Спектральный конклав выходит на финишную прямую, но многие вопросы пока остаются неразрешёнными.

27 ноября подошла к концу конференция международных регуляторов, которые должны определить будущее распределения радиочастотного спектра. При этом пока не было принято решений, касающихся основных проблем индустрии коммерческой спутниковой связи, пишет SpaceNews.

Как и предсказывали многие эксперты, пока остаются нерешёнными вопросы о том, потеряют ли спутниковые вещатели эксклюзивное право на использование нижней части C-диапазона в пользу наземных широкополосных сетей и как пройдут краткосрочные бои за частоты Ka-диапазона с индустрией широкополосного мобильного интернета.

Также неразрешённым остаётся вопрос о том, получит ли быстрорастущая отрасль производства беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) доступ к частотам Ku- или Ka-диапазона, которые необходимы им для управления и контроля над коммерческими беспилотниками на длинных маршрутах.

Противостоящие стороны по всем трём вопросам предпочитают использовать подход «наполовину полного стакана», анализируя свои перспективы на Всемирной конференции по радиосвязи, WRC-15, проходившей в Женеве с 2 по 27 ноября.

Для индустрии коммерческой спутниковой связи самым важным вопросом является вопрос о том, потеряет ли она эксклюзивный доступ к C-диапазону и, если потеряет, то какова будет величина потери.

Спор идёт вокруг полосы частот от 3,4 до 4,2 ГГц. Представители спутниковой отрасли утверждают, что десятки спутников предоставляют в C-диапазоне критически важные услуги связи, в особенности – в странах Африки, Азии и Латинской Америки, и их сигналы слишком слабы, чтобы пробиться через поток сигналов наземных служб беспроводного широкополосного интернета в данном диапазоне.

Если говорить о конференции, организованной Международным союзом электросвязи (ITU), подразделением ООН, то там, похоже, зреет консенсус по поводу того, что «нижние» 200 МГц, полоса 2,4-3,6ГГц, может уплыть от спутниковых операторов, а также появилась угроза того, что провайдерам наземной широкополосной связи может быть дано разрешение на параллельное со спутниковыми операторами использование частотного спектра аж до 3,7 или 3,8 ГГц.

Крупнейшим неопределившимся блоком были страны Африки, чьи национальные делегации жёстко настаивали на том, чтобы не пускать операторов наземной широкополосной связи на частоты C-диапазона, лежащие выше 3,6 ГГц, однако колебались относительно полосы 3,4-3,6 ГГц. Азиатские страны и страны СНГ во главе с Россией перед началом WRC-15 твёрдо придерживались лагеря приверженцев идеи сохранения диапазона в пользовании спутниковых операторов.

Теперь, когда конференция подошла к своему завершению, соотношение сил по данным одних источников существенно изменилось, по данным же других источников не изменилось вовсе.

Делегация США, в которую входит 170 человек, поддерживает идею о том, чтобы позволить операторам наземной широкополосной связи получить доступ к полосе частот 3,4-3,6 ГГц, а возможно – и до 3,7 ГГц. Однако в делегации утверждают, что намерены жёстко противиться всем попыткам «вторжения» в более высокую часть спектра.

19 ноября глава делегации США Декер Энстром заявил, что продвигаемая спутниковыми операторами позиция «Никаких изменений!» практически потеряла поддержку.

«Мы имеем чёткий международный консенсус, связанный с тем, чтобы позволить операторам наземной широкополосной связи получить доступ к нижнему сегменту C-диапазона, – заявил Энстром на брифинге для прессы. – И хотя есть некоторые возражения, эти голоса звучат не особо громко».

Всемирный форум VSAT (GVF), лоббирующая группа спутниковой отрасли, имеет другой взгляд на то, что происходит в рамках WRC-15.

«Позиции различных регионов не изменились с момента начала конференции, – заявил 19 ноября генеральный секретарь GVF Дэвид Хартшорн. – По-прежнему раздаются голоса против перераспределения частот диапазона – в особенности, это касается делегаций из стран Африки. И в СНГ всё так же не желают видеть никаких изменений в использовании частот C-диапазона».

Ещё один вопрос, ставший высокоприоритетным для правительств ряда стран – в особенности, Соединённых Штатов и Германии – связан с выделением части Ku- либо Ka-диапазона, активно используемых коммерческими спутниками, для передачи сигналов управления и контроля за беспилотными летательными аппаратами.

В опубликованном 16 ноября проекте документа ITU по этому вопросу резюмируется общая позиция нескольких десятков стран, поддерживающих выделение частот для нужд БПЛА, со ссылкой на то, что беспилотники будут связаны теми же ограничениями, касающиеся отсутствия излучения помех, которые сегодня касаются спутниковых наземных станций и не получат каких-либо особых прав.

Кроме того, в документе, поддерживающем перераспределение частот в пользу БПЛА, говорится, что беспилотники должны будут соответствовать стандартам, рекомендациям и нормам, установленным Международной организацией гражданской авиации.

Тем не менее, в документе перечислены регионы и правительства, которые возражают против такого решения. Среди них, в частности, Россия, Норвегия, Великобритания, Голландия, арабские страны и ряд стран Азии.

По словам Энстрома, многие страны, не имеющие собственного чёткого мнения по данному вопросу, в процессе конференции WRC-15 склонились в сторону поддержки перераспределения частот в пользу БПЛА, даже если они не особо афишируют этот факт. Однако он отметил, что окончательного решения по данному вопросу следует ожидать в ближайшее время.

Один из представителей отрасли на WRC заявил о том, что Россия настаивает на проведении дополнительных изучений вопросов, связанных с предложениями по БПЛА, а также на том, чтобы решение было отложено до WRC-2019. Однако, по его словам, учитывая важность данного вопроса для Соединённых Штатов, проведение срочных переговоров с Россией и другими странами может привести к хотя бы частичному решению по частотам для беспилотников уже по итогам WRC-2015.

Также участникам конференции предстоит принять решение о том, позволить ли формально провести исследование, прежде чем начинать работу систем наземной раздачи широкополосного Интернета на высоких частотах, которые используются или планируются к использованию спутниковыми системами, включая частоты Ka-диапазона. И этот вопрос далёк от решения, – говорят чиновники.