ПОДЕЛИТЬСЯ

Конференция «Telecom Ukraine» по праву носит название центрального мероприятия рынка телекоммуникаций. На это играют и обширная трёхдневная программа, и представительство органов власти, и накал дискуссий, и значимость затронутых вопросов.

Безошибочным маркером действительно больного вопроса является количество эмоций, возникающих по ходу его обсуждения. В этом году программа конференции включала сразу три по-настоящему «горячих» темы. Это, во-первых, проблематика ограничения доступа к противоправному контенту. Во-вторых, защита телекоммуникационной инфраструктуры от вандализма и краж. И, в-третьих, перспективы отключения аналогового сигнала эфирного телевещания.

Доклады на конференции идут в два потока. Автор выбрал тот из них, который сосредоточен на регуляторных вопросах. Видеозапись большинства докладов доступна по этой ссылке. Ниже вы найдёте краткий пересказ тех из них, на которых автор присутствовал лично. Цель настоящего отчёта — дать ориентир в нескольких десятках часов видеоматериалов на самые разные темы. Автор не является членом Интернет-сообщества, равнодушен к принятым там обычаям и кумирам, оставляет за собой право на субъективные оценки и неполиткорректные высказывания.

Открытая сессия «Безопасность в Интернете: ответственность власти, бизнеса, общества»

В этом году генеральным спонсором конференции стала компания Allot, поставщик решений для разного рода затей, объединённых невыразительным термином «управление трафиком». На TU-2017 компания представила свои решения и релевантный опыт, сфокусированные на «обслуживании нормативных требований», включая блокирование контента, приоритезацию трафика и другие прикладные дисциплины, обязательные во многих государствах. Именно этой проблематике была посвящена самая первая сессия самого первого рабочего дня конференции.

К огромному сожалению, видеозапись этой сессии оказалась испорчена по каким-то причинам и недоступна ни в каком виде. Это очень и очень прискорбно, поскольку представленная на ней информация была и актуальна, и интересна, и приправлена большим количеством изюма. Чтобы не лишать читателей MediaSat.info удовольствия хотя бы приблизительно ознакомиться с её результатами, автор предлагает краткий пересказ, опираясь на свою память и слайды презентаций, любезно предоставленные организаторами конференции. Неизбежной составной пересказа будут комментарии и размышлизмы самого автора.

«Регулировать так регулировать» или «Блокируют все!»

Анна Новак из «Телекоммуникационной палаты Украины» представила подробный обзор нормативного обеспечения требований государства в части блокирования противозаконного контента в Сети. Уже название доклада — «Защита от опасного контента в современных реалиях – тотальный контроль или анархия?», — сулил много радости любителям регуляторных извращений в Украине. В докладе перечислены около дюжины действующих решений и проектов нормативных актов.

Обращает внимание разрыв между количеством и качеством идей кого и как блокировать, с одной стороны, и полным отсутствием конкретики в части как именно это делать. Очевидной проблемой попыток украинского государства обеспечить блокирование доступа к противозаконной информации и ресурсам в Сети является отсутствие требований к соответствующим решениям, во-первых, и плохо прописанный порядок взаимодействия между всеми заинтересованными сторонами, во-вторых.

Следующий доклад Валерии Дьяченко из Juscutum Attoreneys Assosiation содержал обзор мирового опыта в части блокирования контента и прочего «управления трафиком». Как явствует из «Freedom on the Net 2016 report», на который ссылаются в докладе, 67% всех пользователей мира используют сети, в которых происходит фильтрация трафика. Запомните эту схему, на ней отражена ситуация с блокированием контента в разных странах.

Внимательное изучение методологии, на которую опирается вышеупомянутый отчёт, оставляет после себя некоторые вопросы. Например, очень красивая инфографика на стр. 10 вообще не упоминает детскую порнографию и тому подобные преступления, соответственно, оставляет девственно чистыми колонки государств, в которых соответствующий сетевой контент преследуется самым энергичным образом, включая удалённое вторжение на компьютеры пользователей с целью сбора доказательств.

В целом доклад не оставляет иллюзий, что блокирование контента это что-то маргинальное, из паноптикума интеллектуальных уродств. Объектом блокировок является очень широкий спектр сетевых ресурсов и контента, от Викиликс до ЛГБТ-сообществ. Причём происходит это повсюду, а не только в хмурых странах, принадлежащих к «оси зла». Дабы пояснить разницу между блокировками курильщика и блокировками здорового человека, докладчица разобрала по четыре случая для каждой из групп. В первую из них попали Китай, Турция, Иран и Беларусь.

В Китае за блокирование противоправного контента отвечает министерство промышленности и информационной политики. Обязанность блокировать возложена на провайдеров. Они блокируют очень широкий спектр иностранных ресурсов и сервисов. Параллельно государство стимулирует национальные ресурсы.

В Беларуси с 2012 года действует закон регулирующий, эти вопросы. Ответственным органом власти определён Мининформполитики, за исполнение отвечают провайдеры. Блокировка осуществляется по решению суда или компетентных органов.

В Иране данный вопрос отражён в Конституции, помимо этого в 2009 году принят закон о компьютерных преступлениях.

