Часть 1Как начиналась большая история маленького экрана
Часть 2Интернет-бунт и ренессанс железа

В настоящее время отношения традиционного телевидения с Интернетом весьма и весьма непросты. Говорить о полномасштабной войне не стоит, однако согласия между ними также не наблюдается. Интернет оказывает своё влияние на всё: начиная от служб, услугами которых мы пользуемся, чтобы смотреть программы привычного телевидения, и заканчивая новым оборудованием, которое мы используем для этой цели – лэптопы, планшеты, смартфоны.
Обе стороны конфликта располагают немалыми финансовыми средствами, но одна из сторон неуклонно теряет культурное влияние, в то время как вторая его набирает. Пройдёт ещё пять или десять лет – и как же завершится эта битва нового со старым? Сможет ли Интернет найти в себе силы для создания свободных, доступных всем обширных каталогов лучших телепрограмм, фильмов и сериалов? Или же создатели контента, правообладатели и провайдеры решат, что они уже заждались прибылей от «цифровой революции» и потянут всех назад, в «пещеры», где царят права собственности, привяжут зрителя к линейным каналам, чёткому программированию эфира, загонят контент в тесные рамки операторских сет-топ-боксов?
internet-tvsВ данном выпуске мы попытаемся спрогнозировать, куда движутся все составляющие бизнеса видеоразвлечений, подумаем о том, в каком направлении им следовало бы развиваться, а в каком – совершенно не стоит даже пытаться двигаться.

Оборудование на рельсах

В настоящее время мы не видим особых вариаций возможного движения развития телевизоров. В ближайшие несколько лет они будут становиться тоньше, их разрешение будет становиться выше, технологии свечения экрана будут становиться качественнее, а энергопотребление – эффективнее. Вперёд, безусловно, вырвутся экраны на органических светодиодах – OLED-панели. И несмотря на то, что сегодня такие панели стоят примерно столько же, сколько стоит роскошный автомобиль, мы склонны считать, что в ближайшие несколько лет цены на них снизятся так же стремительно, как снижались цены на плазменные HD-панели с начала до середины 2000-х.

Изогнутый 4К-телевизор от Samsung на выставке CES
Изогнутый 4К-телевизор от Samsung на выставке CES

