете собственный бизнес. Патриотизм и монетизация краденого – вещи, которые не совместимы.

Если говорить о телевизионном показе в Украине – я открыт к диалогу с телеканалами. Но нужно ли им украинское документальное кино – покажет время.

Готов замахнуться на Netflix?

Готов. Это долгий и очень сложный путь. Но я каждый день работаю над этим. Был определенный диалог, но он не привел к результату. Поэтому ищу дополнительные пути и инструменты, чтобы таки достучаться до заокеанского зрителя.

Роль украинских мигрантов в мировой системе – это многогранная тема и готов ли ты ее продолжать дальше?

По правде – это очень объемная и обширная тема. И я еще не знаю, готов ли снова так глубоко и комплексно погружаться в эту тему. Все мои три фильма объединяют очень много героев вокруг себя, истории, жизненные пути, судьбы. Не готов ответить, буду ли я в следующем фильме строить сюжетную линию в таком ключе. Творческий процесс отнимает очень и очень много сил, энергии и времени. Скажу откровенно – у меня на создание дальнейших фильмов таких внутренних ресурсов пока нет. Я не готов снова втянуться в трехлетнюю историю и так долго работать над одним проектом. Это довольно утомительно.

Готов ли ты перейти от документалистики к художественному кино, сериалам?

Сериалы на данный момент времени – нет, не мое. Потому что это рутинная работа и конвейер. А вот художественный фильм было бы интересно сделать. Но такой художественный фильм от которого в душе пылает огонь и светятся глаза. У меня есть некоторые идеи. Ты о них узнаешь первым. По старой традиции.

Подписывайтесь на наши сообщества в Viber и Telegram
Медиаэксперт. В области телевидения и телекоммуникаций с 1990 года в режиме мониторинга. Активное участие – с 2003 г.