ПОДЕЛИТЬСЯ
В начале этого года мы начали публикацию цикла статей об истории развития украинского телевидения, который ранее был напечатан в журнале Mediasat и автором которого является медиа-эксперт Борис Скуратовский. Материал будет интересен многим читателям, поскольку он подается с точки зрения рядового телезрителя. Важно: все данные, используемые в публикации, актуальны по состоянию на октябрь 2011 года.

В 1994 году украинское телевидение обрело телетекст. Собственно, первые тестовые трансляции телетекста на канале УТ-1 начались ещё в 1993 году, а на российских каналах «Останкино» и «Россия» украинский телезритель мог читать телетекст ещё с 1992 года. Изначально техническим и информационным обеспечением системы телетекста на канале УТ-1 занималось Министерство связи Украины. С июля 1994 года телетекстом на УТ-1 занималось уже отдельное информационное агентство «Подія-Іпрінда» совместно с компанией «Раритет», входившей в структуру Министерства связи Украины.

К слову, в те времена на канале УТ-1 во время дневного технического перерыва передавалась электронная газета. Для обычного телезрителя это выглядело как вертикальные чёрные полоски на сером фоне, напоминающие по внешнему виду «штрих-код» и сопровождавшиеся пиликаньем и треском. Однако с помощью специального оборудования и за определённую плату данную текстовую информацию можно было «снимать» с эфира на компьютер и там просматривать.

Кроме того, в 1994 году в Украине были начаты разработки и испытания системы МИТРИС (микроволновая интегрированная телерадиоинформационная система). Система «родилась» на киевском предприятии «Сатурн»: местные специалисты думали над тем, как лучше всего передавать телевизионный сигнал на телецентр.

Дело в том, что в то время именно «Сатурн» обеспечивал техническую сторону трансляции репортажей спортивных соревнований и прочих мероприятий из-за рубежа: в 1992-1994 годах здесь по заданию Гостелерадио Украины был сооружён Центр профессионального приёма спутниковых телепрограмм «Сатурн-Телепорт». Этот центр был на то время единственным в Украине предприятием, способным обеспечивать приём со спутника в профессиональном качестве более 150 телепрограмм, а также прочую информацию в C и Ku-диапазонах.

Сигнал принимался со спутника на оборудование «Сатурн-Телепорта», в результате чего его можно было записать для дальнейшей трансляции на каналах украинского телевидения. Но в случае необходимости прямой трансляции сигнала из-за рубежа на экраны украинских телезрителей, например, трансляции футбольных матчей, его следовало подать в реальном времени с телепорта прямо в аппаратные УТ. Радиорелейные линии к тому времени уже превращались в анахронизм, да и не обеспечивали требуемой надёжности. Необходимо было что-то новое.

Исследованиями и разработками в данной области занималась дочерняя структура «Сатурна» — Институт электроники и связи Украинской академии наук национального прогресса. Данные исследования велись в Украине ещё с 1991 года, но к 1994 году, когда «Сатурн-Телепорт» заработал на полную мощность, данные работы стали более актуальными.

Результатом опытов по исследованию различных способов доставки сигнала без потерь качества из точки А в точку Б в пределах прямой видимости в итоге и стало рождение новой системы наземной передачи данных, работавшей в диапазоне, который прежде использовался лишь для спутникового вещания. Новая система со временем  получила имя МИТРИС. На то время она могла обеспечивать в микроволновом диапазоне, используемом до того лишь для спутникового вещания, передачу до 40 телеканалов на расстояние до 30 километров в зоне прямой видимости.

