Информационный канал «Еспресо» начал вещание в 2013 году. Данный ТВ-проект является творческим экспериментом и воплощением колоссального телевизионного опыта украинского журналиста, а ныне народного депутата, Николая Княжицкого и его команды. Что поспособствовало запуску телеканала, как он создаёт и монитезирует собственный контент, в интервью Mediasat рассказывает основатель Николай Княжицкий.
С чего начинался телеканал «Еспресо»?

Идея создать телеканал зародилась во времена, когда у власти был Виктор Янукович и почти все каналы были подконтрольны напрямую или аффилированно власти.

Задача ставилась одновременно очень простая и сложная, чтобы при небольших затратах, благодаря современным технологиям, создать уникальный оппозиционно-интеллектуальный канал, который был бы интересен зрителям и доносил альтернативную точку зрения. Мы закупили необходимое для старта оборудование и запустили его из небольшой квартиры в Киеве с минимальными для себя затратами.

План состоял в том, чтобы вещать в сети интернет и через спутник по европейской лицензии, так как украинская нам не светила. Запуск был запланирован на день подписания соглашения об ассоциации с ЕС (29.11.2013 г.), однако вышло так, что «Еспресо» начал вещание в первый день Майдана и стал каналом революции.

Николай Княжицкий, телеканал «Еспресо»

После революции уникальность канала, конечно, нивелировалась, потому что в условиях свободы слова, когда власть не контролирует, так как раньше, телевидение и его финансирование, конкурировать с другими информационно-аналитическими каналами стало сложно. В условиях демократии теряется преимущество оппозиционности. Конечно, новостные каналы (как, собственно сейчас в нашей стране и большинство других каналов тоже) не бизнес, а инструмент влияния. «Еспресо» пока что бизнес, несмотря на то, что принадлежит семье депутата. Я ведь всю жизнь и до похода в политику занимался журналистикой и медиа-менеджментом. Мы попросту занимаемся тем, что умеем делать хорошо и результативно. Не скрою, что пока мы с трудом сводим концы с концами, но благодаря небольшим тратам и оптимизации, надеемся повысить капитализацию канала. К примеру, ток-шоу мы снимаем недорогими камерами Black Magic и все наши камеры вместе с аппаратной, например, стоят дешевле, чем одна камера в студии Савика Шустера. А наш проект «Нічнаварта», занимающийся мониторингом криминогенной ситуации, вообще делается при помощи смартфонов.

Кто ваш зритель? Какая география телесмотрения? Соотношение долей в технологи приема сигнала: спутник, эфир, кабель, IPTV, OTT?

Мне сложно отвечать на уточняющее вопросы, поскольку депутатская деятельность не оставляет времени и возможности заниматься менеджментом и вмешиваться в оперативную деятельность, поэтому буду говорить в общем.
«Еспресо», как и другие каналы распространяется через спутник, кабель, присутствует в сервисах IPTV и OTT-платформах. Чтобы быть максимально ближе к своему зрителю, в 2014 году мы дополнительно обзавелось лицензией для вещания в цифровой эфирной сети провайдера «Зеонбуд» в стандарте DVB-T2. Наше желание присутствовать везде и быть максимально доступными для зрителя вне зависимости от технологии приема. Именно для этого нам и нужна была эфирная лицензия. Даже, если канал не находится в универсальной программной услуге, наличие распространения в DVB-T2 дает дополнительных зрителей в регионах, где есть эфир и нет интернет-покрытия.

Параллельно огромную ставку мы делаем на интернет. Если онлайн-трансляция через платформу «Youtube», например, была актуальна во время революции, альтернативой и подспорьем к вещанию со спутника, то сейчас добавляет немного комфорта зрителям, которые хотят узнать новости от нас сидя за экраном компьютера или находясь в пути с мобильным телефоном либо планшетом. Потребитель новостей не стоит на месте и мигрирует в ту среду, где ему комфортно получать информацию. Поэтому для обладателей смартфонов на платформах iOS и Android мы выпустили приложения, которые дают возможность не только смотреть и читать, но и принимать участие в жизни канала, задавая вопросы гостям в студии и комментируя новости и события, влиять на информационную политику.

Не секрет, что украинские каналы рассматривают уход со спутника – как вариант оптимизации и выживания, попадаете ли вы в число вещателей, которые рассматривают такие варианты?

Реалии таковы, что в связи со сложной экономической ситуацией в Украине, многие тематические и нишевые каналы, за которыми не стоит олигархический капитал, рассматривают возможность отказаться от спутникового вещания и переориентировать сеть доставки сигнала провайдерам для ретрансляции через IP. Так в разы дешевле. Мы для себя приняли стратегическое решение, что на сегодняшний момент «Еспресо» – это не только канал, «Еспресо» – это общий бренд распространения новостей. Именно поэтому мы не собираемся уходить со спутника. Наоборот, наша задача присутствовать в максимальном количестве носителей. На сколько мне известно, у нас достаточно хорошие условия контракта на распространение через спутник ASTRA-4A (4.8 гр.в.д.), поэтому отказ от него не Бог весть какая оптимизация.