Переход к стандарту ультравысокой чёткости 4K/8K (или же Ultra HD) неизбежен, однако в отличие от перехода от стандартной чёткости к HD-телевидению, данный переход будет сопряжён с некоторыми сложностями – зрителя будет не так просто убедить в необходимости приобретения нового телевизора. Появление HD-телевидения стало первым изменением разрешения экрана за пятьдесят лет. Однако к моменту массового появления на рынке 4К-телевизоров возраст даже самых старых из имеющихся в домах зрителей HD-экранов едва ли превысит 15 лет.
Параллельно с массовым распространением 4К- и 8К-дисплеев следует ожидать массового пришествия на рынок соответствующего контента. Первые образцы такого контента попадут на экраны из источников, руководство которых нацелено на качество картинки в первую очередь – имеются в виду каналы спортивного содержания и каналы премиального кино. Несколько лет прошло от появления HD-телевизоров до широкомасштабного перехода к HD-контенту. Однако в случае с 4К, по нашим прогнозам, данный переход произойдёт значительно быстрее.
Переход телевидения к HD-стандарту прошёл практически без проблем, связанных с организацией передачи данных: конечно, Blu-ray диски продавались тяжело, но потоковые платформы и кабельные сети довольно быстро и легко подстроились под передачу видео в новом разрешении. Увы, переход к Ultra HD в этом плане будет не так прост – данный стандарт предусматривает передачу видеоданных, в разы превышающих по своему размеру HD-видео.
В настоящее время несжатое 4К-видео имеет битрейт на уровне 600 Мбит/сек. Для сравнения: скорость чтения SSD с подключением через PCIe (которые до сих пор поступают на рынок) составляет примерно 1,4-3,2 Гбит/сек, а скорость чтения доступных рядовым пользователям накопителей с SATA III находится на уровне 500-600 Мбит/сек. И мы ещё не вспомнили о потоковой передаче видео – ведь наши существующие Интернет-соединения вряд ли смогут в ближайшее время справиться с передачей такого видео, размещённого на YouTube или Netflix. Трансляция фильма длительностью 90 минут в 4К-разрешении потребует передачи около 3,6 терабайта данных.
Технически Blu-ray диски смогут стать носителями 4К-видео при условии использования нового стандарта компрессии, называемого HEVC (высокоэффективное кодирование видео), однако данный стандарт пока не ратифицирован Ассоциацией Blu-ray дисков. Таким образом, такое резкое изменение наших дисплеев будет возможно лишь после множества изменений, которые затронут программную среду и техническое оснащение сетей – и лишь после этого мы сможем насладиться новым качеством телевизионной картинки.
Преимущества и достоинства 4К-разрешения лучше всего видны на экранах большого размера. Разница в качестве картинки между 55-60 дюймовым 4К-экраном и таким же по размеру HD-телевизором заметна невооружённым глазом. На 4К- и HD-экранах с диагональю 32 дюйма разглядеть разницу в качестве картинки не так просто.
Таким образом, последствия появления стандарта 4К состоят как бы из двух пластов. Первый пласт заключается в замене телевизоров с экраном меньшего разрешения на 4К-панели. Второй пласт последствий состоит в том, что люди, заинтересованные в том, чтобы по-настоящему насладиться новым качеством видео, будут вынуждены покупать телевизоры с большими экранами. Однако не каждая комната может вместить в себя экран большого размера. И по этой причине проникновение 4К-телевизоров на рынок будет происходить намного медленнее, чем в случае с HD-панелями.

Стенд компании Samsung на выставке CES:  картинка создаётся множеством проекторов, однако, когда-нибудь, возможно, это будет один большой OLED экран.
Стенд компании Samsung на выставке CES: картинка создаётся множеством проекторов, однако, когда-нибудь, возможно, это будет один большой OLED экран.

