ПОДЕЛИТЬСЯ
Конец марта был отмечен оживлением в традиционно сдержанной телекомовской жизни. Надёжной приметой является активность представителей государства. Если в январе-марте 2017 года глава НКРСИ Александр Животовский делал по 4-5 записей в своём FB ежемесячно, то в апреле это число выросло вдвое.

За пятнадцать лет работы консультантом на этом рынке, в том числе по вопросам стратегических коммуникаций, автор хорошо изучил повадки его участников. Опыт подсказывает, что когда обычно закрытые и малоразговорчивые люди становятся общительными, у них есть какая-то в этом потребность. А потребность эта всегда одна и та же: донести до почтеннейшей публики какие-то, как сейчас принято говорить, месседжи.

Давайте посмотрим на эти месседжи, откуда растут у них ноги и, самое главное, что может за ними стоять? Или кто.

Регуляторная прелюдия

Итак, 23 марта Александр Животовский поделился в своём Фейсбуке радостной вестью: «Вчера на встрече с СЕО Киевстара, Vodafone, и Lifecell, состоявшейся по инициативе American Chamber of Commerce, достигнуты договоренности о рефармингу частот диапазона 1800 МГц. Спасибо командам трех операторов, согласились на компромисс, предложенный НКРС«. В своей заметке он поблагодарил всех тех, кто «работает с нами и помогает»: Петра Чернышёва (Киевстар), Ольгу Устинову (Vodafone), Бурака Эрсоя (lifecell), Андрея Гундера (AmCham), Леонида Евдоченко (Госспецсвязи), Дмитрия Шимкива (АП), Александра Данченко (ВР), Алексея Данилюка (Минфин), Степана Кубива (Кабмин), премьера Владимира Гройсмана и президента Петра Порошенко.

Бросается в глаза, что в списке добрых людей, давших путёвку в жизнь технологиям четвёртого поколения, отсутствуют граждане, без которых все эти договорённости были бы невозможны. Речь идёт о представителях компании «Систем Кэпитал Менежмент», управляющей активами авторитетного бизнесмена и мецената Рината Ахметова. Это, как минимум, Александр Баринов, директор по развитию телекоммуникационного направления бизнеса СКМ, и её генеральный директор Олег Попов. Именно согласие СКМ добровольно отказаться от части находящихся в её распоряжении частот диапазона 2,5-2,7 ГГц, по словам Животовского, дало возможность найти устраивающее всех решение.

В процессе дознавания важно не только то, что рассказывают фигуранты дела, но и то, о чём они не говорят. Интересны не только обмолвки, но и умолчания.

Там же, в комментариях к упомянутой записи главы НКРСИ всплыл наиболее спорный аспект соглашений. Возмущённые комментаторы обвиняли Нацкомиссию в потакании очередному ограблению бюджета и участников рынка структурами авторитетного бизнесмена и мецената. Эти обвинения остались без комментариев хозяина, но не прошли незамеченными.

Частотная интермедия

Давным-давно, ещё при Ющенко, с одной небольшой киевской компанией случилась приятная неожиданность. Решением НКРС ей было предоставлено право использования грандиозного, просто феноменального объёма радиочастот в полосе 2,5-2,7 ГГц. Двести мегагерц. Без конкурса, заметных без микроскопа инвестиционных обязательств и прочих отягощений. Компания, которой так сильно повезло, называлась «ММДС-Украина».

Чтобы понять масштаб случившегося — все операторы «большой тройки» вместе взятые получили в 2014 году для развития 3G-сетей всего лишь 90 МГц. Причины того чуда доселе неизвестны. Возможно, в который раз проявились исключительные деловые качества тогдашнего руководителя компании, известного телеком-волшебника Юрия Мороко. Как бы там ни было, та история уже канула в Лету вместе с лозунгом «Бандитам — тюрьмы!» и другими милыми глупостями эпохи Великой Помаранчевой Революции.