Система «МИТРИС» оказалась более рентабельной, чем её американский «собрат» — “MMDS“, позволявший передавать меньший объём каналов. Кроме того, МИТРИС оказался более «экологически чистым» проектом: для обеспечения вещания этой системы требовалась меньшая мощность передатчика, чем при работе MMDS. Да и себестоимость оборудования, необходимого для работы с системой МИТРИС, была на порядок ниже. Поэтому очень скоро МИТРИС заинтересовал кабельщиков, которые быстро смекнули, что с помощью этой системы можно без проблем раздавать пакеты своих телеканалов с головных станций в отдалённые кварталы и районы города, куда не проложены магистральные кабели. В частности, уже через несколько лет систему МИТРИС в Киеве внедрила телерадиокомпания «Интервидео-Киев», которая первой  среди киевских кабельных операторов создала единую кабельную сеть с общим пакетом программ для нескольких районов Киева. С сентября 1996 года система МИТРИС была также запущена в Киеве в экспериментальном режиме с ретрансляцией спутниковых телеканалов, которые, приобретя необходимое оборудование, могли принимать все желающие киевляне.

Но от темы МИТРИСа вернёмся к обычному телевидению.

В начале 1995 года систему украинского государственного телевещания ждала очередная «революция»: в январе вышел Указ Президента Украины Леонида Кучмы, согласно которому в Украине был создан Государственный комитет телевидения и радиовещания Украины. Главой комитета был назначен Зиновий Кулик – в прошлом вице-президент Государственной телерадиокомпании Украины. В то же время последняя упразднялась – тем же Указом, а вместо неё создавались отдельные Национальная телекомпания Украины, Национальная радиокомпания Украины, а также областные и региональные (в Киеве и Севастополе) телерадиокомпании. Впрочем, данная реорганизация сама по себе имела мало общего с реорганизацией самого вещания или программной политики УТ-1, УТ-2 или УТ-3. Главной её целью была лишь оптимизация и усовершенствование системы управления государственными электронными медиа-ресурсами.

Более серьёзные изменения произошли весной 1995 года на сети бывшей Первой программы ЦТ СССР, которая в Украине по-прежнему транслировалась на «первой кнопке». Как мы помним, в январе 1992 года бывшее советское Центральное Телевидение было преобразовано в Российскую государственную телерадиокомпанию «Останкино». Однако век ей был отмерян недолгий: в 1995 году Российское правительство приняло решение создать в Российской Федерации Общественное телевидение. За громким названием, впрочем, стояла обычная приватизация государственного ТВ. В Америке и Европе под «общественным» обычно понимают телевещание, которое не контролируется государством, не ведёт коммерческой деятельности (не показывает рекламу), а живёт на пожертвования граждан и общественных организаций или за счёт взимания с граждан абонентской платы за просмотр телепрограмм. В России же проект «Общественного Российского Телевидения» (ОРТ) создавался как акционерное общество. Контрольный пакет акций в нём – 51%, принадлежал государству, а оставшиеся 49% — различным коммерческим структурам.
ort_logoДля того, чтобы запустить ОРТ, российское правительство пожертвовало телерадиокомпанией «Останкино»: бывший первый канал ЦТ переходил теперь в собственность новосозданного «ОРТ».
Старт проекта «ОРТ» в Москве состоялся 1 апреля 1995 года. В этот же день программы «ОРТ» увидели и телезрители Украины – как и вытесненная новым телеканалом программа «Останкино», новосозданный проект транслировался в Украине по каналам первой общенациональной телесети.

Фактически ничего кардинально нового для себя украинский телезритель на канале «ОРТ» не увидел: в эфире продолжали транслироваться практически те же сериалы и передачи, которые он привык видеть на телеканале «Останкино». Правда, в первые несколько месяцев на канале «ОРТ» отсутствовала реклама: вместо неё в перерывах между передачами на экране появлялись заставки с разноцветными кубиками, похожими на те, которыми играют в кости. Однако вскоре всё вернулось на круги своя – а именно, рекламные блоки на канал «ОРТ», который до того был каналом «Останкино».

Запуск канала «ОРТ» в Москве был омрачён трагическим событием: за месяц до старта телеканала на пороге собственной квартиры был убит популярный российский журналист Владислав Листьев, занимавший должность исполнительного директора канала «Останкино». Листьев должен был возглавить «ОРТ», поэтому некоторые склонны связывать его убийство с конфликтом вокруг рекламных потоков и столь привлекательной «первой кнопки». Данное преступление не раскрыто и по сегодняшний день.