Изогнутые 4К-панели были относительной новинкой в январе прошлого года, когда на выставке CES они были представлены на стенде Samsung. На экране с диагональю 55 дюймов такой форм-фактор кажется нам скорее странной причудой. Возможно, при появлении очень больших изогнутых экранов мы сможем понять преимущества изогнутости.
Однако повторимся – 55-дюймовый изогнутый экран не привнесёт в гостиные тот эффект, который туда привносит плоская панель. Возможно, когда-нибудь в будущем у нас будут 4К-телевизоры, занимающие всю стену, способные окружить нескольких человек, сидящих рядом, как в мини-IMAX-кинотеатре.
Впрочем, эволюция железа, которая будет происходить в мире телевизоров в ближайшие несколько лет, не ограничится одними лишь экранами в гостиных. Количество лэптопов и планшетов вокруг нас непрерывно растёт день ото дня.
В будущем пересылка контента с одного устройства на другое станет намного легче, однако мы вряд ли будем регулярно использовать путь «провайдер-лэптоп-телевизор». Лэптопы и планшеты сохранят свою популярность, но телевизорам также придётся развить в себе возможности простого подключения к Интернету – только это поможет им выжить.
В настоящее время потоковое видео попадает на экраны в гостиных главным образом при помощи дополнительных «коробочек» – таких, как сет-топ-боксы Roku или Apple TV, либо через игровые консоли, в которые интегрирована возможность поддержки потоковых служб. В недалеком будущем ситуация на фронте игровых консолей немного изменится – там, где сегодня присутствуют Xbox 360 и PlayStation 3, через пять лет будут царствовать Xbox One и PlayStation 4.
Однако мы не удивимся, если некоторые производители электроники – в частности, те, которые сегодня активно продвигают смарт-телевизоры – начнут скупать производителей сет-топ-боксов
либо начнут вкладывать деньги в платформы с потоковым видео с целью получить эксклюзивный доступ к контенту этих платформ для своих моделей бытовой техники. К примеру, Roku и её каталог могут превратиться в одну из «провинций» LG с закрытым доступом для посторонних; контент Hulu, возможно, станет доступен лишь владельцам телевизоров Samsung. Или наоборот.
Заполучив функцию доступа к потоковому видео – за счёт покупки других компаний или копирования их технологий, телевизоры смогут сломать тот барьер, который сегодня отделяет их от лэптопов и заставляет использовать последние для просмотра потокового видео. Менее вероятный сценарий развития ситуации состоит в том, что производители телевизоров запустят технологии, позволяющие телевизорам и лэптопам без проблем «общаться» друг с другом, став компонентами общего интерфейса «умного телевидения». Основы стека протоколов UPnP от DLNA существуют уже десяток лет, однако пока их чаще используют в мире смартфонов и консолей. Если бы производители телевизоров и лэптопов сподобились на то, чтобы «связать» свои устройства при помощи UPnP или другого подобного протокола, зритель бы меньше смотрел в экран лэптопа и всё чаще бы обращал взор на экран телевизора.
После того, как планшеты и смартфоны доросли до того, что их отчасти начали использовать в качестве устройств удалённого управления телевизорами, мы наблюдаем их дальнейший рост – до уровня, когда зритель уже может начинать пересылать или перебрасывать контент с одного устройства на другое. Некоторые приложения и установки позволяют делать это уже сегодня – в частности, можем упомянуть планшет Xperia от Sony с инфракрасным передатчиком. Пройдёт ещё пару лет – и возможность такой передачи контента станет простым, надёжным и обычным явлением. Передача видео с YouTube на телевизор станет возможна одним щелчком пальца.

Источник всего контента

Физические медианосители сохранят своё существование в рудиментарной форме – старые игры, ранее купленные диски Blu-ray и DVD. При этом уже через несколько лет большая часть покупок медиаконтента станет цифровой. Широкого распространения достигнет покупка цифровых файлов и Web-подписка.
В настоящее время отношения между кабельными сетями и потоковыми платформами достаточно напряжённые. Относительно небольшое число «кабельных отказников» заставляет нервничать топ-менеджеров традиционных медиа-организаций.
Мы можем смело прогнозировать, что данная тенденция сохранит свою актуальность на ближайшие несколько лет – сложно представить, что зритель будет продолжать платить за раздутые пакеты кабельных компаний, в то время как вокруг есть масса бесплатных или недорогих Интернет-платформ, предлагающих доступ к миру информации и развлечений здесь и сейчас. Вы пока ещё не можете смотреть всегда именно то, что вы хотели бы видеть, не всегда можете это делать там, где вам этого хотелось бы, но поскольку кабельные сети имеют такой же недостаток, зрителю есть смысл выбирать более дешёвый вариант.
Мы можем наблюдать, как этот процесс развивается несколькими путями. Маловероятно, что провайдеры кабельных услуг, раздражённые снижением числа абонентов, начнут давить на телекомпании, вынуждая их отказаться от сотрудничества с потоковыми платформами. Поэтому, скорее всего, кабельные компании начнут запускать либо собственные потоковые платформы, или некое их подобие и, таким образом, смогут оттянуть правообладателей от таких компаний, как Amazon, Netflix и Hulu, вернув себе таким образом эксклюзивность.

Платформа Aereo существует на рынке США относительно недолго, но уже успела столкнуться с трудностями. Сможет ли она выстоять и превратиться в очередной стандарт или же упадёт под давлением судебных исков?
Платформа Aereo существует на рынке США относительно недолго, но уже успела столкнуться с трудностями. Сможет ли она выстоять и превратиться в очередной стандарт или же упадёт под давлением судебных исков?

