В 2020 году ровно 20 лет, как компания SES Astra работает на рынке Украины. О том, как начинался спутниковый бизнес на стыке нулевых, о развитии рынка и перспективах спутникового флота и телекоммуникационных технологий мы пообщались с Онно Зоневельдом, руководителем представительства SES в Украине и странах СНГ.
GEO MEO SES
Онно, что послужило поводом для прихода компании Nordic Satellite AB (NSAB), которая в скором будущем стала частью глобальной SES Astra на рынок Украины 20 лет тому?

Стартовав в конце 80-х годов, телевизионный рынок Украины за 10 лет прошел неплохой эволюционный путь от этапа романтизма до этапа полноценного коммерческого телевидения и начала здоровой конкуренции за зрителя, где спутник должен был играть роль транспорта по доставке сигнала телеканалов к эфирным передатчикам и кабельным операторам.

Шведская компания SwedishSpaceCorporation – 100% собственник компании Nordic Satellite AB, сокращенно NSAB, к концу 90-х годов управляла двумя космическими аппаратами – Sirius-1 (ex-Marco Polo-1) и Sirius-2, развивая позицию 5 градусов восточной долготы. В конце 1999 года к ним добавился аппарат Sirius-3. Так как помимо стран Скандинавии и Северной Европы в зону покрытия лучей спутников входили страны Балтии, Украина и Восточная Европа, – было принято стратегическое решение сосредоточиться на этих рынках. В 1999 году была зарегистрирована компания, а с 2000 года начало работать представительство в Киеве, с 2002 в Риге, с 2003 года – в Бухаресте и c 2006 года в Москве.

Брошюра запуска спутника Astra 1A в 1988 году

Брошюра запуска спутника Astra 1A в 1988 году

Кто руководил первым офисом, где брали сотрудников?

Главой киевского офиса был назначен швед Клас Йонссон, достаточно долго проработавший региональным директором в московском офисе компании Ericsson. Обладая опытом и знаниями специфики рынка, личными наработками, он знал и понимал, как устроен рынок, поэтому был выбран NSAB, как лучшая кандидатура для построения представительства.

Первыми сотрудниками офиса стали Татьяна Мануильская и Александр Живков, которые до этого работали ГП «УкрКосмос», у них был опыт, экспертиза, знания рынка и контакты. В 2000 году к команде примкнул Александр Пелех, который до этого был вице-президентом Национальной телерадиокомпании, и вдобавок к знанию рынка был координатором по работе с Евровидением.

NSAB в Украине начинала работать как представительство или филиал? Вопрос с точки зрения оплаты за услуги?

Офис в Киеве работал как некоммерческое представительство, целью которого было изучение рынка, консультации, маркетинговые акции. Он больше напоминал хаб для помощи клиентам – маркетинговые акции организовать, договора перевести, с документами помочь, и их координации с офисом в Стокгольме. Коммерческая деятельность и полномочия на него отсутствовали. У всех клиентов были прямые международные контракты с головным офисом NSAB. Оплата за все услуги проводилась в валюте.

Ставка была на работу с телеканалами и радиостанциями или больше на интернет-провайдеров?

Ставки на какой-то конкретный сегмент не было, мы работали со всеми. Так исторически сложилось, что первым клиентом на подъем сигнала вообще стала радиостанция – «Наше Радио». Среди провайдеров услуги приобретали: «Адамант», «Лаки.Нет», «Алькар-Телеком» и другие. Такое было время, что телеком-операторам спутниковая передача данных в качестве основного канала была выгодней, стоимость аренды наземных волоконно-оптических линий была на порядок дороже. Телеканалы в статусе клиентов появились позже всех.

В ноябре 2000 года на спутнике Sirius-2 появился «Новый канал», в январе 2001 года – телеканал ICTV, в июне – «Enter-music», в июле – «Enter-фільм» и ТЕТ, в октябре – «Інтер+». Как происходила доставка сигнала на спутник? Где располагался аплинк? И как сигнал из Киева доставляли до аплинка?