С начала 1995 года в Украине стартовала кампания по лицензированию телерадиопространства, которым занимался новосозданный Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания.

В первой половине 90-х годов Украина не имела отдельного регулирующего органа, который бы занимался распределением теле- и радиоканалов между вещателями и контролем над их деятельностью. Выдачей разрешений на выход в эфир первым коммерческим телеканалам и радиостанциям занималась Государственная телерадиокомпания Украины. Такая ситуация многим казалась нелепой. Один из руководителей Гостелерадио Украины даже как-то пошутил по этому поводу – мол, это всё равно, что редакция газеты «Голос Украины» (официального издания Верховной Рады) выдавала бы разрешения на выход всех прочих газет страны. Однако не будем забывать, что начало 90-х было периодом становления негосударственного сектора экономики, когда многое делалось ещё по старинке, по-советски. К тому же, логика здесь всё-таки присутствовала: частотный ресурс – собственность государства. А поскольку каналы – государственные, технические средства для их распространения (Концерн РРТ) тоже государственные, то и права на использование каналов, опять же государственной собственности, давало Гостелерадио.

Однако так долго продолжаться не могло: количество независимых вещателей в Украине росло, и для их регистрации и контроля над ними требовался отдельный регулирующий орган. Первую попытку создать такой орган – Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания – как мы помним, сделал ещё Леонид Кравчук. Но Нацсовет от Кравчука просуществовал недолго и запомнился только  лишением эфира киевской коммерческой телекомпании «Гравис». Вторая попытка была более успешной и, таким образом, в конце 1994 года в Украине появился новый Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания, главой которого стал Виктор Петренко.

Одним из своих первых решений новый Нацсовет объявил незаконным «зимние отключения» телеканалов в связи с экономией электроэнергии. В конце 1994 года в Украине была сделана попытка повторить опыт предыдущей зимы, сократив телевещание до ещё меньших, чем в прошлом году, объёмов. Однако в таком урезанном режиме украинские телеканалы на этот раз провещали лишь несколько дней: Леонид Кучма потребовал восстановить все телепрограммы в полном объёме. «Остряки» по этому поводу шутили – мол, жена Леонида Даниловича любила латиноамериканские «мыльные оперы» больше, чем жена Леонида Макаровича. Затем своё веское слово сказал и Нацсовет по телерадиовещанию – мол, лишь мы и только мы имеем отныне право устанавливать правила для работы телеканалов в стране, отмерять им эфирное время и выделять частоты на вещание.

Далее совет обратился уже к самим вещателям с требованием подать документы на получение необходимых лицензий для вещания в эфире. При этом регулятор сразу же предупредил: ситуаций, подобных событиям вокруг телеканала «Гравис», на новом этапе лицензирования не возникнет. Дескать, отключать никого не будем – даже наоборот, настоятельно рекомендуем передающим центрам предоставлять услуги по передаче сигнала в эфир всем теле- и радиокомпаниям, которые работали в этом самом эфире по состоянию на конец 1994 года, вплоть до решения судьбы тех или иных частот и выдачи лицензии на них. То есть, если, скажем, на 35 телеканале вещал «Гравис», то ему гарантировалось полное право на беспрепятственное вещание на этой частоте вплоть до решения её судьбы и выдачи лицензии.

Но процесс лицензирования телерадиопространства не обошёлся без скандалов и разборок. Эфирных каналов было «просчитано» мало, а желающих – много. В особенности, в крупных городах – таких, как Киев.

Как мы помним, к началу 1995 года в Киеве действовало девять частотных телеканалов: 2, 4, 9 и 30-ый, запущенные и отлаженные ещё при СССР, а также «новые» — 7, 25, 32, 35 и 37-ой, запущенные уже в 90-х годах. Ещё в 1992 году киевлянам обещали запустить в скором времени ещё одну частоту – 50-ую. Однако это произошло только в 1997 году.

