ПОДЕЛИТЬСЯ
Телевидение… Какие ассоциации возникают у вас при этом слове? Стоящий в углу на тумбочке «ящик» с экраном, на котором мелькают красочные картинки? Плазма, висящая на стене? Пульт дистанционного управления, усеянный кнопочками? Несколько пультов – для управления оборудованием, которое принимает эфирное, кабельное и спутниковое ТВ? Силуэт телевышки на фоне ночного города? Спутниковая тарелка на крыше? Яркие телешоу? Надоедливая реклама? Десятки, а то и сотни телеканалов, которые смотреть – не пересмотреть? Телегайды на тумбочке?
А ведь ещё каких-то два десятка лет назад всё было совсем иначе. По крайней мере, в наших широтах…
Недавно один из российских деятелей культуры заявил – что на постсоветском пространстве уже выросло поколение молодых людей, которые всерьёз считают, что «Кока-кола» в магазинах и MTV в телевизоре были всегда. Так это или нет – сказать сложно, но нынешнее двадцатилетнее поколение действительно не помнит те времена, когда телевизоры во многих домах были чёрно-белыми, да и показывали две-три, от силы – четыре программы, по которым и смотреть-то особо было нечего.
Посему самое время поднять старые архивы, перелистать пожелтевшие страницы газет и журналов, телепрограммы, а также собственные записи. И, перефразировав слова Нестора-летописца, начать наше повествование о том, «откуда есть пошло телевидение украинское и кто начал первый в Киеве вещати».

Как обычно говорят, телевидение появилось тогда, когда «подружились» два великих технических изобретения — «великий немой» (кинематограф) и «великий невидимка» (радио).

В Украине первое официальное знакомство двух «великих» состоялось в 1939 году. Согласно данным исторической хроники, открытие телевизионного вещания в Киеве произошло 1 февраля 1939 года. Правда, некоторые исследователи склонны считать, что первые тестовые телетрансляции в Киеве состоялись значительно раньше. Однако официальных подтверждений этому нет: возможно, что-то и было, но делалось (как и всё в те времена) в обстановке строжайшей секретности. Кроме того, в середине 30-х годов теле-эксперементы осуществлялись и в Одессе.
Впрочем, телевидение, которое пытались внедрять в Украине в 30-е годы, было не совсем тем электронным телевидением, которое мы имеем сейчас, а механическим. Механическое телевидение (с использованием так называемого Диска Нипкова) имело лишь один плюс по сравнению с электронным: его программы, передаваемые в диапазоне средних волн, можно было принимать на огромной территории. Однако качество механической телевизионной картинки значительно отличалось в худшую сторону даже от первых, экспериментальных систем электронного телевещания: картинка состояла всего лишь из тридцати строчек. Стандарт механического телевидения к концу 30-х годов считался уже морально устаревшим. В мире повсеместно внедрялось усовершенствованное электронное телевидение. Более того, в то время даже в Москве начали внедрять электронный стандарт, а вот Украине «с барского плеча» подбросили то, что уже отжило своё. При этом «механический эксперимент» в киевских условиях, судя по всему, планировалось продолжать в течение длительного периода, внедряя новые разработки для улучшения качества.
Однако механическое телевидение проработало в Киеве лишь чуть более двух лет – до начала войны. В те времена в мире считали, что телевизионные передатчики являются прекрасными ориентирами для нанесения бомбовых ударов вражеской авиацией, поэтому во всех странах, вступавших в войну, незамедлительно сворачивались регулярные телетрансляции. Впрочем, довоенный киевский телецентр, располагавшийся в районе современного Майдана Незалежности, это всё равно не уберегло от разрушения: в том же 1941 году вместе с большей частью Крещатика он был разрушен.