Третий возможный способ дальнейшего развития ситуации – это покупка кабельными операторами платформ, которые отбирают у них клиентов: к примеру, Comcast покупает Aereo, или Time Warner покупает Netflix. Впрочем, трудно себе представить, чтобы кабельщики решили покупать то, что они, в общем-то, способны скопировать. За исключением, разве что, случаев, когда правообладатели решили, что их контент в сети может быть доступен лишь с одной платформы, и эта самая платформа уже «обскакала» кабельщиков.
Ещё один вариант развития отрасли состоит в том, что ситуация будет продолжать развиваться примерно в том же ключе, в котором она развивается сегодня. В конце концов, следует признать, что подписка на Интернет-платформы может обойтись в целом дороже, чем подписка на услуги кабельного провайдера – если учесть тот факт, что интересующий пользователя контент разбросан по разным Интернет-платформам, а у кабельщика есть сразу всё. Однако, даже столкнувшись с данной проблемой, абоненты вряд ли побегут назад к кабельщикам – ведь среди преимуществ Интернет-платформ, в частности, – возможность просматривать контент на множестве различных устройств, а также возможность доступа к объёмным каталогам архивных программ.
Основанная точка преткновения – это удобство: несмотря на то, что иногда приятно просто включить телевизор, смотреть и слушать его в фоновом режиме, возможность иметь большую свободу выбора и больше контроля за тем, что мы смотрим, даёт потоковому видео дополнительные преимущества над кабельными сетями. Кабельное телевидение достигло определённой степени взаимодействия со зрителем, запустив VOD-сервисы, однако основной «хлеб с маслом» кабельного телевидения – это конвейер линейных телепрограмм. Интернет-платформы в то же время подобны стационарному буфету.
Относительно тревожной тенденцией стало желание некоторых правообладателей отобрать свой видеоконтент у третьих сторон, чтобы запустить собственные проекты под своим брендом. Это ужасно с точки зрения удобства для пользователя, но это имеет место быть (Warner Bros имеет собственный сайт, SNL также недавно потребовала убрать свой контент с Hulu, чтобы размещать его на собственной платформе). Нам остаётся только надеяться на то, что другие правообладатели не последуют данному примеру.
Может, в будущем у нас будет возможность выбирать «онлайн-каналы» для подписки на каждый из них по отдельности. То есть в какой-то мере мы получим то, чего абоненты требуют от кабельных операторов в течение уже многих лет. Безо всякого сомнения, рано или поздно появятся некие распорядители, которые начнут управлять подпиской на эти «онлайн-каналы» и их распространением, формировать из них пакеты, продавать их в связке – и в итоге в плане цен и условий мы вернёмся к той же системе распределения каналов, которая существует сегодня в сфере кабельного телевидения. Впрочем, отличие будет состоять в том, что все эти каналы останутся такими, которые будут формироваться на основе запросов зрителей, и не будут гонять впустую трафик, наполненный заранее спрограммированным контентом.
Это может избавить нас от сегодняшней неразберихи в Интернете, когда мы вынуждены бегать с платформы на платформу в поисках интересующего нас контента с минимальным количеством рекламных пауз. Однако, похоже, что относительно редкое распространение контента – это то, что позволяет держать цены на относительно невысоком уровне, а то и вообще делает контент бесплатным благодаря рекламе. Если появится некая упорядоченность, подобная существующей в сфере кабельного телевидения, мы выиграем в плане удобства, но проиграем в финансовом плане.
В этой и предыдущих частях нашего повествования мы не особо уделяли внимание телепрограммам, идущим в прямом эфире. Чёткое расписание программ, время их выхода, определённое кем-то незнакомым, выглядит неким анахронизмом.
Однако прямой эфир по-прежнему имеет смысл в случае, когда речь идёт о трансляции важных событий в режиме реального времени. В этом плане телевидение может даже вернуться туда, где в последнее время стали доминировать социальные медиа: в чёткое, поминутное информирование о происходящем. Не так много людей стало свидетелями телетрансляции с места терактов во время Бостонского марафона – большинство следило за событиями через Twitter или Facebook.