Количество желающих вещать на эфирных просторах стольного града Киева росло не по дням, а по часам. И в первую очередь этих желающих привлекал 30-ый телеканал. Если не брать в расчет три государственные телесети, располагавшие в Киеве 2, 4 и 9 телеканалами, которые пока ещё не были доступны для «дерибана», то наиболее привлекательной для телевещателей была 30-ая частота. Как мы помним, задействована она была ещё вначале 80-х годов для трансляции на Киев и область так называемой «Четвёртой программы». Здесь был установлен мощный ламповый передатчик, отлично согласованный с передающей антенной, а мощности в 20 киловатт хватало для того, чтобы покрыть вещанием не только Киев, но и значительную часть Киевской области. Более того, в большинстве киевских многоквартирных домах сигнал «Четвёртой программы», принимаемый коллективными антеннами, конвертировался из дециметрового в метровый диапазон, и владельцы устаревших телевизоров без ДМВ-блоков могли принимать программу на 12 канале. Ни один из прочих киевских дециметровых телеканалов не мог похвалиться такой доступностью и таким проникновением. А единственный на то время коммерческий канал метрового диапазона – «7 канал» осуществлял вещание через маломощный передатчик и не имел в Киеве отлаженной приёмной сети.

kollektivnaya-antenna

Как мы помним, с 1994 года на 30-ом киевском телеканале безраздельно царствовала киевская негосударственная телекомпания «ТЕТ». Именно она и надеялась заполучить канал в своё полное, теперь уже согласно лицензии, распоряжение. Вскоре выяснилось, что на 30-ую телечастоту рассчитывает ещё один претендент – новосозданная телерадиокомпания «Киев».

Ещё в начале лета 1995 года Нацсовет постановил, что на 30-ом киевском телеканале должна транслироваться «программа местного вещания». Собственно, именно тогда и была создана ТРК «Киев», которая и претендовала теперь – в числе прочих – на право получения лицензии на 30-ый телеканал.
60ТРК «Киев», к созданию которой были причастны и некоторые бывшие сотрудники телекомпании «ТЕТ», декларировала своё желание «вернуть 30 телеканал городу». То есть создать на этой частоте канал, который бы информировал киевлян о политических, культурных, спортивных и прочих событиях, происходящих в столице. Своё желание создать такой канал они мотивировали тем, что 30-ая частота ещё в советские времена планировалась как канал для вещания Киевской телепрограммы. Для обеспечения её стабильных трансляций и приёма сигнала городом были вложены огромные денежные средства, а затем в силу экономических причин вещание Киевской программы было свёрнуто. Вначале её место заняла Образовательная программа из Москвы, а затем – киевские коммерсанты, которые заполнили эфир «дешёвой голливудской продукцией». Теперь же, когда киевляне уже утолили свой «киношный голод», пришло время вернуть на 30-ый канал духовность, высокое искусство и творчество.

Впрочем, поборники идеи создания телеканала «Киев» умалчивали о том, что многие передачи бывшей «Киевской программы» никуда не делись: с 1991 года они просто переехали с 30 телеканала на 9-ый, где выходили в составе «сборной солянки» из УТ-2, УТ-3 и канала «Россия». Поэтому противники идеи создания канала «Киев», желавшие и дальше смотреть на 30-ой телечастоте полюбившиеся им программы телекомпании «ТЕТ», заявляли о том, что под прикрытием красивых и громких слов о возвращении канала городу будет создана лишь очередная коммерческая телекомпания со стандартным набором фильмов, видеоклипов и рекламных блоков. Единственное возможное отличие – это какой-то блок киевских новостей, но ведь их вполне может показывать и «ТЕТ». Поэтому каналу предлагали создать свой программный продукт, и если он будет качественным и смотрибельным, он появится в эфирной сетке. Само стремление создать телеканал «Киев» люди объясняли желанием тогдашнего мера Киева, Леонида Косаковского, получить дополнительную площадку для собственного пиара.