Четыре года спустя, в 2011 году, уже при «папередниках», Судьба преподнесла этой же компании ещё один не менее приятный сюрприз. Решением Кабмина диапазон 2,5-2,7 ГГц стало возможным использовать для сетей мобильной связи четвёртого поколения, известного как LTE. Чтобы понять значение этого подарка, достаточно глянуть на ставки пользования (рентной платы) радиочастотным ресурсом в Украине. Согласно «Закона о радиочастотном ресурсе» РЧР принадлежит народу Украины, поэтому хозяйствующие субъекты обязаны оплачивать его использование. Обязаны и оплачивают все, но по очень разным ставкам.

На начало 2011 года ставки выглядели следующим образом:

Стаття 320. Ставки збору

Вид радіозв’язку Діапазон радіочастот Ставка збору за 1 МГц смуги радіочастот на місяць, грн
Стільниковий радіозв’язок 300-2200 МГц 8666,3
Радіозв’язок у багатоканальних розподільчих системах для передавання та ретрансляції телевізійного зображення, передавання звуку, цифрової інформації 2-7 ГГц  15,36

Несмотря на решение Кабмина, ММДС-Украина продолжала оплачивать подаренные ей частоты по старым ставкам, т.е. 15,36 грн/МГц в месяц. А вот мобильщикам, захоти они развернуть на этих частотах 4G-сети, пришлось бы платить в 564 раза больше. И это только ежемесячных рентных платежей, без многомиллиардных разовых выплат за лицензию, которых нынешний держатель частот также счастливо избежал.

С течением времени ставки рентной платы за частоты становились всё больше. Движущей силой этого процесса был неукротимый аппетит украинского государства, для которого операторы сотовой связи являются чем-то вроде личного стада не очень рогатого скота. Хочешь — стриги, хочешь — дои. Ничего, кроме жалобного мычания в ответ не услышишь.

Эволюция державницких аппетитов отражена в таблице, которую можно найти по этой ссылке. Важно то, что эти аппетиты не затрагивали интересов номинальных пользователей драгоценных частот вроде «ММДС-Украина». Исходя из ставок, установленных на 2016 год, рентные платежи «ММДС-Украина» составили примерно 2,5 млн. грн. Если бы к ним применялись ставки, действующие для операторов мобильной связи, речь шла бы о порядка 1 млрд. 385 млн. грн.

Вместо того, чтобы выравнивать разрыв между ставками для идентичной по своему характеру хозяйственной деятельности, государство тщательно его поддерживало.

Крещендо

Через пять дней после победного сообщения главы НКРСИ 28 апреля на сайте Mind появляется статья, посвящённая историческим соглашениям. Её автором стала Маргарита Ормоцадзе, один из немногих журналистов-расследователей в стране. Взяв интервью у множества причастных к сюжету граждан, она обнаружила примечательное расхождение в показаниях ряда персонажей.

«Компания планирует использовать их (частоты в полосе 2,5-2,7 ГГц — Р.Х.) для ведения и развития собственного бизнеса. В то же время мы понимаем, что этот спектр может быть использован для запуска сети 4G. (…) Мы приняли решение о возвращении части спектра, принадлежащей нам по условиям лицензирования. В обмен мы получим плату за конверсию (не компенсацию), которая даст нам возможность её провести», — сообщил Mind Мурат Чинар, генеральный директор оператора Vega, который обеспечивает операционное управление «ММДС-Украина». По его словам, сейчас эти частоты используются для передачи данных и ТВ-сигнала для пользователей по технологии ММДС: «Чтобы предоставлять нашим пользователям услуги на таком же высоком уровне, но в меньшем диапазоне, нам нужно провести конверсию или, другими словами, модернизацию сети и оборудования. Наши предварительные подсчеты показывают, что стоимость этой конверсии будет примерно такой же, как и сумма, которую мы рассчитываем получить в качестве компенсации от участников 4G-тендера».

Обращает внимание, что г-н Чинар настаивает на различении платы за конверсию и компенсации, отрицая наличие второй в случае «ММДС-Украина». Между тем изначально Александр Животовский говорил о некоей «компенсации за конверсию», которую по итогам обмена частотами должны получить «операторы-доноры»: «Начальная стоимость частот будет 2.3 млрд. грн. Кроме этой суммы, покупатели выплатят до 25% первоначальной стоимости частот оператору — донору. Если помните, одним из условий тендера на частоты 3G была конверсия радиочастот, на которую операторы отдельно тратили средства. Таким образом, здесь используем такой же механизм компенсации действующим пользователям ресурса. Принцип конверсии работать и здесь, и каждый оператор, сдает частоты, сможет рассчитывать на компенсацию до 25% стоимости«.

