ПОДЕЛИТЬСЯ
Указ президента поставил точку в интриге, которая стала главным сюжетом телеком-индустрии начиная с апреля, когда Владимир Омелян презентовал свой 5G-эксперимент. Можно утверждать, что в результате его усилий органы власти, включая НКРСИ, Кабмин и Президента были вынуждены поддержать скороспелую и ничем, по большому счёту, не подкреплённую инициативу.

Украинский рынок мобильной связи переживает сложный период. Операторы ещё не вернули свои инвестиции в третье поколение и на этом фоне продолжают вкладывать средства в четвёртое. Аппетиты государства в части «мобилизации средств» оказались таковы, что, например, второму игроку пришлось занимать деньги под залог своего имущества, просто для того чтобы поучаствовать в тендере на 4G. Ни много ни мало треть стоимости компании.

Исходя из этого, ещё зимой 2019 года глава НКРСИ говорил о том, что время обсуждать условия и сроки внедрения 5G наступит не ранее осени, а то и начала следующего года. На этом фоне заявление Владимира Омельяна о том, что уже всё обговорено и договорено, а 5G-лицензии будут выдаваться уже в 2020 году прозвучало как гром среди ясного неба. Теперь уже очевидно, что он блефовал, но его карта сыграла.

Смелый эксперимент Владимира Омеляна

Всё началось ранней весной (март, апрель), когда Мининфраструктуры неожиданно для всех сообщило о планах развития 5G-технологий. Наибольшее внимание привлекла информация о тестовой эксплуатации 5G-оборудования уже во второй половине 2019 года. Учитывая тот факт, что технологии пятого поколения не упоминаются в нормативных документах даже как перспективные, подобные заявления получили значительный резонанс с оттенком скандала.

Чтобы прояснить ситуацию, автор подготовил и передал представителям министерства ряд вопросов. Несмотря на то, что эти вопросы носили предельно конкретный характер и не предполагали сколь-нибудь значительного времени на подготовку ответа, они вызвали у Министерства заметные трудности. Неделя ожиданий разрешилась довольно неожиданно – автора пригласили на встречу с министром, чтобы «из первых рук получить ответы на любые интересующие вопросы».

В ходе встречи, которая продолжалась почти час, Владимир Омелян обезоружил приглашённых целым рядом заявлений, некоторые из которых тянули на сенсацию. В первую очередь надо упомянуть заявление о том, что НКРСИ собирается выдавать 5G-лицензии уже в 2020 году: «Сьогодні у нас була зустріч з регулятором. Вони теж бачать велику перспективу цієї технології. Ми сподіваємося, і це їхня позиція, що Україна наступного року зможе виставити на продаж перші ліцензії на 5G. Такий план регулятора, і ми його гаряче підтримуємо».

Стоит отметить, что министр говорил и держался как человек вполне компетентный, знакомый с предметом на уровне, достаточном для его позиции. Было очевидно, что встреча с представителями прессы и экспертами организована ради спасения затеи с 5G-экспериментом. Было очевидно, что министерство столкнулось с кризисом своих коммуникаций и хочет снять буквально все возможные замечания и возражения. Нельзя не признать – тот набор сообщений, которые были озвучены г-ном Омельяном, действительно решал эту задачу.

Омельян был очень хорошо подготовлен и заявил позицию, которая на момент встречи выглядела почти безупречно даже для автора как человека достаточно искушённого. Более того, министерство воспользовалось случаем, чтобы укрепить свои позиции. Обратило внимание, что министр достаточно ориентируется в проблематике мобильной связи, что выглядело несколько даже неожиданно. Неважно, это его собственные уровень понимания или же его тщательно подготовили. В любом случае он держался уверенно.

Министерство и лично министр выполнили свою домашнюю работу на отлично

Тем не менее, от внимания автора не ускользнули изъяны заявленной руководством министерства картины. Обращал внимание тот факт, что ключевое сообщение встречи с прессой – информация о выдаче лицензий в 2020 году, – опиралось на результаты встречи с главой НКРСИ, которая имела место буквально в тот же день 3 мая. Это сообщение и произведённая ею сенсация играли роль серебряной пули, которой министерство убивало все сразу сомнения. Не будь у Омеляна возможности сообщить о таком эпохальном прорыве, пресс-мероприятие просто не имело бы смысла.

Но как г-н Омелян мог быть уверен в позитивном ответе г-на Животовского, приглашая журналистов на встречу? В конце декабря 2018 года г-н Животовский занимал вполне однозначную позицию о нецелесообразности каких-либо телодвижений с 5G как минимум до середины следующего года. Было сложно представить, чтобы глава НКРСИ пересмотрел свою позицию и согласился в очень резвом темпе заниматься легализацией, а затем и лицензированием этих технологий. Более того, информационное сообщение о встрече с главой НКРСИ, которое было обнародовано пресс-службой Министерства в тот же день, вовсе не содержало информации о готовности НКРСИ к выдаче лицензий. В ней была приведена намного более обтекаемая формулировка: «Сторони також обговорили перспективи імплементації 5G в Україні, можливі радіочастотні ресурси для його реалізації та подальшу співпрацю Міністерства інфраструктури з НКРЗІ».