Учитывая тот факт, что в Украине существовали три общенациональных сети УТ1, УТ2, УТ3 – параллельно для распространения сигнала существовали три общенациональные радиорелейные сети в пользовании НТКУ, Интер, 1+1, и две резервных РРЛ, которые частично использовались ICTV, Новым каналом. Параллельно существовали какие-то небольшие участки, где можно было перегнать сигнал по земле, но в рамках страны для раздачи сигнала ресурсов релейных линий просто не было. А веерные отключения электроэнергии не давали полной гарантии доставки сигнала, поэтому, переход на спутниковую дистрибуцию был очень кстати.

Первым клиентом среди телеканалов стал «Новый канал». В 2000-м году мы его подняли из Калиновки в Макаровском районе под Киевом с транспортабельной станции Концерна РРТ. Это как раз та пресловутая двухзеркальная приемно-передающая спутниковая антенна 2.8×5.5 м, установленная на автомобильном прицепе. Станция работала достаточно долго. Она, кстати, еще жива и сейчас законсервирована как исторический объект. Можно поехать даже на нее посмотреть. В лучшие свои времена станция поднимала на орбиту 4 телеканала на разные транспондеры в FSS-диапазоне.

Так как Калиновка находится от Киева на расстоянии более 40 километров, необходимо было решение для доставки сигнала с киевской телебашни, и мы его нашли. Это был уникальный проект, сотрудничество Концерна РРТ и компании «Квант-Эфир». Специально под эту задачу была модифицирована аналоговая радиорелейная станция, из которой был демонтирован аналоговый телевизионный тракт и заменен цифровым DVB-S модулятором. Вещание велось с Дорогожицкой, с башни Концерна РРТ при помощи антенны 1.8 м, установленной на отметке 80 метров. Линия работала до 2011 года и зарекомендовала себя как одна из самых надежных линий по доставке сигнала через РРЛ.

У большинства телеканалов, которые вещали с киевской телебашни в аналоговом эфире, уже был построен «транспорт» в точку «ноль». Что упрощало часть задачи. Многим пришлось модернизировать линии по доставке сигнала, перейти на цифру, на формат SDI. Спутник в этом плане был немного драйвером внедрения новых технологий украинскими вещателями.

Какие взаимоотношения были между Концерном РРТ и NSAB?

Компания NSAB в Украине работала по схеме, когда техническую часть реализации услуги отдавали на обслуживание местной компании. В тот момент партнером был Концерн РРТ и обеспечивал наземную составляющую услуги, которая предоставлялась на территории Украины. Наземная станция в Калиновке и аплинк были собственностью Концерна.

Появление в 2001 году на рынке Украины компании Spacecom подстегнуло конкуренцию? Как боролись за клиентов?

Приход компании Spacecom на украинский рынок не только здорово увеличил конкуренцию, но и непосредственно развитие рынка. За клиента теперь необходимо было конкурировать не только ценой, но и качеством, дополнительными сервисами. В историческом разрезе у NSAB всегда было конкурентное преимущество – 2 аппарата с дублирующимися частотами в одной точке, что давало возможность быстрого резерва в космосе.

Очень существенное отличие, что у NSAB, а потом у SES Astra в Украине всегда было представительство, офис, куда можно было прийти и пообщаться. У Spacecom – по сути, агент, представляющий их интересы. Сначала один, потом к ним добавился «Укркосмос».

С Юдой Амир (региональный директор по продажам Spacecom) у нас прекрасные цивилизованные взаимоотношения. Мы конкуренты и соратники одновременно.

Какие были условия по подъему сигнала для телеканалов не из Киева? У кого были собственные аплинки?

Когда мы использовали FSS-диапазон, телеканалы могли подниматься из любой точки Украины, не обязательно из Киева.

В 2004 году, с переходом на вещательный BSS-диапазон, этот процесс стал сложнее. Все телеканалы в силу технических и технологических преимуществ хотели попасть в этот пакет, который поднимался из Калиновки. Телеканалы начали интенсивно разрабатывать всеми силами способы доставки. Телеканал «Украина», например, изначально доставлялся по радиорелейным линиям в Киев из Донецка. С теми, кто был очень далеко – были технические нюансы. Например, областная телекомпания «Тиса-1» -из Ужгорода в силу удаленности от Киева и невозможности доставить сигнал наземными средствами в приемлемом качестве без потерь – вынуждена была приобрести и установить собственную передающую станцию. И прямо из Ужгорода со своей крыши транслировали сигнал на Sirius.

На каких условиях с телеканалом подписывался договор?