Тезис о компенсации в размере 25% от «первоначальной стоимости» в случае «ММДС-Украина» не может не вызывать ничего, кроме смеха. С момента получения лицензии на вожделенные частоты десять лет назад компания платила и платит за них по несколько десятков гривен в месяц за каждый мегагерц. «Компенсация» же будет рассчитываться исходя из стоимости частот в 564 раза больше.

Впрочем, уже через неделю, 7 апреля на Liga.net появляется пространное интервью г-на Животовского, в котором он полностью поддерживают озвученную г-ном Чинаром версию: «Вариантов было много, в том числе и предложение возвращать операторам те суммы, которые были предоплачены за спектр (лицензия выдается на 10-15 лет). Важно, что нам удалось сблизить все позиции и найти решение, которое приемлемо для всех. Так или иначе, какая-то компенсация нужна. Петр Чернышов (президент Киевстара. — Авт.) прав, говоря, что в его руководство Амстердаме рассматривает частоты как актив. И просто так одобрения на возврат частот не даст. СКМ тоже написал нам письмо, что они готовы отдать часть частот в 2,6 ГГц, но им нужно это как-то обосновать акционеру (Ринату Ахметову. — Авт.). Плюс ММДС нужно будет потратить деньги на перенастройку своей сети. По их расчетам, им понадобится около 500 млн грн.»

Однако и ссылки на необходимость проведения некоей конверсии выглядят ничуть не менее нелепыми.

На сайте НКРСИ можно найти пространную статью, посвящённая именно конверсии, причём применительно ситуации с развёртыванием сетей третьего поколения, на которую ссылается г-н Животовский. Перечислим ключевые моменты той истории:

  • Специальные пользователи, т.е. военные, целиком переехали в другой диапазон частот, для чего были проведены НИР, включая ряд испытаний и натурных экспериментов;
  • Были заказаны, профинансированы и введены в эксплуатацию абсолютно новые комплексы радиоэлектронного оборудования (поисковые радиолокаторы) стоимостью сотни миллионов гривен каждый;
  • Ранее использовавшееся оборудование выведено из эксплуатации и утилизировано.

Каждый из этих шагов предполагал финансовые затраты, в том числе очень значительные. Вместе взятые, они и составляли предмет конверсии радиочастот как выполнение комплекса мероприятий, направленных на изменение радиослужбы, радиотехнологии или пользователя радиочастотного ресурса.

Однако в случае ММДС-Украина ничего из вышеперечисленного не предполагается делать. Компания останется в том же диапазоне частот, просто он уменьшится с 160 до 80 МГц. У неё останется то же самое оборудование, та же сеть и те же клиенты. Её затраты сведутся к перенастройке оборудования, т.е. трудозатратам немногочисленного персонала. Ничего, что можно было бы назвать конверсией в том смысле, как это имело место в 2014-15 годах, в данном случае не предполагается. Ничего, что предполагало бы «модернизацию сети и оборудования», о которых толкует г-н Чинар.

Нервозность граждан, которым поручено сопровождать очередную Сделку Века, вполне понятна. У них не получается предъявить убедительные основания для изъятия полумиллиарда операторских гривен в пользу самого богатого человека страны.

Возмещение стоимости досрочно изъятых частот? Но за все десять лет пользования ими «ММДС-Украина» заплатила за эти 80 МГц самое большее 6 млн. грн., в сто раз меньше ожидаемой «компенсации». И даже если посчитать следующие десять лет по нынешней ставке, речь будет идти о максимум 11 млн. грн.

Недополученная «ММДС-Украина» прибыль от хозяйственной деятельности? Неизбежен вопрос о масштабах этой деятельности и её финансовом результате. Три года назад известный телеком-блогер Сергей Горбачевский поставил наглядный эксперимент — попытался стать абонентом компании, которая заявляла об успешном освоении полученных частот. Его попытки оказались безуспешны. Внимательное изучение корпоративного сайта вызывает недоумение. Например, в нём заявлены представительства всего лишь в одиннадцати регионах страны. Между тем у компании общенациональная лицензия и соответствующие обязательства перед государством предоставлять коммерческие услуги хотя бы во всех областных центрах. А это требует наличия минимум двадцати пяти таких представительств.