Весёлая компания в поисках компенсации

Ещё на этапе изучения доступной информации о планах министерства в части 5G внимание автора обратили несколько фактов. Во-первых, в контексте соответствующих усилий Мининфраструктуры упоминались частоты в диапазоне 3,5 ГГц. Во-вторых, в соответствующих мероприятиях были заявлены представители компании «Украинские новейшие технологии» (УНТ, ТМ FreshTel), которая является пользователем этих частот в настоящее время. Наконец, в-третьих, сама идея 5G-эксперимента, как оказалось, принадлежит Елене Минич, советнице вице-премьера Кубива по цифровой экономике. Именно г-жа Минич возглавляла «Украинские новейшие технологии» в 2010-14 годах, т.е. до впадения компании в ничтожество.

Г-жа Минич известна тем, что в качестве сотрудника МЭРТ не без успеха продвигала инициативы вроде «регулирования роуминга». В результате вмешательства государства только в первой половине 2017 года украинские операторы потеряли около 40 млн. евро. Общие потери валютной выручки для Украины за 2017-18 год превышают 100 млн. евро. Эти деньги стали приятным подарком для европейских и – внезапно! – российских операторов, которые повели себя совсем не так, как предсказывали в Минэкономразвитии.

В тот раз г-жа Минич действовала через МЭРТ, который начал с её подачи продвигать идею присоединения к «европейскому роуминговому пространству». Затем к этой затее была вынуждена присоединиться НКРСИ. Иными словами, г-жа Минич умеет создать ситуацию, когда бюрократы предпочитают поддержать даже неоднозначные затеи. Последние два года она популяризует идею скорейшего развития 5G в Украине, аргументируя это несколько неожиданным образом. По её мнению, именно 5G-сети могут обеспечить широкополосный доступ в сельской местности. Поскольку же коммерческим структурам цифровизация села никогда не будет выгодна, такие проекты должны финансироваться государством.

Известно, что в конце февраля 2019 года НКРСИ аннулировала лицензию на частоты, выданную в своё время УНТ по причине невыполнения ею лицензионных условий. Речь идёт о том, что последние годы УНТ фактически прекратила предоставлять услуги, большая часть имущества распродана за долги. Вопреки очевидным обстоятельствам собственники компании подали апелляцию на решение Комиссии. Рассмотрение дела по существу назначено на первую декаду июня. Нежелание таинственных собственников УНТ признать как должное потерю фактически неиспользуемых частот указывает на желание извлечь из них выгоду иным способом. Таким способом является получение компенсации за отказ от востребованных на рынке частот, примером чего стала выплата за частоты, необходимые для развёртывания 4G в диапазоне 2600 МГц.

Украинское «правосудие» достигло того уровня, когда возможным является буквально всё. Можно вспомнить решение по иску госбанков, которые пытались реализовать свои законные права кредиторов Укртелекома. Исход рассмотрения апелляции УНТ предсказать невозможно, никаких гарантий того, что суд примет сторону НКРСИ нет. Например, в ситуации с ММДС-Украина имело место точно такое же решение НКРСИ аннулировать лицензию и поражение в суде, который поддержал апелляцию лицензиата.

Исходя из этих фактов, по итогам встречи с министром автор сформулировал четыре версии того, по какой причине Мининфраструктуры решило заняться 5G:

1Министр Омелян, движимый собственными мотивами, включая естественную для публичного лица потребность в повышении репутационного и символического капитала, необходимость доказать свою ценность для нового руководства страны и т.п., целенаправленно и весьма технично создаёт ситуацию, которая вынуждает НКРСИ пойти на легализацию 5G в Украине.

2Всё то же самое, что в п.1 плюс естественная для бюрократа потребностью в экспансии своего ведомства, вследствие чего Омелян намеревается стать одним из субъектов принятия решений в телекоме, возможно даже возродить модель Министерства транспорта и связи, т.е. устроить передел властных полномочий.

3Движущей силой интриги является шкурный интерес бенефициаров компании «Украинские Новейшие Технологии», держателя частот для 5G. Они используют г-на Омеляна «втёмную», пытаясь создать ситуацию, при которой органы власти не смогут уклониться от выгодных пользователям 3,5 ГГц частот решений.

4Имеет место коррупционный сговор, в котором все всё знают и понимают, изображая на публику разногласия и взаимное недовольство.

 

Ключевым во всей этой истории выглядел вопрос об отношении к происходящему главы НКРСИ, поддержит он громкие анонсы Владимира Омеляна или дезавуирует тем или иным образом.

Искусство принять пас

Александр Животовский держал паузу почти две недели. Тем не менее, 15 мая по случаю переназначения на должность он озвучил свои планы на ближайшие два года. Среди прочего было подтверждено всё, озвученное г-ном Омеляном, включая высвобождение «цифрового дивиденда». А ещё через два дня Пётр Порошенко подписал указ о внедрении 5G в Украине, поставив точку в этом занимательном сюжете.

