ПОДЕЛИТЬСЯ

Множественные странности и невразумительная политика администрации Зеленского в части цифровизации вынуждают внимательно изучать выступления официальных лиц. Два интервью замминистра Минцифры Александра Шелеста порадовали важными подробностями и ценными намёками

Цифровая трансформация, символом которой стала концепция «государства в смартфоне», выбрана новым руководством страны в качестве одного из ключевых направлений. Как это обычно бывает, очень скоро на престижной делянке началась толкотня самых разных чиновных лиц, жаждущих бесплатного пиара и медийного внимания.

На сегодняшний день можно считать установленным фактом, что публичные заявления министра Кабинета министров Дмитрия Дубилета о всё новых и всё более решительных цифровых прорывах, как правило, являются его собственной импровизацией. Профильный вице-премьер и, по совместительству, министр цифровой трансформации Михаил Фёдоров также не очень радует глубиной погружения в предмет. В связи с этим целесообразно прислушиваться к тому, что говорят чиновники рангом пониже, более близкие к прозе повседневной работы.

В этом качестве интересны  два интервью, которые заместитель министра цифровой трансформации Александр Шелест дал ресурсам UBR и Liga. До перехода в министерство г-н Шелест успел закончить киевский Нархоз по специальности финансист, поработать в банках, инвестиционной компании, отслужить в армии и устроиться аналитиком в BRDO, будущей кузнице кадров администрации Зеленского. Стоит отметить, что на военную службу он отправился в возрасте 25 лет.

«У 2014 році я пішов в армію, відслужив. А після того як повернувся, у мене була тривала творча відпустка, і я вирішив, що є бажання приносити якусь користь державі, але при цьому щоб можна було заробляти на життя.

Відповідно BRDO був чудовою можливістю поєднувати ці дві речі. Таким чином, я почав працювати як аналітик. Насправді для аналітика не потрібна глибока спеціалізація. У BRDO я займався багатьма речима: починаючи від фіксованого інтернету, закінчуючи, наприклад, криптовалютами чи електронними книгами».

В министерстве г-н Шелест рассчитывает проработать не менее  трёх лет, базовым вариантом называя все пять. По его словам, быстрее не получится реализовать все назначенные цели.

Последний год работы в BRDO г-н Шелест «глубоко занимался изучением радиочастного ресурса» и продолжил общение с г-ном Фёдоровым как министром именно с этой темы. Сочетание неглубокой специализации с глубоким погружением принесло любопытные результаты. Начнём, пожалуй, с наиболее больной для рынка мобильной связи темы, с управления радиочастотным ресурсом.

О частотах

Как всегда внезапно выясняется, что выравнивание ставок платы за РЧР для операторов телекоммуникаций это вовсе не решённый вопрос. «Надеюсь, нам удастся убедить народных депутатов внести изменения в Налоговый кодекс и пересмотреть ставки за использование РЧР», — аккуратно формулирует замминстра. В лучшем случае это случится в 2020 году, «но с 1 января этого ждать не стоит. Нужны изменения в Налоговый кодекс и мы, как ответственное государство, должны быть предсказуемыми. Надо по крайней мере полгода до того, как повышение любых налоговых ставок вступит в силу».

Это хорошая новость для небольших, но традиционно перспективных компаний вроде Интеллеком (ТМ Giraffe), а также «Украинских новейших технологий» (ТМ FreshTel) и прочих аэротелекомов. Повышение платы за использование частот — главная, если не единственная угроза их планам получить от Зеленского «справедливую компенсацию» по схеме, впервые успешно реализованной при Порошенко структурами Рината Ахметова. Даже полгода,  о которых говорит г-н Шелест, это немалый срок, за который всякое может случиться. А уж за год в Украине даже ишак может стать падишахом и в очередной раз изменить правила игры.