Интереса ради автор сделал звонок в киевское представительство, представившись потенциальным клиентом.

— Добрый день. Скажите, пожалуйста, возможно ли подключиться и на каких условиях к вашим услугам?

— Какой адрес?

— Два адреса… (называет несколько адресов в разных районах Киева)

— Нет, у нас нет возможности подключить по этим адресам.

— А по каким, если не секрет, в каких районах?

— У нас, на самом деле, очень мало сейчас обслуживается… У нас даже не по районам, у нас больше по домам идёт… Эфирное телевидение цифровое.

— А, это цифровое эфирное телевидение по технологии Митрис?

— Нет, ММДС. По этим домам у нас нет точно.

— Спасибо, до свидания.

— До свидания.

25 апреля на пресс-конференции Киевстар автор спросил представителей компании, что они знают об участнике рынка, которому до конца года заплатят пару сотен миллионов. Они посмеялись и попросили поделиться информацией, если удастся её найти.

Кода

«ММДС-Украина» была приобретена в своё время СКМ вместе с другими телеком-активами, такими как «Фарлеп-Инвест» и «Вега» по принципу «нехай буде». Пребывавшие в зените своего могущества «донецкие» хватали всё, что попадалось под руку, не очень задумываясь о способности переварить добычу. Несостоятельность Ахметова как бизнесмена нигде не проявилась так наглядно, как в телекоме. Ни один из принадлежащих ему профильных активов не стяжал успеха, а Vega и life:) стали хрестоматийным отрицательным примером.

Изначально на частотах «ММДС-Украина» предполагалось развернуть сеть передачи данных по технологии WiMAX, некогда распиаренной, считавшейся очень многообещающей. За компанию было заплачено порядка 30 млн. долларов, которые не имели никаких шансов «отбиться» на конкурентном рынке. Когда это стало очевидным, СКМ начала искать способ продать компанию, но непременно по цене не меньше, нежели стоимость приобретения.

Этот сценарий — купить, чтобы потом искать возможность хотя бы не потерять вложенное, — регулярно воспроизводится в случае телеком-активов Ахметова. Именно так была продана его доля в life:) На этом же застрял и принадлежащий ему 3mob (бывший Утел). В 2014 году революционный премьер-министра Арсений «Пуля в лоб» Яценюк сделал всё возможное, чтобы заблокировать выдачу 3G-лицензий до момента продажи 3mob. Появление у «большой тройки» таких лицензий означало радикальное падение стоимости компании и невозможность получить за неё уже запланированные 400-500 млн. долларов.

Сейчас, в 2017-ом, воспроизводится сюжет 2014-го. Ключевым фактором государственного управления в сфере телекоммуникаций снова оказываются экономические интересы Рината Ахметова. Снова, как и тогда, содержанием этих интересов оказывается изъятие монопольной ренты посредством эксклюзивного распоряжение частотным ресурсом. В качестве доноров снова выступают операторы мобильной связи, а поводом для изъятия у них излишка наличности — конкурс на получение лицензий для развития перспективных технологий.

У НКРСИ была возможность в обмен на операторские миллионы забрать у «ММДС-Украина» все выданные ей частоты и забыть эту историю как страшный сон. Вместо этого Комиссия растягивает удовольствие — операторы получат только 80 из 160 МГц, находящихся в распоряжении компании. О том, что будет происходить с оставшейся в распоряжении компании половиной, нетрудно догадаться.