tet-imia-95

В борьбе за право вести вещание на 30 телеканале компанию «ТЕТ» поддерживали журналисты компании «ТВ Табачук», которая готовила для «ТЕТа» ежевечерний выпуск новостей «СИТ-30». В конце лета 1995 года практически в каждом выпуске «СИТа» передавалась «хроника боевых действий» в «войне» за 30 телеканал. При этом в адрес членов Нацсовета регулярно летели «шпильки» и обвинения в некомпетентности. К примеру, в одном из выпусков программы вышел сюжет, показывающий, как тогдашний глава Нацсовета Виктор Петренко не смог ответить журналисту на вопрос о том, какие же существуют в мире стандарты телевещания (имелись в виду всем известные PAL, SECAM и NTSC). В то же время многие деятели искусства, культуры, литературы поддерживали идею создания ТРК «Киев», выступая на страницах киевской прессы.

В итоге Нацсовет принял решение разрешить телерадиокомпании «Киев» выйти в эфир на временной экспериментальной основе, впрочем, не указав при этом, на каком же телеканале должен проводиться этот «эксперимент». По мнению Нацсовета, этот вопрос должен был решить КРТПЦ. Однако данное решение опротестовала Генеральная Прокуратура Украины, которая указала на то, что выход в эфир вновь созданной ТРК возможен лишь при наличии у неё лицензии.

Поэтому Национальный совет был вынужден всё-таки выдать телерадиокомпании «Киев» лицензию. Как тогда утверждали в самом совете – временную, но тем не менее дающую право компании вещать на «спорном» 30 канале.

А что же было предложено телекомпании «ТЕТ»? Ей было рекомендовано продолжать вещание на том же самом, 30 телеканале, судьбу которого предполагалось решить до конца года по результатам конкурса между двумя претендентами.

Таким образом, каждой из компаний было выделено по восемь часов эфира среднесуточно, но теперь встал очередной вопрос: а как же чередовать выходы в этот самый эфир? Ведь разное эфирное время имеет разную привлекательность – есть прайм-тайм, а есть и менее привлекательные отрезки. Нацсовет предложил руководству ТРК «Киев» и ТК «ТЕТ» сесть за круглый стол и договориться о честном и справедливом распределении эфирного времени на 30 телеканале. По мнению регулятора, компании могли выходить через день – по 16 часов каждая. Либо — по принципу «шахматной доски»: ежедневно, блоками по 8 часов (в один день утром – «ТЕТ», вечером – «Киев», а на следующий день – наоборот). Либо, опять-таки, в шахматном порядке, но по более подробленной сетке – блоками по 4 часа.

Но ни «ТЕТ», ни «Киев» не желали идти на мировую с конкурентом и делить с ним канал – пускай даже временно. Поэтому Нацсовет сам по собственному усмотрению составил сетку вещания на 30 телеканале, установив отрезки эфира для трансляции телепрограмм каждой из компаний, по уже упомянутому шахматному принципу (единственное, новости СИТ-30 выходили в стабильное время в рамках программ телекомпании «ТЕТ»).

Данное решение по-прежнему не устраивало ни телекомпанию «ТЕТ», ни ТРК «Киев», но они вынуждены были с этим смириться. И с 21 августа 1995 года в эфир 30 телеканала вышли первые передачи производства ТРК «Киев», помеченные на экране логотипом, представлявшим собой стилизованное изображение листа каштана, в который было вписано слово «Київ».

trk-kiev-prog-1995-august-start

Чем же был наполнен эфир новой телекомпании? По сути, тем же, что и эфир прочих киевских вещателей – художественными и документальными фильмами, мультфильмами, музыкальными программами и рекламными блоками. В первые месяцы вещания ТРК «Киев» её «городская направленность» сводилась лишь к двум программам – обзору столичных новостей и событий в горадминистрации «Крещатик, 36» и проекту «Что? Где? По чём?», из которого можно было узнать о ценах на киевских рынках и магазинах.