Мы могли бы получать видео с места актуальных событий и даже прямую потоковую трансляцию, опираясь на более надёжную инфраструктуру.
Мы могли бы получать видео с места актуальных событий и даже прямую потоковую трансляцию, опираясь на более надёжную инфраструктуру.

Проблема видео заключается в том, что его относительно трудно передавать в режиме реального времени в хорошем качестве в сеть – в отличие от, например, твитов. Если человек, находящийся в гуще событий, решит передать оттуда репортаж, то ему гораздо легче сделать это в текстовом режиме, чем в виде потока видео. Видеопоток очень сильно страдает от перегрузок – на стороне «передатчика» он должен пробиться в перегруженную сеть, а на «принимающей стороне» его может ожидать огромная масса зрителей, способная перегрузить канал своими запросами.
Если телевидение (либо онлайн-видео) сумеет преодолеть данный барьер, мы станем свидетелями рождения нового типа новостного вещания. Источниками прямого вещания смогут стать многие люди, находящиеся в гуще событий, вместо одной камеры, направленной на место происшествия.
Такой подход может быть эффективным и при освещении событий не такой срочности. К примеру, множество видеофрагментов, снятых с разных углов обозрения во время спортивных состязаний, могут помочь решить вечные споры на тему – был ли гол, или мяч пролетел мимо ворот (конечно, это не столь существенно на крупных матчах, где множество телекомпаний ведёт трансляцию с самых выгодных точек, но вполне будет полезно при освещении менее значимых спортивных мероприятий).
И это будет означать фактическое слияние телевидения и социальных медиа в сфере производства контента. В целом это будет похоже на то, как среди множества бессмысленных твитов, новостные якоря помогают находить важные сообщения от людей, волей судьбы оказавшихся в нужное время в нужном месте и готовых поделиться важной информацией.

Дополнительные устройства

Маркетологи и топ-менеджеры СМИ в настоящее время наперебой рассказывают о таком явлении, как «общение со вторым экраном». Данное явление описывает ситуацию, когда зритель смотрит на экран телевизора, что называется, «вполглаза» – по причине того, что основное его внимание уделено другому занятию – чтению или написанию твитов, просмотру Интернет-сайтов на экране своего смартфона или планшета. В настоящее время в этой сфере наблюдается некое «перетягивание каната», в котором участвуют смарт-телевизоры, сет-топ-боксы и консоли, входящие в сектор устройств для работы с социальными медиа. В ближайшие несколько лет эти попытки смарт-телевизоров перехватить инициативу у устройств «второго экрана» станут практически безуспешными.
Ранее мы уже объясняли, что именно обстоит не так с использованием интерфейса вашего смарт-телевизора для выведения панели Twitter на 55-дюймовый экран. Просмотр телепрограмм или фильмов интересен всем, кто находится с вами в одном помещении. Социальные медиа или чтение сайтов – ваше личное дело. Мало кто из тех, кто смотрит вместе с вами на большой экран, заинтересуется лентой вашего Twitter или Facebook. У большинства из них, возможно, есть собственные ленты в этих соцсетях, и они предпочитают обращаться к ним при помощи дополнительных устройств – «вторых экранов».
Добавим также, что, как мы ранее писали, экран, находящийся на расстоянии, не обеспечивает полного погружения в информацию соцсети в такой степени, как это может делать устройство, находящееся у вас в руках или лежащее у вас на коленях.

Планшеты способны стать центром собственной экосистемы.
Планшеты способны стать центром собственной экосистемы.

