ПОДЕЛИТЬСЯ
10 премий «Эмми» и множество других наград получил сериал «Чернобыль», созданный американским телеканалом HBO совместно с британской телесетью Sky. В создании этого проекта принимали участие и украинские парнеры – компания Radioaktive Film. Совладелец, директор и исполнительный продюсер продакшн-компании Radioaktive Film Евгения Яцута поделилась опытом со слушателями «Интершколы» – образовательного проекта телеканала «Интер». Mediasat побывал на мастер-классе Евгении и воспользовался возможностью задать вопросы о том, как работается компании в непростых украинских реалиях, что чувствуют те, кому передают приветы со сцены церемонии вручения наград «Золотого глобуса», каково это – сотрудничать c мировыми медиагигантами и многом другом.
Евгения Яцута в «Интершколе»
Евгения, Radioaktive Film был партнером HBO в съемках сериала «Чернобыль» на территории Украины. Этот опыт был положительным? Может ли в дальнейшем быть продолжение сотрудничества?

Мы остались в хороших отношения и надеемся поработать с ними и в более масштабных проектах. Что касается работы над сериалом, то он снимался 100 съемочных дней, из них 22 – в Украине. Когда мы познакомились с Крейгом [Крейг Мейзон – создатель и сценарист cериала «Чернобыль» – прим. Mediasat] и Йоханом [Йохан Ренк – режиссер сериала «Чернобыль»– прим. Mediasat], сериал уже был масштабно запущен в Литве. Да и у нас в производстве был другой проект – сериал «Бюро легенд» для Canal+. Второй проект такого масштаба параллельно мы делать не могли. Но, тем не менее, 22 дня в Украине снимали, хотя изначально творческая группа проекта была уверена, что это практически невозможно.

Каково это – слышать, как на «Золотом глобусе» во время вручения премии вам творцы сериала передают приветы? Что вы чувствовали?

Это, наверное, тоже ответ на вопрос – в каких отношениях мы остались с HBO и творческой группой сериала «Чернобыль» – в дружеских. А что касается эмоций – ощущения были прекрасные. Замечательный подарок на Рождество.

С какими нюансами в работе над этим сериалом сталкивались лично вы, как исполнительный продюсер Radioaktive Film?

Необходимостью мотивировать. Мы, прочитав сценарий, понимали, что фильм ждет большой успех, и были мотивированы сделать все по максимуму. А вот съемочной группе нужно было рассказать, в каких моментах и зачем нужно перестроиться. Их нужно было вдохновить, потому как для работы с коллегами из HBO условия отчетности были достаточно строгими, а это – дополнительная бумажная работа практически для каждого члена команды. Вот мы и объясняли, как с юридической точки зрения все правильно оформить. Беседы у нас проходили чуть ли не со всеми членами съемочной команды. Ну а минимальная группа, которая была на площадке в обычный день – не менее 150 человек.

В Украине на съемках «Чернобыля» работала одна съемочная группа?

Снимали двумя юнитами. Главный работал с ведущими актерами и Йоханом, как режиссером, второй занимался подсъемкой технических и каскадерских кадров.

Были случаи, когда что-то из тщательно подготовленного и отснятого не вошло в финальную версию? Или какие-то интересные и сложные моменты с локациями?

Была сцена, где мы снимали выброс песка на реактор с вертолета. Готовились очень долго, все отсняли, и… в итоге в финальный монтаж эта сцена полностью не вошла. К сожалению, так бывает.

По локациям… Многие сетовали на то, что проглядывается на панорамном кадре – облете над библиотекой Вернадского – памятник жертвам Чернобыльской катастрофы, который установлен рядом с библиотекой. Всей команде было известно, что памятник есть. Но его осознанно решили не удалять в постпродакшне, вышла своего рода рекурсия. Ведь это – следы той трагедии. Знаете, в работе над этим проектом особенно важным для нас было привлечь внимание людей к этой трагедии. Оказалось, что мало кто из нас задумывался, почему произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС. Материалы об аварии на ЧАЭС были в свободном доступе, но мало кто хотел их исследовать.

Относительно других мест… Мы снимали в институте микробиологии и вирусологии им. Заболотного. Там прекрасно сохранились лаборатории, в которых мы «расположили» минский институт и сняли сцены, когда ученые начинают понимать, с чем столкнулись. Снимали в корпусах университета Шевченка. Улицы Хмельницкая, Терещенковская и Крещатик были нами перекрыты, чтобы там полностью убрать все знаки, связанные с современностью. Временно устанавливали ретро-вывески.

Долго велись дискуссии, убирать ли нам гирлянду, которая висит на улице Богдана Хмельницкого. Нам нужно было снять пролет в четыре квартала. И Йохану очень не нравилось, как эта гирлянда портит кадр. В итоге после долгих переговоров с Киевгорсветом, получили смету на снятие этой конструкции. Но потом же нужно было вернуть все обратно. И эти расходы были соизмеримы с тем, чтобы убрать гирлянду в постпродакшне. Решили – лучше людей физически не мучить, уберем потом.

Насколько власти Киева шли вам навстречу? Учитывая, что это HBO, все-таки…

Они были заинтересованы, чтобы этот проект случился, всячески помогали со своей стороны. Благодаря тому, что у нас на подготовку было достаточно времени, мы смогли заранее получить все разрешения и оформить перенаправление транспортных потоков. Пробки из-за съемок возникали, но в Google-картах были предупреждения, что дороги перекрыты и заблаговременно прокладывались альтернативные пути объезда.