Впрочем, эфир ТРК «Киев» выгодно отличался от конкурентов профессиональным оформлением – заставки делались профессионалами одной из киевских продакшн-студий. Коллектив же ТРК «Киев» в «творческом плане» раскачивался довольно долго. Хотя, это вполне объяснимо: наиболее талантливые журналисты предпочитали работать в коммерческих структурах, где и зарплаты были выше, и свобода творческого полёта – шире. Да и техническое оснащение столичного муниципального канала оставляло желать лучшего. Если заставки можно было заказать у специалистов по компьютерной графике «на стороне», то собственный программный продукт необходимо было делать своими силами на своих же производственных мощностях. А с ними у ТРК «Киев» было туго, так как даже нормального помещения у компании изначально не было. То есть оно как бы имелось – в самом центре Киева, на Крещатике. Вот только ремонт в нём давно никто не делал, штукатурка сыпалась на голову журналистам и операторам, а под их ногами ходуном ходили деревянные перекрытия. Понятно, что в таких условиях выпускать регулярно качественный программный продукт было невозможно, да и с подачей сигнала на вышку КРТПЦ были проблемы, традиционные для большинства тогдашних мелких телекомпаний Киева. Сначала программы записывались в помещении ТРК «Киев» на кассеты, а эти кассеты доставлялись на передающий центр, из аппаратной которого и выдавались в эфир. И лишь после того, как автомобиль с курьером несколько раз попал в пробки, что ставило под угрозу выход в эфир программ компании, её руководство добилось создания аппаратной прямо на Крещатике. Теперь сигнал на вышку подавался прямо оттуда. На первом этапе по радиорелейной линии, а со временем по оптоволокну. Также в помещениях, выделенных для ТРК «Киев», был произведён капитальный ремонт, шаткие деревянные перекрытия заменены на бетонные, оборудованы студии.

Только вот процесс «расселения» эфирной «коммуналки» 30 канала, несмотря на обещание членов Нацсовета, к концу 1995 года так и не произошёл. Со временем страсти утихли и, похоже, ни ТРК «Киев», ни ТК «ТЕТ» не горели желанием уходить с «прикормленной» телечастоты на новую, неосвоенную. Однако конфликт вокруг 30 телеканала исчерпан не был. По сути, он был лишь «заморожен», чтобы через шесть лет разгореться с новой силой и уже в другой ситуации.

Впрочем, конфликт вокруг киевского 30 телеканала был не единственным телевизионным скандалом, разгоревшимся летом 1995 года. Ещё одно неоднозначное событие, произошедшее тогда в эфире, затронуло не только столицу, но и всю Украину. Речь идёт о перекоммутации телевизионных каналов, но более подробно о данном конфликте мы расскажем уже в следующем выпуске.

Продолжение читайте в следующей публикации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая публикация5 интересных идей, подаренных миру на CES 2016
Следующая публикацияИСС им. Решетнёва: Amos-5 повредил метеорит
Борис Скуратовский
Журналист, медиа-эксперт и «летописец» истории украинского радио. Образование: филолог (должен был обучать детишек английскому языку, а также украинскому языку и литературе, но в итоге просвещаю взрослых дядь и тёть, информируя их о новостях из мира радио, телевидения и сопутствующих технологий). За развитием телевидения и радио в Украине слежу с 1990 года – вначале как пассивный наблюдатель, а с февраля 1997, когда на страницах киномузыкального еженедельника «П’ятниця» впервые вышла моя рубрика «Новости радио», - как журналист. Впоследствии в разное время сотрудничал с такими изданиями, как газета «Хрещатик», а также журналы «Телерадіокур’єр», «Телемир», «Медиа-Эксперт» и рядом других. С 1998 по 2001 год работал на «Радио РОКС – Украина», где впервые получил возможность изучить радио «изнутри». Затем какое-то время работал редактором-наполнителем сайта радиостанции «ХИТ FM», а потом сотрудничал ещё с несколькими радиостанциями в качестве копирайтера. С 1999 года веду собственный интернет-портал ProRadio.Org.Ua, всецело посвящённый теме радиовещания в Украине. Люблю классический хард-рок, ценю оригинальность и нестандартность. Интересуюсь историей, лингвистикой, психологией.