tower sunset / telecommunications

Обширный материал «Нового Времени», посвящённый обсуждению так называемого «клубного эффекта» на рынке мобильной связи, совпал по времени с появлением пространного интервью CEO Лайфсел  Исмета Языджи (часть первая и вторая). Оно сосредоточено на излюбленой теме публичных коммуникаций третьего игрока — недостаточных усилиях государства в части создания «справедливых условий» на телеком рынке.

Можно предположить, что не за горами очередной тур публичных и непубличных дискуссий о регулировании рынка мобильной связи. В ходе этих дискуссий, к гадалке не ходи, стороны будут апеллировать к интересам общества и государства. Раз так, позволю себе порассуждать об этих самых интересах. Заодно напомнить о некоторых фактах.

Во-первых, после появления в Украине 3G-сетей страна присоединилась к общемировым трендам. С одной стороны, мы наблюдаем стремительный рост потребления услуг передачи данных. Среди прочего это приводит к миграции голосового трафика в разного рода VoIP-сервисы вроде Viber или Telegram. У пользователей подобных сервисов никакого «клубного эффекта» нет и в принципе быть не может. Как результат этой миграции уже много лет пользование услугами традиционной голосовой связи растёт черепашьими темпами, по 3-5% в год, а в ближайшей перспективе начнёт уменьшаться. Для сравнения потребление мобильного интернета стабильно растёт 50-70% год к году.

Во-вторых, незначительный интерес украинцев к переносу своих номеров, что в lifecell традиционно объясняют «клубным эффектом», характерен для очень многих, если не большинства рынков развитых стран. Стоимость звонков на чужие сети  перестала быть ключевым фактором выбора. Гораздо большее значение играют и покрытие сети, и качество услуг, и пресловутая сила бренда, за которой в одном случае стоят 25 лет работы, а в другом — одна из самых известных торговых марок в мире. Сеть lifecell обеспечивает очень хорошее качество там, где у неё соответствующее покрытие. Однако творить чудеса сложно, поэтому имея примерно 18 тыс. базовых станций против 28 и 27 тыс. у конкурентов, lifecell не может предложить аналогичное покрытие.

В-третьих, снижение ставок интерконнекта само по себе не поможет преодолеть  привычку украинцев избегать звонков на другие сети. За последние пять лет имели место три директивных уменьшения этих ставок, с 36 до 12 коп/мин. Итого, ставки снизили в 3 раза, и на сегодняшний день их размер меньше, чем где-бы то ни было в ЕС и в разы меньше, нежели в большинстве стран СНГ. Однако пропорционального  роста межсетевого трафика при этом не наблюдалось.

Вообще говоря, уменьшение ставок интерконнекта, т.е. себестоимости межсетевых звонков, не означает автоматического уменьшения их стоимости для абонентов. У НКРСИ нет полномочий регулировать конечные тарифы, и слава Богу. Но, соответственно, у операторов нет обязанности опускать свои тарифы вслед за уменьшением издержек. И они их сплошь и рядом не опускают. Более того, последние пару лет у всех операторов, включая lifecell, абсолютное большинство внешсетевых звонков осуществляется за счёт т.н. пакетных минут, которые не тарифицируются отдельно. Соответственно, цена таких звонков попросту исчезла как ориентир у абонентов.

Подведём итоги. Есть ли у операторов основания жаловаться на жизнь и рыночную среду, сложившуюся в Украине? Да, конечно, такие основания есть у всех и, наверное, всегда будут. Есть ли основания ожидать, что очередное директивное снижение ставки интерконнекта улучшит рыночную среду? Таких оснований нет.

Компания lifecell не покажет рост налога на прибыль, потому что у неё нет прибыли все 15 лет присутствия на рынке. На налоги с продаж ставка интерконнекта тоже не окажет заметного влияния. Ни уменьшения тарифов на межсетевые вызовы, ни передела рынка, вообще ничего, о чём стоило бы говорить. Единственный гарантированный позитивный результат — lifecell снизит свои убытки. С другой стороны, бюджет Украины недополучит несколько десятков миллионов гривен налога с двух других операторов.

Отраслевой регулятор в который раз оказывается перед выбором. С одной стороны, буквально вчера Президент собрал у себя всех-всех-всех и ещё раз, лично напомнил приоритеты государственной политики в сфере телекоммуникаций. Это не «мобилизация средств», не создание «равных» или даже «справедливых» условий игры на рынке, не «привлечение иностранных инвестиций».  Строить везде, много и быстро. И это всё.

С другой стороны, со стороны акционеров третьего игрока не прекращается давление с целью принудить регулятора снова и снова директивно перераспределять ресурсы самого бедного рынка на европейском континенте в пользу хронически убыточного проекта. При этом всё, что может, по большому счёту, произойти в результате вмешательства НКРСИ, это небольшое улучшение операционных  показателей компании. Никаких чудес, никаких прорывов. Всё то же самое минус пара сотен миллионов гривен для рынка и бюджета.

Нужно ли это сейчас обществу и государству? Однозначно нет. Нужно ли это регулятору? Вопрос представляется риторическим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?