Однако присутствие этого самого «второго экрана» открывает чудесные дополнительные рекламные возможности для всех вовлечённых сторон. А это означает появление большего количества встроенной рекламы в вашей ленте Twitter и на стене Facebook.
Разумеется, до того момента, когда сбудутся наши сегодняшние прогнозы, пройдёт примерно столько же времени, сколько уже прошло с момента появления в мире Twitter и Facebook. И, возможно, в процесс вольются какие-нибудь новички, которые перетянут на себя внимание пользователей, не желающих видеть большое количество рекламы.

Взаимодействие со «зверем» из гостиной

Сказать о том, что будущее успешного развития телевизоров сомнительно – значит, не сказать о том, что интерфейс телевизора изменится в ближайшие несколько лет. А он действительно изменится. По крайней мере, для переключения между источниками сигнала – такими, как игровая консоль и DVR – вам не придётся нажимать «волшебную кнопку» на пульте дистанционного управления. Вы сможете просто отдать голосовую команду или провести пальцем по сенсорной панели.
На самом деле, данная часть телевизора нуждается в изменениях в наибольшей степени – и лишь это, пожалуй, сможет оттянуть людей от клавиатур и сенсорных экранов назад к телевизорам. Системы управления телевизоров в настоящее время ужасно неудобны. Впрочем, чего греха таить – неудобными они были всегда.
И это не удивительно. Производители телевизоров не занимаются разработкой интерфейсов управления – они создают оборудование. То же самое, да ещё в большей степени, относится к провайдерам кабельных и спутниковых платформ. Они отвечают за доставку сигнала из точки «А» в точку «Б», и мало заинтересованы в том, чтобы выйти за рамки организации технического обеспечения данного процесса, не говоря уже о том, что у них нет стимулов для того, чтобы обеспечить зрителя удобным интерфейсом.
Мы не хотим обижать людей, которые разрабатывают системы дистанционного управления и схемы пользовательского интерфейса для телевизоров. Однако если судить по результатам их работы, можно сделать вывод о том, что они застряли где-то в начале 90-х годов прошлого века – в эпохе примитивных компьютерных игр, простой графики и однотипных меню. Поэтому с помощью создаваемых ими пультов дистанционного управления сегодня достаточно трудно управлять современной техникой. Порой мы не можем правильно настроить цвета – в меню просто не хватает необходимых функций, а частенько нам приходится на ходу вспоминать о том, что кабельный сет-топ-бокс на пульте называется «Первым компонентом», проигрыватель DVD следует искать под кнопкой «Видеомагнитофон», а спутниковый ресивер прописан как PS3.

И кто их разработал?
И кто их разработал?

Вопрос усовершенствования пульта дистанционного управления не только давно назрел, но и перезрел. Некоторые производители уже делают первые шаги в данном направлении – в частности, появились пульты дистанционного управления, на задней крышке которых размещена полноценная клавиатура. Однако производители телевизоров могут пойти ещё дальше и вовлечь дополнительные устройства – такие, как планшеты и компьютеры – в процесс дистанционного управления телевизором, создав для этого соответствующие приложения. Некоторые компании уже пытаются работать в данном направлении, и, если повезёт, то такая схема управления станет основной в ближайшие несколько лет.
Параллельно следует провести глобальную перестройку интерфейсов телевизоров, сделав их более подстраиваемыми, удобочитаемыми и понятными для пользователя. Видимых преград для этого нет – работа меню требует не таких больших процессорных мощностей, да и простые процессоры сегодня стоят совсем недорого.
Разумеется, никто не станет покупать телевизор лишь из-за наличия внутри него рудиментарного чипа от смартфона или из-за улучшенного интерфейса. Поэтому результаты трудов разработчиков не выльются в моментальный скачок объёмов продаж. Однако желание убедить людей продолжать использовать телевизоры заставит производителей задуматься о том, как сделать общение зрителя со своим телевизором более простым и удобным.