Между тем идея «справедливой компенсации» нашла немало поклонников в телекоме и около него. Оказывается, безымянные акционеры небезызвестной компании «Зеонбуд» ещё в 2016 году озвучили претензии такого рода. Ни много ни мало 300 млн.  грн. за освобождение частот цифрового дивиденда в пользу мобильных операторов.

По поводу «Зеонбуда» между журналистом UBR и заместителем министра случился прелюбопытный диалог. «Самый «низкий» 700-ый занят «Зеонбудом», оператором цифрового эфирного телевидения, структуру собственности которого государство никак не может окончательно установить. Что и как будете решать с ним?«, — спрашивает Мыкола Олиярнык. Это вопрос не в бровь, а в глаз. Многолетнее нежелание властей выяснить, кто стоит за монополистом на вроде бы стратегически важном рынке давно уже выглядит откровенно неприлично.

Однако г-н Шелест не готов обсуждать акционеров «Зеонбуд». Компенсацию в пользу компании — готов. Говорит, что цифра известна, а метод, по которому её определили — нет. Те, кто в 2017 году был причастен к процессу обсуждения, призванного обосновать необходимость заплатить в пользу ММДС-Украина именно 500 млн. гривен, вряд ли будут возражать, что найти метод не проблема. Была бы готовность «разговаривать и обсуждать«.

«В то же время частоты на которых работает «большая мобильная тройка», правительство не будет трогать? Или снова поднимите?», — беспокоится пан Мыкола. «Поднимать эти рентные ставки мы не планируем», — заверяет его товарищ Александр. — «Но есть некоторые вопросы, которые беспокоят мобильных операторов». Оказывается, мобильных операторов беспокоит нерациональное использование спектра. Убедительным ответом на это беспокойство  в Минцифире полагают повышающие коэффиициенты «для дополнительной мотивации в диапазоне 900 МГц«.

Собственно говоря, один из них, за фрагментацию, уже имеется. Но есть мнение, что размер его недостаточен, всего лишь 20%  Что  и говорить — чистая формальность, насмешка над здравым смыслом. О том, сколько будет в самый раз, г-н Шелест не посчитал нужным рассказать. О втором коэффициенте, за чрезмерную концентрацию спектра, он и вовсе не сказал не слова. Видимо, время ещё не пришло.

Главное ведь что? Чтобы плата за частоты не менялась. Чтобы стабильность и предсказуемость, как у ответственного государства. А коэффициенты — это другое.

О деньгах

Так же глубоко замминистра посвящён в те аспекты телеком-рынка, которые связаны с деньгами, в том числе вопросы налоговой нагрузки, финансового состояния компаний и тому подобные предметы. «ШПД должен стать универсальной услугой», — провозглашает г-н Шелест. «Пока этого достичь не удалось, потому что государство никогда не внедряла компенсационных механизмов«,  — развивает он свою мысль, — «На сегодня нет готового решения правительства, где взять деньги на развитие интернет-доступа в Украине. Но я считаю, для этой цели вполне можно использовать часть сборов в ПФ или рентной платы за использование радиочастот«.

Эта мысль смотрится особенно  свежо в сочетании вот с этим пассажем: «Много лет назад обсуждался вопрос об отдельном налоге для операторов, за счет которого можно было бы финансировать это направление. Но я против такого подхода. Ведь участники телеком-рынка уже платят немалые суммы, тот же 7,5%-ный сбор в Пенсионный фонд (ПФ), например… Почему бы часть этих денег не использовать для строительства сетей стационарного ШПД?»

Изымать у мобильных операторов 7,5% выручки, чтобы подкормить операторов фиксированных сетей, потому что вводить новый налог на развитие фиксированных сетей неправильно — вот это по-нашему! Поразительно, но для выходца из «Офиса эффективного регулирования» в таком подходе нет ничего несуразного. Плохая новость для «мобильщиков» — новые лица смотрят на них примерно так же как, и лица старые. Хорошая новость для операторов «фиксы» — по поводу новых налогов и сборов можно не беспокоиться, мобильщики заплатят за всех.