С телеканалами мы, как правило, подписывали стандартный для спутниковой индустрии контракт сроком на 5 лет. С нашей стороны мы предлагаем: аренду емкости, подъем сигнала. С точки зрения юристов других отраслей контракты выглядят немного однобоко, однако не следует забывать, что на нас все обязательства, а у телеканала их два: платить вовремя за услугу и не ставить в эфир «запрещенный» контент.

Согласно Европейской Конвенции о трансграничном вещании, данные обо всех наших каналах-партнерах, их лицензиях мы предоставляем шведскому регулятору, который отвечает за то, что вещается со шведской территории, которой является также орбитальная позиция 5 градусов восточной долготы.

Телеканалы приобретали мегагерцы или мегабиты?

Онно Зонневельд / Onno ZonneveldДо 2004 года были мегагерцы. После построения в Калиновке телепорта для вещательного диапазона BSS, в котором используется пакетное вещание на одной частоте, во всех контрактах для теле- и радиоканалов прописывались исключительно мегабиты. Это ключевой момент, который дифференцировал NSAB, чтобы отличаться от конкурентов. С точки зрения клиента – он покупал понятную величину, которую можно было просчитать, измерить и не использовал никаких манипуляций по пересчету чего-то несуществующего во что-то несуществующее – ведь в режиме пакетного вещания, понятие полосы частот в МГц физически существует только для всего пакета из 10-20 каналов, но не для каждого отдельного канала. Также, все наши клиенты всегда получают гарантированную фиксированную скорость цифрового потока, которая напрямую определяет качество изображения – мы никогда не используем статистическое мультиплексирование между разными клиентами.

Для Европы стандартный частотный план вещательного диапазона (BSS) подразумевает ширину транспондера 33 МГц для всех спутников. 33 МГц в DVB-S/MPEG-2 – это 38 мегабит, в DVB-S2/MPEG-4 – это 55-60 Мбит/сек в зависимости от параметра коррекции ошибок. При определенных условиях (например, с применением DVB-S2X можно получить в транспондере поток порядка 100 Мбит/с).

В FSS диапазоне все сложнее – конфигурация спутника определяется при производстве на усмотрение оператора, часть диапазона регламентируется, часть нет, что позволяет спроектировать спутник с любой желаемой шириной полосы транспондера – обычно 26, 36, 54, 72 МГц, но могут быть и другие варианты. Соответственно, клиент может сам выбрать нужную ему часть полосы частот из каких-то своих соображений – хоть 1,5 МГц, хоть 28,5…

C получением SES контроля над NSAB и переходом управления из Стокгольма в Люксембург что-то изменилось для украинского представительства? И для украинского клиента?

С переходом NSAB в состав SES у украинского рынка появился доступ к глобальной группировке SES, ее наземной инфраструктуре. По большому счету, Киев стал частью инфраструктуры с возможностью резервирования, использования любого космического аппарата компании, переброски сигнала из Европы на любой континент. Например, прямые трансляции визитов первых лиц Украины в США осуществлялась нашей компанией напрямую с использованием флота SES.

Правда, за все время существования киевского офиса в рамках компании SES Astra, мы ни разу не использовались Европой, как резервным аплинком. А вот во время Майдана в 2014 году в целях безопасности, часть украинских каналов, в том числе мультиплексы наземной сети «Зеонбуд» поднимались из Стокгольма, Мюнхена и Люксембурга.

Чтобы перегнать сигнал через спутник, что необходимо заказчику, как организован процесс?

Пока существовала компания NSAB, спутники Sirius-1, Sirius-2 – в Стокгольме существовала служба – контрольный центр, куда мог обратиться любой из наших клиентов – позвонить, или написать e-mail и заказать 4.5, 9 или 18 МГц в одном из лучей на конкретную дату. Точка. Все остальные проблемы, по организации земной станции, договоренностей, заказа ПТС – лежали исключительно на плечах заказчика. Мы со своей стороны могли что-то порекомендовать, какую-то компанию из существующих в Украине.