В Турции с 2015 года действует закон о возможности блокировки без решений суда. Среди оснований для блокирования значатся оскорбление основателя турецкой нации и онлайн-игры.

Примерами позитивного опыта и либеральной практики были заявлены Франция, Канада, Германия и Великобритания.

Во Франции этими вопросами ведает МВД. В рамках концепции государственно-частного партнёрства провайдеры самостоятельно осуществляют блокирование под свою ответственность, в том числе поддерживают «чёрные списки». В случае, например, детской порнографии операторы полагаются на заявления МВД и блокируют такие сайты без судебного решения.

Похожим образом обстоят дела в Великобритании, где во главу угла поставлен принцип частно-государственного партнёрства. Акцент в запретительной политике сделан на защите несовершеннолетних.

Германия движется в аналогичном направлении. Частный бизнес посредством таких организаций, как ассоциации добровольного мониторинга самостоятельно блокирует неприемлемый контент. С 2009 год обязанности по блокировке распространяются только на провайдеров, у которых имеется свыше 10 тыс. абонентов.

В докладе, представленном профессиональными правоведами, обращает внимание отсутствие адекватного осмысления эмпирического материала. С одной стороны, г-жа Дьяченко развела между собой проблематику общеуголовных преступлений и национальной безопасности. С другой, некритично воспроизвела клише о «сетевой свободе» стран Первого мира, в которых механизмы блокирования и предусмотрены, и успешно применяются.

После обзора теории пришло время практиков. Алексей Городилов, региональный представитель генерального спонсора конференции, компании Allot сделал сообщение на тему «Правовое регулирование Kибер-Пространства», за которой скрывался бодрый доклад о DPI-решениях этой компании. «Хотите ли вы услышать про цены?», — искушал зал г-н Городилов. «Да, хотим!», — радостно ответствовал зал.

По данным компании, на сегодняшний день в мире есть всего три производителя решений на основе DPI для анализа и контроля трафика. Все решения существенно различны по своим ТТХ поэтому и ценника, на который можно ориентироваться, нет. Не называя стран и клиентов, г-н Городилов поведал об использовании подобных решений в регуляторных, так сказать, целях.

Среди затронутых им тем:

  • контроль и блокировка приложений в сети оператора;
  • блокирование или снижение трафика качества услуг, которые идут от нелегальных провайдеров;
  • «чёрные списки»;
  • блокирование VoIP.

В этом месте можно предложить тем, кого интересуют технические подробности, ознакомиться с видеозаписью одной из сессий Конференции, посвящённой вопросам фильтрации трафика и безопасности в операторских сетях.

В целом выступление представителя Allot не оставило места для сомнений в том, что бизнес готов обслуживать самые прихотливые фантазии государств. «Мы не являемся рычагом демократии, мы часть системы», — скромно и с достоинством определил кредо компании её представитель. Посыл более чем понятный и прозрачный.

В кратком сообщении Татьяна Попова из Телекоммуникационной палаты Украины описала два альтернативных подхода к решению задачи блокирования доступа к запрещённым ресурсам. Первый вариант предполагает закрытие всего периметра подобно тому, как это реализовано в Китае. В этом случае затраты операторов, имеющих каналы, по оценкам ТелПУ, могут достичь 100 и более миллионов долларов на всех. Если же речь идёт о контроле за пользовательской активностью, необходимо ставить дорогостоящие решения у всех без исключения провайдеров, а это не менее двух тысяч компаний.

Да будет срач!

Кульминацией сессии стало выступление одного из популярных лиц украинского Интернет-сообщества, можно сказать одного из его интеллектуальных лидеров. В отсутствие видеофиксации или иных форм протоколирования всего, что наговорил этот уважаемый джентльмен, автор полагает уместным не называть имён. Пусть это будет господин О.

Озвученные господином О замечания и представления ценны тем, что отражают позицию большой, а может даже и бОльшей части Интернет-сообщества. В связи с тяжелейшим военно-политическим конфликтом, который переживает Украина, в этой среде получили распространение радикальные взгляды на то, как должна выглядеть политика государства в части регулирования медийного и, шире, публичного пространства. Никакие кары, включая превентивные аресты, депортации и лишение гражданства не кажутся сим добрым гражданам чрезмерными, когда речь идёт о носителях антиукраинских (они же ватные, сепарские, пророссийские) взглядов.

Однако, как только дело касается своей собственной делянки, яростный ястребиный клёкот мгновенно превращается в застенчивое голубиное воркование. Неуклюжие (а то!) попытки украинского государства использовать репрессивные инструменты для защиты национальных интересов в Интернет-среде трактуются этой публикой как заведомо идиотские, бесполезные, избыточные, несвоевременные и контрпродуктивные. К сожалению, защита этой позиции зачастую строится на передёргиваниях, умолчаниях и откровенной лжи.