Николай Княжицкий, телеканал «Еспресо»

Как монетизируется новостной телеканал? Где деньги? Сколько в условиях экономической стагнации необходимо времени для выхода «в ноль»?

«Еспресо» уже сейчас фактически находиться «в нуле». Да, нет денег на быстрое и бурное развитие, канал продолжает находиться в моей квартире, и не может позволить себе новый офис. Но продать мы его можем уже сейчас со значительной прибылью. Такие предложения поступают постоянно и мы их обдумываем. Если продадим, то не только вернем инвестиции, но и хорошо заработаем.

Рекламное время на «Еспресо» не продается через сейлз-хаусы-монополисты. В этом наше отличие.

Когда в Польше запускался новостной канал TVN24, я ездил к ним и учился продажам. Это были не продажи по GRP, а прямые продажи роликов по договорной цене. Также работаем и мы. Часть продается по GRP, остальное – на основании договорной цены исходя из стоимости секунды. Вся полученная прибыль уходит на работу «Еспресо» и все, что вокруг него, ведь его создает около 200 человек. Это включая штатных сотрудников и фрилансеров.

Как формируется сетка вещания? Какие передачи являются хедлайнерами канала? Где берете ведущих? Может ли «простой смертный» попасть гостем в студию?

«Еспресо» недавно перезапустился. Мы провели небольшой ребрендинг. Теперь лозунг канала – украинский взгляд на мир. Это новостной канал для зрителей, относящих себя к украинской культуре. Поскольку канал новостной, то каждые полчаса выходят короткие новости, которые постоянно обсуждают ведущие с гостями в остальное время. Есть и авторские программы, которые выходят поздно вечером и в выходные. Всего их чуть более 20: «Список Канфера», «Шустрова Live», «Автопарк с Моляром»…

Некоторые ведущие, как например Мария Бурмака, которая занимается вопросами культуры, или ведущая вечернего выпуска новостей Мирослава Барчук – мои старые знакомые и друзья. Остальных же приглашали через фейсбук пройти кастинги, которые организовывал менеджмент канала.

«Простой смертный» может, конечно, попасть в студию, если совершит подвиг, изобретет машину времени или сделает еще что-то, что станет новостью или событием для всех украинцев, которые смотрят наш канал.

Николай Княжицкий, телеканал «Еспресо»

Как технически осуществляются прямые эфиры с полей? Есть сеть корреспондентов?

Прямые эфиры выходят из студии «Еспресо» или передаются корреспондентами через «LiveU» и другие аналогичные устройства, которые позволяют передавать картинку через мобильные сети, иногда для этого используются телефоны, планшеты. Для организации интервью, опросов используем гражданские средства связи: Skype и др.

Запрет российских телеканалов влияет на увеличение внимания к национальному производителю?

Запрет российских телеканалов необходим потому, что Россия, к сожалению, стала агрессором и оккупировала часть Украины. Это не вопрос бизнеса. Однако, конечно, это способствует украинской телевизионной индустрии, которая сама начала производить нишевые телеканалы, даже независимо от больших медиа-холдингов.

Должны ли украинские каналы платить провайдерам за вход, за пиплметры, за ретрансляцию? Не кажется ли вам, что национального производителя поставили в неправильные конкурентные рамки с иностранными каналами?

Есть разная практика отношения с провайдерами. Конечно, для меня, как для человека, который до политической работы занимался производством контента, было бы выгодно, чтобы кабельщики за него платили, а не требовали деньги за доступ к зрителям. Думаю, запрет российских каналов будет стимулировать такие процессы. Во многом здесь важна роль регулятора, который, безусловно, должен создавать условия поддержки украинских производителей контента.

Николай Княжицкий, телеканал «Еспресо»

Как вы относитесь к предложению медиагрупп нивелировать «универсальную программную услугу» и монетизировать свои каналы? Как это повлияет на не самый богатый рынок? Будет ли готов зритель платить за ТВ, которое всегда было «бесплатным»? Не просядет ли рынок нишевых каналов? Готовы ли вы брать деньги за канал? Готов ли зритель платить за то, что вчера было «бесплатным»?

Я абсолютно уверен, что в универсальной программной услуге должны быть только общественный телеканалы и телеканалы, представляющие местное самоуправление. Остальное должен регулировать рынок. Если зритель не готов будет платить – он платить не будет. Да, «Еспресо» готово брать деньги за канал. Для подобных каналов оптимальной была бы модель заработка и на продажах зрителю, и на продажах рекламы. Думаю, что наше телевидение (и платное, и бесплатное) не достаточно эффективно развивается не из-за кабельщиков, а из-за монопольного влияния крупных медиагрупп на рынок. Влияние это скорее политическое, нежели коммерческое. Однако процессы деолигархизации, которые с огромным скрипом все же начались, должны привести к европейским правилам взаимоотношений на медиарынке.