Когда речь заходит о возможных способах распределения частот для мобильной связи г-н Шелест категоричен — только на тендере, лучшего способа ему не известно. Увы, опыт скандинавских, например, стран, которые выдавали лицензии под инвестиционные обязательства, ему не по душе.

Нетривиально  выглядят рассуждения о том, что отмена налога в ПФ будет означать окупаемость инвестиций в 4G на протяжении «всего двух трёх-лет».  Похоже, что изъятие максимального  количества средств в бюджет остаётся абсолютным приоритетом и главной задачей в части развития цифровой инфраструктуры администрации Зеленского. Как и при папередниках, и при папередниках папередников.

В который раз приходится констатировать существенные сложности, которые испытывают в BRDO  с анализом финансовой отчётности  операторов мобильной связи. Комментируя мнение СЕО Вымпелком Васыля Лацанича, что МТС продаёт ВФ Украина из-за усталости от супернизкого ARPU и большого CAPEX, пусть и на фоне прекрасной маржинальности, г-н Шелест заявил следующее: «Я не думаю, що фактор співвідношення інвестицій і ARPU (тобто заробітку) сильно вплинув на конкретне рішення. EBITDA залишається на рівні 40-60%, а середній чек зростає. Я коли починав працювати з цим напрямком, він був 30-40 грн, а зараз в останніх квартальних звітах — 70 грн +. За три роки в два рази зріс ARPU».

Аналогичные трудности были выявлены годом ранее в ходе анализа публичных выступлений бывшего коллеги г-на Шелеста по  BRDO Александра Кубракова. В силу каких-то причин в Офисе не принято учитывать при анализе операторской отчётности такой довольно  важный показатель как валовой доход, иначе называемый выручкой. Между тем ни рост среднего чека, ни сколь угодно  впечатляющая маржинальность не могут компенсировать малый размер выручки. В Польше с вдвое меньшей территории операторы мобильной связи собирают в два с половиной раза больше денег. Таким образом, их валовой доход, отнесённый к обслуживаемой территории, оказывается в пять раз больше.

О зарплате

Из интервью Лиге складывается образ очередного бессребреника, готового работать за еду и эффектные записи в резюме.

…Якщо я не помиляюся, у заступників буде оклад близько 30 з чимось тисяч гривень. Але мене більше цікавить, які зарплати будуть у тих, хто буде на мене працювати.

— У вас є свої заощадження?

— Є невеликий «жировий запас», який дає мені можливість попрацювати, не сильно звертаючи увагу на зарплату.

— Які будуть оклади в Мінцифри?

— Від 10 до 20 тисяч. Але ще є доплати, надбавки, премії. Загальну суму я не знаю точно.

— А фахівців в міністерство ви як на такі зарплати будете залучати? Це теж будуть волонтери?

— Сподіваємося, що в Україні є амбітні люди, для яких запис у резюме і можливість зробити щось корисне для мільйонів людей буде важити більше, ніж можливість конкретного заробітку за цей час. Такий досвід дасть молодим людям потім піти в телеком-компанії і заробляти на порядок більше.

Интервью Александра Шелеста вновь вынуждает задаться вопросом об идеологических основаниях той политики, которую пытается сформулировать и воплотить в жизнь команда Владимира Зеленского. Несмотря на то, что в первых её рядах мы видим людей, склонных к либерально-рыночной риторике — маленькому сервисному государству, государственно-частному партнёрству и тому подобным идеям, — в столкновении с реальностью проявляет себя другая их сторона. Похоже, нас вновь ожидают рецидивы агрессивного популизма, включая разговоры  о зажравшихся операторах, их баснословных барышах и людях, которые просють ещё дешевле «тому що варті більшого».

Хотелось бы ошибаться. Время покажет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Роман Химич
Известен в качестве консультанта телекоммуникационных компаний, эксперта рынка телекоммуникаций, инициатора и участника различных общественных инициатив. Автор множества публикаций и докладов. Автор блога о телекоммуникационном рынке Totaltelecom