Когда мы стали частью SES, ситуация изменилась. Мы получили доступ к ресурсам всего флота и перешли к глобальному масштабу. От клиента необходимы только данные: точку, где он хочет свой сигнал отдать и место, где он хочет сигнал получить. Для этого сегмента в компании есть подразделение Sports&Events, задача которого – предоставление клиенту сервиса под ключ. В зависимости от потребностей и поставленных задач, сотрудники подберут необходимый спутник, нужный луч, нужный транспондер, есть база по наземным станциям, есть возможность связаться с потенциальными провайдерами по организации трансляций, подъема на спутник. На выходе клиент получает синопсис, где указано, как можно реализовать требуемую задачу и стоимость.

С развитием технологий расширился и спектр запросов от клиентов. Не всегда клиенту необходима только аренда емкости. Например, клиенту необходима трансляция матча, который проводится в Азии, его должны принять в Европе и где-нибудь параллельно еще на яхте в Карибском море, или в конкретной сети в США или Канаде. Или еще пример, перегон Олимпиады из Рио в Киев при помощи одного спутника и разных его лучей. Это все мы можем. Это те решения, которые мы получили, став частью глобальной компании.

Когда задумались о строительстве спутниковой станции на «РаТел»?

Когда украинские телеканалы стали суммарно занимать полосу больше 20 мегабит, стало очевидно, что экономически выгодно каналы перевести из связного диапазона FSS в нормальный телевизионный вещательный диапазон BSS и для украинского рынка выделить целый транспондер. Это произошло в 2002-2003 годах. На тот момент между NSAB и Концерном РРТ была договоренность, что за шведские деньги с возвратом КРРТ строит в Калиновке полноценную передающую станцию. Эта станция была построена и успешно работала вплоть до 2011 года. В середине нулевых о собственной инфраструктуре в Украине никто не думал. Такие инвестиции не были подкреплены серьезными проектами и клиентами.

Читайте также — BSS vs FSS: в чем разница?

О собственном аплинке начали задумываться в 2006-2007 году, когда Концерн РРТ выплатил ссуду за спутниковую станцию в Калиновке, получив инструмент влияния на SES и даже начал пытаться играть на своих условиях. На тот момент происходило довольно много кадровых изменений в Концерне, руководители часто менялись, у каждого нового менеджера был свой, особый взгляд на развитие спутникового сегмента, планы, методы решения вопросов и проблем.

В какой-то момент шведам это надоело, и было принято решение, что строим свою станцию, свою инфраструктуру. В качестве потенциальных партнеров рассматривались: НТКУ, «Поверхность», «Фильм.ЮА», «Воля-Кабель» и «РаТел». По суме факторов вариант сотрудничества с «РаТел» оказался самым целесообразным. У компании на момент договоренности был полный набор инструментария и ресурсов: местоположение, персонал, лицензии.

Также, одним из ключевых в принятии решения был тот факт, что компания находится в Киеве на улице Олеговская. От принимающего решение в Стокгольме менеджера мы много узнали об истории Киева, Подола и этого места, о варягах, значении Олега в скандинавской истории и мифологии, что на этом месте на Подоле была церковь и дворянско-купеческое кладбище, в каком году это все было уничтожено и построена башня. Это все нам рассказывали шведы. Слово Олег, он же Олаф, сыграло значительную роль, как ни странно. Можно смело сказать, что в этом историческом месте варяги были, есть и будут.)))

Строительство телепорта началось в 2007 году, когда были инвестированы первые средства. В течение двух лет компания вложила около 2-х миллионов долларов. За это время была построена цифровая часть, которая формировала сигнал, при этом параллельно отправляла его в Калиновку. Второй очередью была построена непосредственно передающая часть с антенной. С 2009 года станция работает и развивается.

Системным интегратором, который проектировал, подбирал оборудование, строил первоначальную земную станцию – выступила немецкая компания NDSatCom. С 2013 года этим занимается дочерняя компания SESTechCom.

При построении станции использовалось оборудование:

  • Антенна – GeneralDynamics.
  • Передатчики – Xicom.
  • Цифровая часть – изначально была построена на оборудовании Thomson, теперь это Harmonic.

На сегодняшний момент в станцию, развитие, обновления, расширения суммарно проинвестировано в несколько раз больше.

Какие преимущества дала собственная спутниковая станция?