Обращает внимание, что в конце 2016 года впервые за двадцать с лишним лет изменилась структура таблицы ставок рентной платы за радиочастоты. Теперь пункт, касающийся мобильной (сотовой) связи, выглядит так:

Стаття 254. Рентна плата за користування радіочастотним ресурсом України

Вид радіозв’язку Діапазон радіочастот Ставка рентної плати за 1 МГц смуги радіочастот на місяць, грн
Стільниковий радіозв’язок

300-791 МГц

821-832 МГц

862-880 МГц

915-925 МГц

960-1710 МГц

1785-1805 МГц

1880-1920 МГц

1980-2110 МГц

2170-2200 МГц

23085,25

791-821 МГц

832-862 МГц

880-915 МГц

925-960 МГц

23085,25

1710-1785 МГц

1805-1880 МГц

1920-1980 МГц

2110-2170 МГц

23085,25

2300-2400 МГц

2500-2690 МГц

3000,00
Радіозв’язок у багатоканальних розподільчих системах для передавання та ретрансляції телевізійного зображення, передавання звуку, цифрової інформації 45,83

Бросаются в глаза два момента. Во-первых, вместо ставшего привычным указания в одной строке всего диапазона частот, доступных для предоставления услуг сотовой связи (300-2200 МГц), в явном виде выделены сразу четыре набора отдельных полос частот. Во-вторых, на те полосы частот, которые будут использоваться мобильщиками в результате обмена с «ММДС-Украина», ставки платы за использование резко снижены, с 23 тыс. до 3 тыс. грн./МГц в месяц. Это первый случай за все двадцать пять лет истории мобильной связи в Украине, когда эти ставки уменьшаются, да ещё так радикально.

Можно только догадываться о причинах очередных чудес. Возможно, архитекторы нынешней «компенсации за конверсию» посчитали необходимым снизить таким образом накал неизбежной критики. Мол, не надо сравнивать основные диапазоны для услуг мобильной связи и маргинальный, в общем-то, диапазон 2,5-2,7 ГГц. Там даже плата за использование в восемь раз меньше.

Возможно, это результат неких закулисных компромиссов, посредством которых лоббисты «ММДС-Украина» избежали анонсированного в конце прошлого года выравнивания ставок. В случае такого выравнивания исчезла бы необходимость и повод для бурной деятельности по достижению соглашений. Столкнувшись с необходимостью заплатить за 2017 год не два с половиной миллиона гривен, а миллиард с лишним, СКМ самостоятельно отказалась бы от этих частот без каких либо компенсаций.

Стоит особо отметить, что г-н Животовский избегает упоминать этот вариант в своих публичных выступлениях. В уже упоминавшемся интервью Liga.net он озвучил только два способа решить проблему дефицита частот для 4G: изъять их у «ММДС-Украина» через суд или договориться. О возможности изменить ставки, вынудив мелких игроков и подставные компании добровольно отказаться от частот не сказано ни слова. Что касается варианта с введением технологической нейтральности, глава НКРСИ его озвучивает, но без понятной аргументации отметает как неприемлемый.

В любом случае можно констатировать, что чудеса в телекоме ещё случаются. И сосредоточены эти чудеса именно там, где сконцентрированы интересы Рината Леонидовича Ахметова.

Заключение

Возня с многомиллионными «компенсациями за конверсию» беспокоит многих. Операторов мобильной связи совершенно не радует перспектива остаться наедине с давно и хорошо знакомой им группой энергичных граждан, готовых каждый год дёргать операторов за вымя в надежде получить ещё немного вкусного молочка для очередного уважаемого человека.

Операторы не испытывают иллюзий и хорошо понимают, что в случае успеха гешефта с «компенсациями» этот фарс будет повторяться снова и снова. Получив пару десятков миллионов долларов из потраченного на приобретение «ММДС-Украина», СКМ непременно попытается получить и остальные. А если получится, то и «наварить» сверху. Изъятие монопольной ренты при помощи государства — это та бизнес-модель, которой компания владеет по-настоящему хорошо.

Антагонистов Рината Леонидовича беспокоит рост его влияния, наглядным проявление чего является обсуждаемый сюжет. Украинский истеблишмент руководствуется принципом нулевой суммы, поэтому рост чьего-то влияния трактуется как непосредственная угроза всем остальным.

Наконец, гражданское общество всё ещё не может до конца смириться с тем, что жертвы последних лет не привели к значимым изменениям в устройстве страны и государства.

Пока что зафиксируем промежуточный результат: любое решение, любое чудо на украинском рынке телекоммуникаций становится возможным, если предполагает движение денег в пользу Рината Ахметова. Раньше можно было обойтись без этого. Сейчас, судя по всему, нет.

Ахметтелеком, часть 2

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox A5
Openbox A5
Openbox A5