Киевский телевизионный центр
Киевский телевизионный центр

Новая страница украинского телевидения – уже электронного – открылась лишь в 1951 году. 6 ноября 1951 года в Киеве, на Крещатике, официально был введён в эксплуатацию новый телецентр, рядом с которым была расположена передающая вышка, вещавшая на втором метровом телеканале. К слову, данная вышка в те годы считалась объектом повышенной секретности, поэтому практически не отражена на тогдашних панорамных съёмках Крещатика и города в целом. Вот так вот – вышка была, все киевляне о ней знали, но снимать и печатать на открытках с видами Киева её было запрещено.

Однако ещё целый год понадобился на то, чтобы окончательно перевести телевизионное вещание в Украине из разряда экспериментального в регулярное и полноценное. И лишь через два с половиной года, в марте 1955 года, в Украине был запущен второй – Харьковский – телецентр. В последующие годы свои телецентры были открыты в остальных областных центрах Украины.

TV_SSSRИзначально украинский зритель имел возможность видеть на своих экранах, главным образом, передачи производства местных студий. Телецентры действовали автономно. Однако вскоре началось сооружение кабельных и радиорелейных линий – вначале для передачи программ из областных центров на маломощные ретрансляторы в глубинке, а также для обмена программами между студиями разных городов, а позже – для начала ретрансляции в Украине программ Центрального телевидения (ЦТ) из Москвы. Изначально такое вещание велось по принципу «сборной солянки» – на одном телеканале присутствовали как программы из Москвы, так и программы местных телевизионных студий. И лишь в марте 1972 года по всей территории Украины было официально введено двухпрограммное телевещание – по одной программе транслировались передачи Центрального телевидения из Москвы, по другой – передачи Республиканского телевидения. При этом для последнего были выделены менее мощные передатчики, и, таким образом, аудитория ЦТ превышала аудиторию Украинского телевидения (УТ). К тому времени на экраны украинских телезрителей постепенно начал проникать цвет, передаваемый по общепринятой в СССР системе SECAM.

А вскоре в Киеве (где в августе 1973 года была введена в эксплуатацию новая телерадиобашня) и ряде областных центров Украины появилась третья программа. По ней передавались, как писалось в газетных телепрограммах «Передачи Второй программы ЦТ и программы для Киева и области». Разумеется, превалировали здесь передачи из Москвы.

11 мая 1981 года в Киеве заработал передатчик четвертой телепрограммы. Таким образом, столица Украины стала вторым (после Москвы) городом СССР, в котором велось четырехканальное телевещание.

На четвертой программе в Киеве транслировались передачи Образовательного канала из Москвы, а через пару лет здесь же появилась так называемая «Киевская программа», ориентированная на освещение столичной жизни. Однако аудитория этой самой четвертой программы поначалу была ничтожно мала. Дело в том, что в отличие от трёх прежних передач, которые транслировались в диапазоне метровых волн (в то время – практически основной в СССР), четвертая программа транслировалась в диапазоне дециметровых волн, на 30-ом телеканале. Киевский передатчик не был первым ДМВ-передатчиком в СССР. Более того, именно на территории Украины, в крымском Красноперекопске, в начале 70-х годов был запущен первый в Советском Союзе дециметровый телеретранслятор. Однако, поскольку вещание в этом диапазоне в то время было некой экзотикой, значительная часть продаваемых в те времена телевизоров не была оборудована трактом приёма ДМВ-программ. Стоили такие аппараты дешевле «полноценных». Многие из «неполноценных» моделей телевизоров всё же предусматривали установку дополнительного модуля дециметровых каналов, кроме того в продаже имелись внешние преобразователи сигнала. Однако киевляне не спешили их приобретать – это позднее, в 90 годы, с началом эпохи кабельного и многоканального вещания стала популярной доработка старых моделей телевизоров дополнительными модулями. А тогда, в 80-е, люди просто не хотели утруждаться и тратить деньги ради просмотра циклов программ образовательного характера. Единственным достоинством «Четвёртой программы» было то, что в её эфире не выходила обязательная для всех советских граждан программа «Время» с рассказами о «дорогом Леониде Ильиче», которая синхронно транслировалась по трём остальным каналам ежедневно в 21:00. Впрочем, по четвёртому каналу в это время мог идти какой-нибудь урок испанского языка для второго года обучения от Образовательной программы ЦТ или отчёт о перевыполнении пятилетнего плана в исполнении председателя одного из столичных райкомов КПСС от Киевской программы.