Самое главное достижение появление собственной спутниковой станции – возможность развития, расширения технически и технологически вне зависимости от финансирования и бюджетирования государственного Концерна РРТ. Потому что какое-либо расширение, добавление оборудование, расширения бизнеса в рамках партнера КРРТ – это всегда было связано с рядом организационных проблем и рисков. Мы как коммерческая компания гибко и оперативно подходили к решению вопроса, а вот у Концерна периодически возникали организационно-финансовые проблемы. Скорость и эффективность их работы не всегда совпадали с желанием украинских потребителей. Если к нам приходил клиент и говорил: «хочу через месяц видеть свой телеканал на спутнике!», то с КРРТ решение вопроса могло затянуться на полгода – год.

В партнерстве с «РаТел» нам был предоставлен полный контроль над персоналом, который эксплуатирует нашу станцию. Мы знаем, что это за люди, их квалификацию, как они обучены, сотрудники прошли нашу внутреннюю сертификацию. Мы регулярно проводим обучение и повышение квалификации, что гарантирует нам гибкость, эффективность и качество сервиса. «РаТел» обеспечивает расположение нашего оборудования, его эксплуатацию. Все ежедневные операции по эксплуатации и обслуживанию – это их зона ответственности.

При работе с Концерном суммарная надежность за год находилась в пределах 99.90 – 99.92 в лучшем случае, после запуска на «РаТел» – 99,95 и выше, в некоторые года показатель доходил до 99,999. Мы, по сути, на порядок подняли надежность услуги для клиента и качество сигнала.

Какая емкость на спутниках Astra зарезервирована под Украину?

В первой итерации для спутниковой станции закладывалась возможность поднятия 3-х транспондеров одновременно и очень быстро, буквально в течение года была обновлена до 4-х. Технически станция в состоянии поднимать до 20 транспондеров одновременно на две любые вещательные (BSS) спутниковые позиции от 20 градусов запада до 80 градусов востока. Для приема – от 35 градусов запада до 95 градусов востока.

На сегодня украинский вещательный рынок занимает более 10 работающих транспондеров на спутнике Astra 4A. Для перегонов используются, в зависимости от ситуации и потребностей, аппараты: NSS-12 – 57 гр.в.д, Astra 3B – 23.5 гр.в.д., Astra 4A–5 гр.в.д., SES-4 – 22 гр.з.д.

Есть ли возможность погодного резерва?

Резервирование, как правило, предусмотрено в двух случаях:

  • от стихийного бедствия или катастрофического отказа, когда аплинк полностью не функционален, в этом случае приемлемы/возможны остановки в эфире от нескольких минут до несколько часов или даже дней. Для такого резервирования поднятия сигнала у нас существуют прямые каналы связи на Стокгольм, Мюнхен, Люксембург, что позволяет нам оперативно переключать аплинки без длительных простоев.
  • кратковременное погодное резервирование, на время сильной грозы – обусловлено тем, что переключение должно быть мгновенным, незаметным для зрителя, что требует наличия аналогичного удаленного аплинка, работающего постоянно в «горячем» режиме, и, соответственно приводит к удвоению стоимости наземных услуг.

В Украине, да и в других странах Европы и мира, мы неоднократно прорабатывали возможность «погодного» резерва для некоторых участников рынка. Но как только дело доходит до цены вопроса – как правило, сразу становится не интересно. Насколько я знаю, погодным резервом пользуются всего лишь два крупнейших клиента в Европе – BSkyB и Canal+.

Работа с такими клиентами как Viasat и Зеонбуд – это успех для компании или работа со сложными клиентами?

«Виасат Украина», 1+1, «Зеонбуд» – это не сложные клиенты, а наоборот – самые стабильные с точки зрения финансовой дисциплины. Большой клиент – это не всегда большие проблемы. Скорее, чем меньше клиент – тем больше с ним может быть проблем. Особенности местного рынка.

Понятно, что в 2014 году после Майдана, когда упал курс, рекламный рынок, прошла девальвация, – украинским вещателям было сложно. Но мы со всеми договариваемся на взаимовыгодных условиях.

В последнее время ситуация стала значительно лучше. И даже если есть отток вещателей, это компенсируется для нас переходом на HD других игроков. Объемы арендованных емкостей у нас даже растут после внедрения медиагруппами кодировки в начале 2020 года.

С 1+1 модель сотрудничества немного другая. Медиагруппа изучила все варианты и приняла решение, что в их бизнес-модели постройка собственного аплинка более выгодна, чем использование наших ресурсов.