 

Можно поздравить Владимира Омеляна – ему таки удалось ситуацию, когда органы власти, включая НКРСИ, Президента и его Администрацию, предпочли поддержать скороспелую и ничем, по большому счёту, не подкреплённую инициативу. Теперь лавры человека, который подарил Украине 5G, по праву принадлежит именно ему. Стоит принять на будущее, что г-н Омелян имеет интерес и может самым активным образом влиять на рынок телекоммуникаций. При этом аппаратного веса Александра Животовского недостаточно, чтобы предотвратить вторжение в зону его ответственности деятельных популистов вроде руководителя Мининфраструктуры.

Указ президента предельно лаконичен и не даёт ответ ни на один из вопросов касательно 5G в Украине. В частности, как будет решаться вопрос с частотами, которые находятся в распоряжении разных уважаемых либо претендующих на уважение людей. Иными словами, Порошенко отдал буквально всё на усмотрение г-на Животовского, чем последний с удовольствием воспользовался.

В тот день, когда глава НКРСИ впервые подтвердил свои договорённости с г-ном Омеляном, на рассмотрение Кабмина были вынесены подготовленные регулятором предложения касательно изменения ставок платы за РЧР (сравнительная таблица, пояснительная записка). По сути, речь идёт о том, чтобы:

а) принудить операторов, причём сугубо экономическими мерами, за счёт ещё большего удорожания именно фрагментированных частот, самостоятельно договориться о рефарминге 900 МГц диапазона.

б) устранить наиболее вопиющий дисбаланс в существующей политике управления радиочастотным ресурсом, когда мелкие конторы, часто имеющие признаки фиктивных, платят за частоты на два порядка меньше полноценного бизнеса.

Второй пункт означает, среди прочего, что шансы бенефициаров УНТ получить «справедливую компенсацию» резко уменьшаются. Необходимость платить по 3000 грн. за МГц вместо 45,83 грн. уничтожает их схему на корню. Если вы думаете, что им не стало обидно от такой несправедливости, вы плохо знаете за жизнь. Автор ничуть не удивился, прочитав в публикации Лиги поразительно недипломатичные комментарии г-жи Минич:

Елена Минич, которая с 2010 по 2014 год возглавляла тот же FreshTel, напротив, критикует НКРСИ за повышение стоимости частот. По её мнению, таким образом делается только «отжим рынка». «А вот развитие решается через принятие технологической нейтральности (когда оператор сам выбирает, какой стандарт связи запускать на своих частотах – Ред.), о которой наш регулятор, наверное не слышал, из- за отсутствия профильного образования в области телекоммуникаций», – троллит она Александра Животовского.

При желании можно допустить, что всё это игра на публику, однако вероятность такого варианта представляется автору незначительной. Поэтому он вычёркивает четвёртую гипотезу, принимая в качестве основной третью и первые две как маловероятные, но возможные. Александр Животовский подыграл коллегам из Мининфраструктуры, использовав сложившуюся ситуацию в своих целях, но не упустил возможности поставить на место заигравшихся искателей «справедливой компенсации».

Итого

История с президентским указом наглядно продемонстрировала, что Александр Животовский – искушённый мастер кабинетного айкидо и может технично разыграть сложную ситуацию. В своих публичных выступлениях на тему 5G он последовательно придерживается интересной тактики. Глава НКРСИ целиком сосредоточен на обсуждении ситуации в диапазонах 700, 800, 900 МГц. Иными словами, 5G для него всего лишь повод для решения задач, которые предполагают использование технологий предыдущих поколений. Раз уж первое лицо государства изъявило свою волю насчёт 5G предельно расплывчато, предоставив профильному ведомству карт-бланш, можно и нужно использовать упавший на голову ресурс пресловутой политической воли для решения действительно актуальных задач.

Какие последствия будет иметь указ для рынка зависит от нескольких факторов. Во-первых, какие частоты будут предложены операторам. Во-вторых, на каких условиях, в первую очередь по какой цене и с какими обязательствами в части покрытия. Пока что в риторике государственных мужей подозрительно много места занимает тема изъятия операторских средств в бюджет. Стоит напомнить, что ни один из руководящих документов не упоминает подобные изъятия ни среди приоритетов, ни в качестве одной из задач государственной политики управления радиочастотами.

Впрочем, появление у операторов лицензий на частоты в диапазоне 700-800 МГц, т.н. цифрового дивиденда, скрасит впечатление от очередной «мобилизации» их денег в бюджет. Возможность покрыть всю территорию страны открывает перед большой тройкой новые возможности роста, включая шанс передела на рынке доступа в Интернет. В целом события идут в правильном направлении. Надеюсь, в 2020 году и задача получения индустрией цифрового дивиденда, и создание условий для преодоления цифрового разрыва будут, наконец, решены.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?