К слову, в тележурналистких кругах даже ходила такая байка: один партийный функционер должен был отчитаться о выполнении и перевыполнении очередного плана с экранов этой самой Киевской программы. И вот, по окончанию отчёта, функционер, подумавший, что камера уже выключена, вытер пот со лба и произнёс – «Ну, слава Богу!». Каково же было его удивление, когда режиссёр программы сообщил, что камера ещё работала и данная фраза пошла в эфир! Разумеется, функционер перепугался не на шутку: во-первых, повёл себя в эфире не по протоколу, а по-человечески. То есть показал свою взволнованность, что партийным «богам» было непозволительно. Во-вторых, упоминание «небесного» Бога было чревато само по себе для политической карьеры «истинного коммуниста». Естественно, он ожидал получить, по меньшей мере, строгий выговор от вышестоящего начальства. Однако прошёл день, второй, третий, неделя – никто и слова не сказал проштрафившемуся партийцу. Похоже, что данную программу кроме режиссёра просто не смотрел никто. Правда это или вымысел – неизвестно, но данная история, как ничто другое, показывает «рейтинг» четвёртой программы в те времена.

Кроме того, проникновению в квартиры киевских телезрителей «Четвёртой программы» мешала ещё одна причина, которая, впрочем, вскоре помогла её туда завести. Этой причиной были так называемые коллективные домовые антенны. Эти самые антенны появились на крышах городов Советского Союза ещё в 60-70 годы и должны были решить сразу несколько задач. Во-первых, обеспечить телезрителям уверенный и стабильный приём телепрограмм, который мог быть затруднён в условиях многоэтажной застройки. Во-вторых, убрать с крыш и балконов «лес» индивидуальных антенн, которые своим видом «портили архитектурный образ города». И, наконец, обязательное наличие в таких устройствах коллективного приёма фильтров должно было дать власть имущим дополнительную гарантию того, что советский телезритель случайно не увидит на своём экране что-то нежелательное – будь-то программы пиратского передатчика или случайно залетевший в наши широты в силу особенностей солнечной активности фрагмент передачи «буржуйского телецентра». Каждая антенна коллективного приёма обслуживала один или несколько подъездов и состояла из собственно антенной части и коаксиального кабеля, разведённого по квартирам. А этот самый коаксиальный кабель был рассчитан на проведение каналов метрового спектра частот. Кроме того, все модели советских телевизоров предусматривали наличие отдельного антенного гнезда для приёма дециметровых каналов. Таким образом, киевский телезритель вне зависимости от наличия или отсутствия в его телевизоре модуля приёма дециметровых каналов для просмотра четвёртой программы нуждался ещё и в отдельной антенне.

«Если гора не идёт к Магомету, значит, Магомет идёт к горе» – подумали радиотехники и решили данную проблему с помощью (как уже было отмечено выше) всё тех же коллективных антенн. На антенных стойках, расположенных на киевских крышах, где прежде красовались две антенные решётки типа «волновой канал» (одна – для приёма каналов I-II диапазона, вторая – для приёма каналов III диапазона), постепенно стали появляться еще и антенны для приёма дециметровых волн. А на чердаках под ними – коллективные преобразователи-конвертеры (чехословацкого производства), которые превращали сигнал 30-го дециметрового канала в 12-ый метровый и уже в таком виде отправляли по кабелю в квартиры киевлян. Которые, в свою очередь, теперь могли наблюдать на экранах своих телевизоров картинку четвёртой программы независимо от того, оборудован их телевизор дециметровым блоком или нет. Для жителей города такая модернизация вылилась в увеличение абонентской платы за пользование коллективной антенной (в те времена данная плата рассчитывалась из некой суммы, умноженной на количество каналов), однако данное повышение было практически не замечено, поскольку плата выросла на несколько десятков копеек. В конце 80-х согласно решению тогда ещё всесильного государственного аппарата антенное хозяйство города Киева должно было быть модернизировано в очередной раз: помимо уже существующих четырех каналов (2-ой, 4-ый, 9-ый и 30-ый), антенны должны были «уметь ловить» ещё два – 7-ой и 32-ой. Абонентская плата за пользование антенной в городе возросла ещё на пару десятков копеек, однако сама модернизация произведена практически не была.

