Александр Глущенко
Последнее время идут горячие споры между участниками рынка о поправках к законодательным положениям об Универсальной Программной Услуге. Медиагруппы настаивают на том, чтобы их каналы убрали из списка обязательных к ретрансляции программ и тогда они смогут продавать их кабельным операторам. Провайдеры недовольны и уверены, что такие изменения поставят их в неравное положение на рынке. Помочь разобраться в ситуации мы попросили медиаэксперта Александра Глущенко.

Кто прав, медиагруппы или провайдеры?

В данном случае сложно сказать кто прав, а кто виноват. На самом деле рынок всех рассудит и всё расставит на свои места. Всему виной легендарная фраза «Денег нет. Но вы держитесь»©.

За время «сытых годов» отрасль привыкла жить на широкую ногу, когда часть денег получали от спонсоров, инвесторов, собственников, а чуточку от рекламных доходов. Рекламный рынок в Украине и так не блистал, в разы отставая от соседей, а тут, в связи с кризисами совсем, схлопнулся. Конечно, можно было бы сказать, что так, как было вчера, больше никогда не будет, давайте перестраиваться. Но никто не желает перестраиваться, оптимизируя и ужимая собственные интересы. Потому, если есть ресурс, можно поменять условия игры на рынке. Я не открою большой секрет, но сейчас мы наблюдаем очередной этап противостояния медиагрупп и провайдеров. Первым этапом было внедрение универсальной программной услуги 10 лет тому, когда кабельщики решили, что можно не ставить в сеть эфирные каналы, которые прошли трансформацию от энтузиастских до олигархических, либо ретранслировать их на определенных условиях. В ответ получили УПУ и обязательство ретранслировать всё, что есть в эфире и уверенно принимается без оплаты за контент, да и без договоров. Каналы получили гарантированное покрытие и проникновение. Кабельщики – гарантированный список каналов с не самым худшим наполнением. Зрители – замену эфирной антенне с уверенным приемом и качеством за минимальные деньги.

Следующим этапом было расширение универсальной программной услуги. Исходя из стоимости услуг провайдеро-оператора «Зеонбуд» и нагрузки на каналы в виде оплаты параллельного вещания, цифровые каналы воспринимали УПУ – автоматическим бонусом. За такие-то деньги! Сказано – сделано. Провайдеров нагнули снова. И это мы еще не вспоминали легендарный «законопроект» Ландика!

Намедни мы снова видим новый этап противостояния, когда Рада принимает изменения в законодательство исключительно в пользу тех, у кого сильнее лобби. И лобби явно не в пользу провайдеров.

Что парадоксально, в плоскости универсальной программной услуги сторонами процесса не обсуждается насущные глобальные проблемы:

  • Очень странно, что государство последние 10 лет лоббирует исключительно интересы коммерческих вещателей и никак не защищает собственные, государственные каналы, созданные на деньги налогоплательщиков.
  • Никто никогда не спрашивал мнение зрителей, а ведь весь сыр-бор из-за них и их денег.
Как готовящаяся отмена УПУ повлияет на рынок?

В первую очередь пострадает потребитель, так как он является последней милей в цепочке противостояния. Мы наблюдаем, как каждая из сторон с рвением будет доказывать свою правоту. Каналы считают, что им должны платить за контент, некоторые провайдеры считают, раз на каналах есть реклама, то каналы должны платить за доступ к зрителям, оперируя тем, что каналы уже платят Концерну РРТ, SES/Spacecom, «Зеонбуду»… за распространение сигнала. А кабель – такой же канал доставки контента к зрителю, который нужно оплачивать наравне со спутником и эфиром. Если ранее в отрасли существовала легенда о мифической бабушке с чёрно-белым телевизором формата 4:3, то теперь существует миф о мифических «30 копейках с абонента», которые не против заполучать абсолютно все участники соцсоревнований).

Не совсем понятно, как медиагруппы будут распространять свой контент? Каждая отдельно, либо придут к консенсусу и создадут единого продавца? За последние 10 лет – это не первый подход к станку. Медиагруппы неоднократно пытались объединиться и начать монетизировать свой контент, но каждая очередная попытка разбивалась, и камнем преткновения было непонимание, как делить деньги между разными по наполнению, охвату, стоимости контента и рейтингам телеканалами. Единый продавец пакетов каналов необходим медиагруппам, так как на практике может оказаться, что провайдер не готов платить за тот или иной канал, а иногда и группу каналов, либо что еще интересней, абонент не готов платить за канал или каналы конкретной медиагруппы и будет категорически против единого пакета! Лучше всего шансы монетизировать свой контент у групп «1+1» и StarLightMedia. Они могут выступить инициаторами создания контент-центра, а Inter Media Group и Медиа Группа Украина могут пристегнуть паровозом, если условия будут взаимовыгодны для флагманов рынка. Также пока остается вопрос: насколько смогут конкурировать украинские каналы с остальными при равных условиях?