Господин О начал своё выступления с утверждения, что ему ничего не понятно. Вот вообще ничего не ясно — зачем, как, почему и для чего блокировать какой-то контент. Обозначив эту риторическую позу, он внезапно обвинил «Киевстар» в блокировании VoIP-сервисов, которое, якобы, уже процветает на её сетях. Основанием для этого господин О посчитал регулярные проблемы, которые имеют у него место при использовании Telegram. Каждые 70-80 сек. сеанс связи рвётся, что, по его мнению, является достаточным основанием утверждать наличие злого умысла оператора с российскими корнями, которые господин О не преминул упомянуть.

Дальше началось самое интересное. Господину О очень понравилась идея совместить данные о ВВП на душу населения с картой «сетевой свободы» из доклада г-жи Новак (см. выше). Практически сразу он оговорился, что в данном случае нельзя говорить о наличии причинно-следственной связи, налицо не более чем корреляция. Тем менее, он поминал эту картинку снова и снова, не забыв ещё дважды оговориться, что налицо корреляция, а не то, что вы могли подумать.

Единственным объяснением такому странному поведению автор считает наличие у господина О неудержимого желания провозгласить блокировку контента уделом бедных малоразвитых стран, которые таким образом лишают себя перспективы заиметь по-настоящему большой ВВП. Однако произносить эдакие глупости на камеру он не был готов, поэтому пошёл путём хитрого человека и просто озвучивал свою идею снова и снова, видимо рассчитывая на возникновение в умах слушателей нужных ассоциаций.

Нельзя не отметить, что представление о корреляционной связи традиционно вызывает значительные затруднения у массовой аудитории. Ими страдают не только оголтелые гуманитарии, но и граждане инженерного или даже естественнонаучного обряда. Несть числа приличным людям с двумя-тремя дипломами, которые причиной российской агрессии именно в Крыму и на востоке страны называют максимальную среди всех регионов долю русскоязычного населения и этнических русских. В качестве неотразимого аргумента они любят приводить инфографику о языковых предпочтениях украинцев вроде этой, торжественно поднимая указательный палец и провозглашая «Вот!» или «Ось!».

За неимением инфографики о численности радиолюбителей и лиц с техническим образованием, автор обычно ограничивается ссылками на данные о йододефиците в нашей стране. Применительно к проблеме блокирования контента и, шире, основаниях государственной политики в информационной сфере, нельзя не отметить ущербность намёков господина О. Для начала, ни одно из государств Первого мира, на которые он предлагает равняться, не находятся в ситуации военного конфликта с одной из крупнейших мировых держав. При этом, например, в Южной Корее и на Тайване, вполне передовых государствах этого самого Первого мира, действуют весьма жёсткие нормы, вплоть до тюремных сроков за упоминание в положительном контексте «враждебных наций».

О государствах Персидского залива, у которых ВВП на душу населения более чем впечатляющий, и говорить не приходится. Одним словом, ВВП — не критерий, не в нём дело. Налицо разве что некоторая корреляция, но не причинно-следственная связь. Если кто-то понимает, в чём разница.

Дальше — больше. Господин О заявил, что DPI мёртв. Что «Великий китайский файрвол» толком не работает, денег тратится много, сопоставимо с ВВП Украины, а найти лазейки всё равно удаётся. Несложная мысль, что по меркам второй экономики мира ВВП Украины — не показатель, — осталась без внимания. Его выступление было традиционно остроумно и несколько раз срывало аплодисменты, однако снова и снова заставляло вспомнить известную максиму: «Кто хочет — находит возможности, кто не хочет — ищет причины».

Утверждение, что развитые страны отказываются заниматься блокировками по причине их неэффективности, противоречило как предыдущим докладам, так и содержанию «Freedom on the Net 2016 report». Тезис о том, что Cisco прекращает выпускать решения для DPI потому что они «не работают», прозвучал не менее альтернативно, поскольку в тематическом докладе Николая Мойсака из «Нетвелл Украина» было прямо сказано об острой конкуренции в сегменте подобных решений, из-за чего его покинуло большинство игроков.

По мере того, как оратор впадал в раж, с его стороны звучали всё более и более эмоциональные заявления. «Нравится — жрите!», — бросил он умозрительным оппонентам, в очередной раз сорвав аплодисменты. «Я ненавижу эту компанию!», — провозгласил господин О, когда его мысль перескочила обратно к проблемам со связью. Не удержавшись, Игорь Ерещенко из Киевстар встал и начал с места взывать к здравому смыслу, общеинженерной эрудиции и неуместности столь сильных утверждений, основанных всего лишь на единичном опыте.

Что говорил выступавший следующим министр юстиции Эстонии Markko Kunnapu (см. его презентацию), автор настоящих заметок вспомнить решительно не в состоянии. Вулканический темперамент и поразительная интеллектуальная раскованность господина О подорвала способность автора воспринимать новую информацию. Потрясённый до глубины души, он отправился в фойе восстановить силы дармовыми плюшками и действительно вкусным кофе.

Заканчивалась первая секция первого потока самого первого дня трёхдневной конференции…

Остальные заметки с Telecom Ukraine 2017

Telecom Ukraine 2017: запрещать, ограничивать, блокировать

Telecom Ukraine 2017: куда развивать украинские сети?

Telecom Ukraine 2017: Самая Больная Тема

Telecom Ukraine 2017: аналогово-цифровой туман

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4