Онно Зонневельд / Onno Zonneveld

Рынок Украины отличается от европейского?

Каждый год я говорю, что наша клиентская база не будет расти, рынок достиг максимума, и каждый год я ошибаюсь. Особенность Украины – количество новых телеканалов, которые появляются ежегодно на телевизионной карте страны.

На фоне объемов рекламного рынка удивительно много телеканалов вещающих в открытом виде. Для некоторых стран Европы – это непозволительная роскошь. В этом году у нас появились: «Донбасс-Онлайн», «Апостроф», «Зоряный». Единственное отличие таких телеканалов помимо того, что у них есть спонсор – собственный контент. Что удешевляет их создание и позволяет им вести ретрансляцию в FTA-формате.

Если бы в Украине был нормальный рынок платного ТВ, то SD-каналов на спутнике не было б, все вещание шло в HD.

Рынок спутникового ТВ Украины деградирует или трансформируется?

Рынок Украины скорее трансформируется и переживает эволюционные процессы.

В Европе аудитория DTH не растет, но и не уменьшается. Параллельно конкурируют DTH, OTT, Pay DVB-T2. В США ситуация иная, чем в Европе. Домохозяйство через кабельную сеть или DTH-платформу получает базовый пакет, дополнительно приобретая доступ к Netflix или/и Youtube Premium.

В Украине 4 миллиона домохозяйств с установленной спутниковой антенной в качестве основного поставщика телевидения – потенциальная база для DTH-в будущем.

После внедрения «кодирования» был массовый переток в Т2, – это логично. Украинские ноу-хау – использование комбо-приемников, где из Т2 принимаются телеканалы медиагрупп, а остальные FTA каналы со спутника. Там где районы урбанизированы и есть инфраструктура для интернет-провайдеров – будущее за ОТТ. А вот в селах – за платным спутником.

Как бы это ни парадоксально звучало, ключевую роль играть будет телевизионная панель, установленная в домохозяйстве. Еще несколько лет население поиграется с Т2, а дальше ему захочется чего-то больше. Приобретая большие диагонали телевизоров, особенно с разрешением 4К – навряд-ли будет желание у потребителей смотреть SD-качество. А политика медиагрупп сводится к тому, что в открытом цифровом эфире запуск HD-каналов не планируется. 4К контент только на платных сервисах. Эти технологии будут вынуждать идти за контентом и даже платить за него.

Все меняется с приобретением опыта и выходом из зоны комфорта. Даже пиратство – это один из способов получения опыта и навыков, чтобы потом перейти на потребление легальных сервисов, оплачивать услуги провайдеру и не заморачиваться с плей-листами, порталами, ссылками. Не всегда это удобно, комфортно, и как показывает практика, большинству эта технологическая гонка вооружений не интересна. И интерес угасает, и потребность. Вспомните себя лет 10-15 назад и отношение к платному контенту, программному обеспечению и сейчас? Почувствуйте разницу.

Как появился проект Satellite Monitor? На каких рынках он доступен? Сколько человек вовлечены?

Этому проекту более 20 лет. Изначально задачей для внутренней аналитики было собрать информацию о рынке, чтобы понимать охват, тенденции, тренды, присутствие телеканалов, платформ, форматов. Накопив эти данные за 20 лет – мы имеем возможность анализировать эти данные по 35 странам.

Методология – обзвон 1000 респондентов в разных уголках страны и опрос. В каждой из стран мы находим подрядчика, как правило – это компания с именем в области социологических исследований. В Украине – это GFK. Частота – 1 раз в год. На 2021 год, возможно, мы обновим анкету, в связи с «кодированием» телеканалов медиагрупп. Руководит проектом один человек – Рикардо Топхем. Данные находятся на сайте компании, к ним можно получить доступ после регистрации.

Какие технологии и услуги при помощи спутникового флота будут востребованы в будущем?

В глобальном масштабе у нас есть стратегическое партнерство с компанией Microsoft. Результат этой синергии – доступ к облачным сервисам Azure в тех регионах, где есть проблемы с телеком-доступом и наземной инфраструктурой, например, на корабле, на острове, на нефтяной вышке, в самолете – клиент получает доступ к корпоративным ресурсам. Спутник становится частью глобальной инфраструктуры доступа к облачным сервисам. Клиент получает терминал с доступом к закрытой сети на скорости через VPN, например, 10 мегабит/сек.