Впереди – долгая Интернет-дорога

Интернет-технологии проделали долгий путь, прежде чем встряхнуть телевидение и изменить модель нашего общения с ним. Но, как бы ни хотелось об этом думать, очень скоро нынешняя ситуация, когда мы можем смотреть то, что хотим смотреть, где хотим смотреть и когда хотим смотреть, изменится. Нам не хочется верить, что рано или поздно стоимость подписки на Netflix и стоимость просмотров кино в iTunes возрастёт. Однако есть вещи, которые могут гарантировать выживание этих услуг больше, чем прибыли студий.
Суровая реальность, которая нас ждёт в будущем, состоит в том, что рано или поздно контент будет упорядочен по специальным сайтам и платформам, чётко защищённым всеми авторскими правами, и на смену нынешней вольнице придёт большое количество онлайн-сервисов с видео по заказу, доступ к которым будет осуществляться на основе подписки. Мы надеемся, что платформы, сумевшие сломать существующие барьеры, смогут удержаться за имеющиеся у них сегодня контракты, восстановить потери и создать конкурентную среду, которая будет способствовать сохранению относительно низких цен на эти услуги.
В целом, мы можем смело прогнозировать, что в ближайшие 5-10 лет Интернет сумеет выйти на тот уровень, когда он сможет фактически победить в борьбе с кабельными и спутниковыми компаниями за абонентов. Разумеется, кабельное телевидение продолжит своё существование. Однако с годами его позиции будут всё больше ослабевать, а Интернет будет всё больше наращивать свою мощь.
И, несмотря на то, что технологии, связанные с производством потребительской электроники, развиваются намного медленнее, чем движется наша фантазия, есть кое-что, что нам хотелось бы увидеть как можно скорее – а именно, тонкие, как бумага, прозрачные стеклянные экраны, не затеняющие стены и использующие минимум электроэнергии. Компания Corning, похоже, разделяет наши фантазии и недавно разработала так называемое стекло Willow Glass, которое откроет потенциальную возможность изготовления гибких экранов.
Мы также мечтаем увидеть в работе надёжные, постоянные и стабильные соединения, позволяющие подключать к Интернету любые устройства, а также передавать и принимать неограниченные объёмы видеоконтента всегда и везде. В этом могут сыграть немалую роль провайдеры мобильных сетей. Однако, с широким распространением различных устройств для потребления контента, провайдеры Интернет-услуг начали накладывать ограничения на использование каналов, устанавливать лимиты и повышать цены. Наземные сети также оказались вовлечены в этот процесс. Такое положение вещей несколько усугубляет процесс распространения контента, снятого в высоком разрешении. Поэтому нам остаётся только надеяться на появление каких-либо экономических мотиваций, которые заставят такие компании, как Comcast, AT&T и Verizon, несколько ослабить свою хватку и позволить нам смотреть то видео, которое мы желаем видеть.
Мы верим, что в отдаленном будущем на смену пультам дистанционного управления придут системы голосового управления, и в итоге они смогут полностью вытеснить пульты. Эти новые системы будут настолько интеллектуальными и подстраиваемыми под пользователя, что они смогут чуть ли не читать наши мысли. Ближайшими аналогами данных систем сегодня являются Siri и Google Now, однако если развитие технологий в итоге позволит делать то, в чём мы нуждаемся больше всего (управление через всю комнату, куда не достанет наша рука), то процесс управления телевизором, в конце концов, перестанет быть скучным и неудобным занятием.
И, возможно, самые большие надежды мы возлагаем на то, что рано или поздно наш дом будет наполнен устройствами, не скованными более узами систем DRM, не конфликтующими между собой, а наоборот – способными без проблем «общаться» друг с другом. Лэптоп, который без проблем сумеет передавать фильм на смартфон или планшет и сможет самостоятельно встать в очередь за просмотром вашего любимого сериала на YouTube. Мы не боимся мечтать!

Автор: Ли Хатчинсон

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.