К слову, об оплате. Изначально телевидение в СССР было платным – как это не странно звучало для страны с бесплатным образованием и здравоохранением. Сейчас-то мы, конечно, прекрасно понимаем, что и эти сферы не могли быть бесплатными и, по сути, финансировались за счёт тех же советских граждан путём взимания дополнительных налогов. Однако, если то, каким образом и сколько денег снимается из зарплаты конкретного гражданина на эти сферы, не знал никто, кроме экономистов, то с телевидением было всё чётко и ясно. Налог на телевидение взимался лишь с тех, у кого дома стоял телевизор. Правда, назывался этот налог «абонентской платой», но суть от этого не менялась. Есть дома телевизор – регистрируй его и плати каждый месяц определённую сумму, есть два телевизора – плати больше. В принципе, такая практика действовала во многих странах – в той же Великобритании, например. Однако спустя какое-то время данный налог был упразднён. Случилось это после поездки тогдашнего советского лидера Никиты Хрущёва в Соединённые Штаты, где данная плата с владельцев телевизоров не взималась. А поскольку главным советским лозунгом времён Хрущёва был призыв «догнать и перегнать», партия приняла решение: абонплату за телевизоры упразднить, а финансовые потери, возникшие в связи с этим шагом, перекрыть путём повышения цен на телевизоры. Экономика в те времена была регулированной и всецело контролировалось государством, которое и определяло цены на те или иные товары. И соответственно с той поры в цену каждого продаваемого в СССР телевизора закладывалась определённая сумма, которая должна была идти на финансирование советского телевидения.

Телевизоры, стоявшие в те далёкие годы в домах у жителей Украины, да и всего бывшего СССР, также сильно отличались от тех, которые мы имеем сегодня. Причём некоторые факты из далёкого прошлого могут удивить современного телезрителя, показавшись ему совсем уж невероятными. Кто сегодня может себе представить, что просмотр телепрограмм по телевизору в 50-е годы был невозможен без… воды? Да, да, мы не оговорились. Диагональ кинескопа в телевизоре типа «КВН», который и стоял в домах советских граждан в те годы, была настолько мала (размер изображения на экране кинескопа составлял 140×105 мм, формат кадра 4:3), что перед кинескопом требовалось ставить линзу, которая и заполнялась дистиллированной водой (либо глицерином). И эту воду периодически надо было менять (как в аквариуме) – чем и занимались тогдашние «сервисные центры».

Телевизор «КВН-49»
Телевизор «КВН-49»

Происхождение названия телевизора «КВН-49» связано с фамилиями его разработчиков — В.К. Кенигсона, Н.М. Варшавского и И.А. Николаевского, которые и создали аппарат для приёма программ по стандарту разложения изображения на 625 строк. Его массовое производство началось в 1949 году (от этого и модель – 49). Однако острословы придумали свою версию расшифровки букв КВН – «купил, включил, не работает».

К слову, происхождение названия одноимённой телевизионной игры (а позже – и целого движения) непосредственно связано с названием первого советского телевизора. Существует легенда, согласно которой название телепередаче дал Владимир Семёнович Высоцкий. На одной из вечеринок творческой интеллигенции известному барду кто-то из друзей рассказал о том, что на телевидении должна появиться новая программа, концепция её готова, осталось только придумать название. Высоцкий подумал и показал на стоящий в углу квартиры телевизор «КВН». Дескать, вот так и назовите – КВН, а потом добавил – «Клуб весёлых и находчивых».