Будущее спутника – абстрагирование от конкретных решений, как то телевизионное или радиовещание, передача голоса, он становится «трубой». Он становится «трубой» даже для ОТТ. Все спутниковые операторы прорабатывают технологии «облачных» Т-сервисов, SES Astra в том числе. Потенциальный клиент – корпоративный сегмент.

Кроме этого у нас грядет эпоха 5G и спутник интегрируется в инфраструктуру мобильных операторов для раздачи данных broadcast/multicast между базовыми станциями. Спутник пока что самый эффективный инструмент для решения телекоммуникационных задач в сложных локациях.

У компании SES есть готовый коммерческий продукт, который включает базовую станцию 4/5G, спутниковую антенну, канал передачи данных на эту станцию с подключением к спутниковому флоту. Если мобильный оператор хочет расширить свою зону покрытия – заказывает готовое решение, оплачивает, инсталлирует, оно интегрируется в сеть и становится частью инфраструктуры по обслуживанию абонентов.

Решения для организации доступа к сети интернет на кораблях, самолетах мы предоставляем уже несколько лет. Как правило, мы сотрудничаем с интеграторами, которые обслуживают авиакомпании, компании-операторов круизных лайнеров. Решение зависит от потребностей – наша задача обеспечить бесшовный переход между спутниками, диапазонами по всему маршруту.

Кстати, сейчас в Украине происходит сертификация нескольких связных терминалов, чтобы в самолетах, которые пролетают над Украиной, работал честный и легальный интернет. Эта процедура обязательна для всех стран на протяжении маршрута. Например, летишь над Украиной в авиалайнере, а оператор, используя радиочастотный ресурс Украины, предоставляет услуги с учетом особенностей местного законодательства.

Илон Маск со спутниковой группировкой Starlink и ракетоносителем SpaceX – конкуренты или драйверы рынка?

Если говорить о компании SpaceX – мы партнеры с 2013 года. Первым в мире спутником, выведенным на орбиту ракетой-носителем с повторным использованием ступени, был наш SES-10 в 2017 году. Затем был еще ряд запусков. Также компания SES является клиентом SpaceX по запуску группировки средне орбитальных космических аппаратов O3bm POWER.

Со Starlink – мы вероятней конкуренты. Разница лишь в том, что флот Starlink – это группировка низкоорбитальных спутников. Мы в SES после всех аналитических подсчетов и просчетов по экономической составляющей ставку сделали на среднеорбитальный флот, где срок жизни спутника – 12 лет, а пропускная способность аппарата – более 16 Гбит/сек. И загруженность нашей группировки уже несколько лет под 100%.

Мы не исключаем, что в перспективе мы станем партнерами и возможны сопряжение и интеграция между Starlink и O3b, а Илон Маск будет покупать у нас емкость. В будущем пользователь не должен знать, как у него работает доступ к сети интернет. Условно говоря, в составе автомобиля Tesla в базовой опции будет предоставлен сервис доступа к сети интернет.

Будущее за геостационарными, среднеорбитальными или низкоорбитальными спутниками?

Мы видим обозримое будущее в разрезе 10 лет как микс геостационарных спутников и среднеорбитальных. Низкоорбитальных спутников не предвидится, мы не видим в этом сегменте перспективы, в отличие от Илона Маска.

Экосистема спутниковой группировки O3B mPOWER
Как будет меняться флот SES?

Новые поколения спутников включают в себя новый тренд – обработку сигнала прямо на борту, а также программирование самого спутника прямо на орбите под востребованную в данный момент услугу, будь то вещание или передача данных.

Спутник перестает быть просто зеркалом, у него появляется множество лучей и покрытие становится синтезируемым динамически, что позволяет создавать покрытие нужных территорий в реальном времени на нужный отрезок времени. Это позволяет значительно сократить количество необходимых орбитальных позиций. Так же спутники тяжелеют. Если Sirius-1 весил около 1500 килограммов, то SES-12 весит более 5300 кг.

Из перспективных концепций также – дозаправка спутника в космосе через дозаправщик, что позволяет увеличить жизнь космического аппарата на орбите, и тогда парадигма рынка существенно меняется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?