В среде операторов/провайдеров тоже не все однозначно и нет общего единства. Во-первых, уже идут баталии в закрытых отраслевых группах в Facebook между участниками рынка, где обсуждают ноу-хау, как то, заведение Т2 в кабель, создание СКПТ (сетей коллективного приема ТВ) и другие экзотические варианты выхода из ситуации. Доходит до того, что высказываются футуристические прогнозы, о том, что в будущем ситуация может сложиться не в пользу телеканалов, и УПУ вынуждены будут вернуть обратно, а то начнутся перипетии с пиплметрами, рейтингами, отсутствием телесмотрения. И это мы еще не касались экономической стороны вопроса, когда стоимость услуги кабельного ТВ вынуждена будет подняться, и может начаться отток аудитории к альтернативным источникам сигнала: эфир, спутник, интернет ТВ. Не всегда легальным. С этим в Украине как раз полный порядок, и спрос удовлетворяется предложением.

Обязательна ли технологическая нейтральность?

В идеале, конечно, обязательна. Данные законодательные инициативы затрагивают исключительно кабель и никоим образом не распространяются на эфир, спутник либо интернет. И после вступления изменений в силу начнутся перекосы, когда часть аудитории может сменить технологию доставки (описано выше). В Украине нет культуры потребления телепродукта, и то, что десятилетиями доставалось бесплатно очень проблематично продать, когда через дорогу все так же и бесплатно. Помню, в Киеве была ситуация, когда компания «Воля» внедряла цифровое ТВ, отключая аналог. В одном из магазинов оборудования для спутникового ТВ я встретил установщика, который радостно рапортовал, о том, что сегодня на Троещине ПОДКЛЮЧИЛИ 40 квартир к спутниковому ТВ, впервые используя конвертора на 4 и на 8 выходов, подключали целыми этажами. Граждане массово шли за бесплатным контентом, даже если для достижения цели необходимо было потратить сумму, которая равнялась двухгодовой абонентской плате. Ментальная особенность, которую, похоже, никто не учитывал в моделировании, а нужно бы. Украинцы – нация непредсказуемая, доказано не раз.

Могут ли изменения в УПУ стать угрозой национальной безопасности?

Любое закрытие доступа к украинскому контенту может стать угрозой национальной безопасности, если доступ исчезнет в разных технологиях. Не исключен тот вариант, что на спутниках, доступных украинским домохозяйствам, может увеличиться количество российских телеканалов, чтобы заменить зрителю исчезнувшие в случае кодирования, и восполнить информационный голод. Смотреть-то что-то нужно, антенна есть, тюнер есть, а каналы исчезли. Россия держит руку на пульсе и готова к любым молниеносным изменениям и капиталовложениям. Как это было в Крыму, когда на спутнике ABS-2 внезапно в марте 2014 г. появилось три транспондера некоего провайдера «Zeonbud» с российскими федеральными каналами (по 8 на транспондер), которыми «вежливые инженеры в камуфляже» заменили украинские телеканалы в эфире полуострова, используя сеть Т2, просто повернув антенны с 31 гр.в.д. на 75 гр.в.д. Принимая любые судьбоносные решения для страны, руководствуясь исключительно коммерческими интересами, не стоит забывать о социальной ответственности и информационной безопасности. (Данное правило не распространяется на 5 колонну!). Не нужно списывать со счетов увлеченность страны-агрессора к гибридной информационной войне и стремление получить доступ к головам украинского обывателя тем или иным доступным способом. Будет ли вводиться кодирование каналов со спутника и когда – вопрос открытый. И скорее всего вопрос не этого года и даже не следующего.

Станет ли для групп приемлемым выходом сокращение количества каналов?

Учитывая, что ТВ – это бизнес, в основе которого лежит стремление к прибыли, а главным источником дохода для телеканала является пока что реклама, можно смело согласиться с тезисом, что на тот рекламный пирог, который существует в Украине, очень много претендентов. Понятно, что каналов больше, чем денег, а качество некоторых из них не отвечает запросам телезрителей. Уверено можно сказать, что оплата за каналы УПУ улучшит ситуацию, но не спасет. Согласятся ли медиагруппы провести изменения в своих активах? Это, скорее, вопрос к игрокам. Рынок расставит все по своим местам. Некоторые каналы уже почили в бозе, кто-то выживает оптимизируясь, но факт остается – Боливар вывезет не всех. Может оно и к лучшему…

А пока рынок будет корректировать процессы, участникам необходимо начать диалог между собой, потому как золотой середины на данный момент не существуют, все тянут одеяло исключительно на себя.

Подписывайтесь на наши сообщества в Viber и Telegram