ПОДЕЛИТЬСЯ
Жирный кот-оператор :)
Фото: Imgur

Недавний круглый стол и представление Зелёной книги по вопросам управления радиочастотным ресурсом оставили после себя странноватый привкус. В который раз проявил себя специфический образ мысли, который можно, пожалуй, обозначить как либерал-популизм.

Его демонстрируют люди, которые, с одной стороны, декларируют свою приверженность либерально-рыночному мировоззрению. При этом, с другой, при обсуждении не умозрительных, а реальных феноменов окружающий реальности они выказывают взгляды из совершенно другой части идеологического спектра.

Само мероприятие и представленный на нём документ были содержательными и заслуживают отдельного рассказа, на днях опубликую свои впечатления и подробные комментарии.

 

Как профессиональный наблюдатель я обращаю внимание на разного рода реплики, интонации, мимику и прочие нюансы. В своём эмоциональном выступлении руководитель Vodafone Ольга Устинова напомнила об известной специфике государственного управления частотным спектром. О том, что государство, мягко говоря, злоупотребляет возможностью изымать у индустрии деньги. Напомнила про позорный пережиток советского (ах, простите, уже не советского…) прошлого — налог на роскошь (да-да, вводился как акциз на предметы и услуги роскоши) пользоваться мобильной связью в размере 7.5% от оборота. О том, что навязанные государством платежи за частоты для 4G обескровили индустрию.

В своё время я потратил много тысяч знаков, в деталях описывая и поясняя ту скандальную, как по мне, историю. Когда один игрок был вынужден одалживать деньги, чтобы заплатить за лицензию, а другой оказался не в состоянии купить столько частот, сколько было возможно, это именно скандал, а не Свободная Конкуренция или Невидимая Рука Рынка.

Говоря о проблемах, с которыми она столкнулась при попытке занять 90 млн. евро на оплату лицензий, Ольга озвучила тезис, что бизнес, который она возглавляет, не может потянуть те условия, которые выставляют украинские банки. «Я занимаюсь другим бизнесом, он не отбивает эти проценты», — сказала она. В ответной реплике руководитель сектора «IT&Telecom» Офиса Александр Кубраков сказал, буквально, что «…рентабельный бизнес или не рентабельный… Вы публичная компания, мы смотрим вашу отчётность. (…) Если посмотреть вот так со стороны, то бизнес с рентабельностью 30-40% считается высокорентабельным«. Контекст, в котором были произнесены эти слова, не оставляет пространства для интерпретации. «Деньги у вас есть, не надо прибедняться».

Я регулярно слышу подобные высказывания от людей с улицы, которые твёрдо уверены, что прекрасно понимают за бизнес мобильной связи. Что операторы сетей — это жирные коты, мироеды и пауки, которые пьют кровь (а некоторые и воду в кране!) нашего свободолюбивого народа. Что ФСБ имеет прямое подключение к их сетям и творит всяческие безобразия, не покидая Лубянки. Что их отчётность просто филькина грамота, за которой скрывается массовый вывод огромных, просто баснословных сумм за рубеж. Офшоры, отмывание денег, кража средств со счетов абонентов, вот это всё.

Любопытно, что подобную дичь несут не только люди неглупые, но далёкие от телекома. Время от времени сходят с ума даже бывшие сотрудники, требуя от меня и других комментаторов обратить самое пристальное внимание на их галлюцинации и навязчивые идеи. Ничего нового, ничего необычного. Однако я не готов слышать подобные рассуждения от людей, претендующих на профессиональный анализ рынка мобильной связи.

Пресловутая маржинальность, точнее EBITDA, размер которой ввёл в искушение г-на Кубракова, всего лишь один из синтетических показателей, характеризующих бизнес. Как справедливо заметила г-жа Устинова, в контексте разговора в первую очередь нужно говорить о размере денежного потока, которые генерирует компания. От себя добавлю, что Украина это государство с самой большой территорией и самым маленьким ARPU в Европе. Весьма полезно отнести экономические показатели бизнеса к площади территории страны, чтобы воочию увидеть, сколько долларов операторской выручки приходится на квадратный километр. Это, в частности, задаёт пределы возможного для капитальных инвестиций и затрат на обслуживание сетей.

Возможно, участникам рынка стоит самоорганизоваться и предоставить BRDO инфографику, где сопоставляются данные такого рода по разным странам. Поскольку одни операторы считают EBITDA, другие OIBDA, можно, пожалуй, ограничиться размером выручки, капитальных инвестиций и чистой прибыли на квадратный километр.

Я бы не стал посвящать этому инциденту столько места, если бы не сталкивался регулярно с аналогичными высказываниями записных рыночников. Помню как полгода назад один известный, уважаемый джентльмен, руководитель не менее уважаемый организации, чего-то вроде Центра стратегических реформ («наш приоритет — захист приватної власності») при обсуждении итогов конкурса на 4G заявил буквально следующее: «Думаю, що оператори з десятками мільярдами доходів знали, що робили (або були самі винні). Якщо не бідні, то не мають бути дурні«. И залайкал очередную ультралиберальную проповедь преподобного Павла Шереметы.

Ни для кого не секрет, каким образом государство навязывает участникам рынка те или иные решения, как именно выглядят его аргументы и «сигналы». Рассуждения в духе «сама виновата!» представляются мне, скажем так, недостаточно взвешенными. Стоя на таких позициях, права собственников отстаивать невозможно.

У меня сложилось впечатление, что внутри даже самых ярых борцов за Свободный Рынок и Эффективную Конкуренцию зачастую прячется украинский «незаможник» двадцатых годов прошлого века. Завистливое, агрессивное существо, для которого всякий, обладающий более чем одной коровой, а тем более лошадью, есть кулак, глитай та павук. Причём в силу каких-то не до конца понятных мне дефектов сознания, максимальное раздражение у либерал-популистов вызывают именно те компании, которая наиболее далеки от местного эталона. Ну, вы в курсе, полагаю: бывший (?) комсомолец или бандит в качестве собственника, вереница скандалов со стрельбой и взрывами, практически всемогущее лобби в парламенте и прочие атрибуты «переходной экономики». Вот этой публике либерал-популисты готовы простить практически всё, объясняя это сложностью момента и обстоятельствами гибридной войны.

Вопрос об идеологических и, не побоюсь этого слова, ценностных основаниях политики государства в части управления радиочастотным спектром занимают меня ещё и потому, что на самом мероприятии на сей счёт не было сказано ничего. Как ни странно, не было ничего сказано хотя бы о приоритетах государства в этой сфере. Точнее, о приоритете, поскольку, напомню, приоритет может быть только один. До сей поры таковым де-факто являлась «мобилизация» операторских средств в государственный бюджет.

Хотелось бы понять, что изменилось в этой части при новом президенте, если конечно, изменилось вообще.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?