Верховная Рада поддержала внесение изменений в закон о государственной поддержке кинематографа, который предусматривают, в том числе, введение рибейтов для иностранных кинопроизводителей, работающих в Украине. Насколько это повлияло на работу вашего продакшна?

Пока – никак. Мы все еще ожидаем, когда будут прописаны механизмы – как подаваться на рибейты, в какие сроки, когда и каким образом вернут деньги. Любые иностранные компании хотят понимать все детали заранее, до того, как «впрыгнут» в проект с украинскими партнерами. Власти, в свою очередь, прописывают нормативные акты и подакты, определяющие, как эта система должна работать. Но непоследовательность законотворчества и быстрая смена власти в нашей стране не добавляет нам баллов в глазах западных кинокомпаний. Как и то, что каждая новая власть у нас «метет по-своему».

Нужны гарантии, что подавая документы и снимая кино, через год ты действительно получишь свои 25% обратно. Именно гарантии, а не теоретические возможности, смогут что-то изменить.

Но у вас уже по проектам год распланирован?

Да, на 2020 у нас много сервисных проектов в разработке, среди них – пару интересных идей о Второй мировой, основанные на реальных событиях.

Сейчас ведем переговоры с английскими и американскими партнерами, и вот они хотят видеть примеры успешной реализации нового закона.

Также запланированы и другие проекты, для которых мы намерены проводить масштабные актерские кастинги. В связи с загруженностью приходится селективно подходить к проектам, за которые мы беремся, чтобы правильно распределить силы и уделить внимание каждому клиенту, ведь репутация чрезвычайно для нас важна.

Евгения Яцута - директор и генеральный продюсер продакшн-компании Radioaktive Film

А заявок больше?

Да, к нам стучится гораздо больше проектов. По возможности мы рекомендуем им наших коллег в индустрии и выступаем в качестве дружественных консультантов по работе с ними.

А к проекту Тома Круза вы никакого отношения не имеете?

Пока нет (улыбается). Он только присматривается к Украине. Но, конечно, вся индустрия с замиранием сердца будет следить за тем, как Том Круз будет получать у нас рибейты. Это будет назидательный пример, на котором все нюансы отточатся.

Что важно уже сегодня понимать с точки зрения финансов в работе с крупной международной компанией? Помимо специфики отчетности?

Очень важно соблюдать условия рабочей этики и правила договоров о неразглашении. Так как малая ошибка может стоить очень дорого.

Что касается работы с крупными международными компаниями внутри нашей страны, то большинство рекламных агентов оплачивает работу над рекламным продуктом постфактум, с большой отсрочкой, которая может фактически достигать 6 месяцев. А это, в свою очередь, требует определенных внутренних финансовых резервов. Но мы все прекрасно понимаем, что подобные отсрочки платежей – это дорога в никуда.

Кредиты?

Мы не пользуемся банковскими кредитами. И другим не рекомендовали бы.

У вас есть свои павильоны для съемок?

У нас есть свой небольшой комплекс с двумя павильонами, но мы снимаем и в других доступных. В нашей стране по-прежнему существует нехватка современных павильонов с возможностью записи чистового звука. А ведь это норма по международным стандартам.

Сейчас в Украине эта опция есть только в пяти процентах существующих павильонов.

Вы не думали о расширении штата?

Мы работаем над расширением команды постоянно. Но, даже если мы находим специалиста, нужно время – непроверенных людей сразу на ответственные проекты мы не ставим. А некоторые проверенные люди уезжают за границу или уходят из профессии по разным причинам, в том числе – по состоянию здоровья, например.

А в чем проблема их поиска? Недостаточный профессиональный уровень?

Даже если уровень всех устраивает, многое упирается в знание английского языка. Мы часто сталкиваемся с тем, что специалисты, которые работают на должном уровне, не знают язык. А через переводчика очень многие вещи ускользают. Поэтому знание английского – это первое, о чем мы спрашиваем на собеседованиях. Набор младших специалистов в съемочные группы у нас ведется постоянно. Можете присылать резюме на hr@radioaktivefilm.com и с вами свяжется наш HR-отдел. Но обращаю внимание, что собеседование частично проводится на английском. Актерам (сasting@radioaktivefilm.com) проще – важны в первую очередь внешность и актерские данные, а потом уже знание языка, потому что бывают роли и без реплик.

В целом же мы очень надеемся, что благодаря небольшим правкам, новые законы смогут эффективно применяться, и все больше зарубежных проектов будет сниматься в Украине. Ведь это поможет нарастить количество и улучшить качество специалистов в индустрии. В том числе – со знанием языка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Тютюненко
Более 20 лет опыта работы в журналистике и PR. Работала журналистом делового еженедельника «Коммерсант-Деньги», обозревателем журнала «Секрет Фирмы», обозревателем «Бизнес-журнала», руководителем отдела «Финансы и банки» журнала «РБК». В 2011 году получила премию PRESS-звание за лучшую статью о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Обладает опытом работы в области связей с общественностью: была советником по связям с общественностью Городского Ипотечного Банка, пресс-серетарем Незаивисмой ассоциации телерадиовещателей Украины, пресс-секретарем компаний «Мостелефильм», «Киевтелефильм» и др.