Но вернёмся от передачи «КВН» к телевизору «КВН-49». Данный аппарат был рассчитан на приём всего трёх частотных телеканалов – 1, 2, 3 и выпускался в СССР в различных модификациях вплоть до 1962 года.  Позже диагонали кинескопов выросли, линзы с водой исчезли, зато появились толстые стёкла – на случай, если кинескоп вдруг взорвётся. Это потом уже переднюю стенку кинескопа стали делать более толстой.

Пульт дистанционного управления… Это сегодня его можно носить по всей квартире, прятать в штаны или случайно уронить с балкона. Раньше же «дистанционки» были совсем другими, они подключались к телевизору с помощью толстого многожильного кабеля и имели всего несколько – даже не кнопок, а рычажков, колёсиков, ручечек, то есть – резисторов для того, чтобы регулировать громкость, яркость и контраст. И всё. Ну, ещё в них были гнёзда для подключения наушников. А для того, чтоб переключить канал, надо было встать и подойти к телевизору.

Помимо гнезда для подключения кабеля дистанционного управления многие модели телевизоров имели ещё одно гнездо, помеченное буковками «ПДС», означавшими «Приставка двухречевого сопровождения». Предполагалось, что с помощью этих приставок в союзных и автономных республиках зрители получат возможность выбирать одну из двух звуковых дорожек: на русском или национальном языке. То есть, согласно планам, к примеру, на территории УССР местные телецентры должны были организовывать синхронный дубляж программ ЦТ на украинский язык, а программ УТ – на русский и транслировать эти дополнительные звуковые дорожки на отдельных частотах, которые и должна была принимать приставка «ПДС». Однако в Украине двухречевое вещание так и не было начато, да и приставок в широкой продаже не было. Говорят, что опытные двухречевые трансляции телепрограмм велись в СССР где-то в Средней Азии, да и то – непродолжительное время. И вскоре, к концу 70-х, даже разъём соответствующий из телевизоров исчез.

Пару слов стоит сказать и о появлении цвета на советском телевидении. Возможно, не все знают, что первые опыты с внедрением цветного телевидения в СССР начались ещё в 1953 году – то есть практически одновременно с США, где тогда был разработан стандарт NTSC. Правда, СССР пошёл своим путём – здесь велись опытные трансляции цветных передач, где цвет на экране должен был появляться с помощью оптико-механической развёртки луча. В передающей камере и телевизоре синхронно вращались диски с цветными светофильтрами. Промышленность СССР даже наладила выпуск первых цветных телевизоров – «Радуга». Данный стандарт не был чисто советским изобретением – прежде он был уже забракован в США, да и в СССР не прижился – тестовые трансляции велись лишь в Москве, с 5 ноября 1953 по 5 декабря 1955 года.

Телевизор «Темп-22»
Телевизор «Темп-22»

К концу 50-х годов в СССР был разработан свой стандарт цветного электронного вещания – ОСКМ (одновременная система с квадратурной модуляцией), который был, по сути, советской модификацией американского NTSC. По стандарту ОСКМ цветное вещание началось в январе 1960 года, опять-таки – в Москве. В стране была выпущена опытная партия цветных телевизоров – «Темп-22» и новая «Радуга», однако в широкую продажу они так и не поступили и массовыми не стали. Да и система оказалась неудачной, не совсем пригодной для советских реалий.

К слову, как известно, голь на выдумки хитра. И в отсутствие реального цветного телевещания советский телезритель проявлял чудеса изобретательности. В частности, кое-кто заклеивал верхнюю часть экранов своих телевизоров прозрачной плёнкой с голубоватым оттенком, а нижнюю – такой же плёнкой, но с зелёным оттенком (как бы цвет неба и как бы цвет травы).

Тем временем, в середине 60-х, в мире появились две новые телесистемы цветного вещания – немецкий PAL и французский SECAM. Советский Союз, в силу тесных отношений с Францией, принял решение внедрить именно французскую систему (первое время даже французские телевизоры закупались для продажи в СССР), не потому, что она была хорошей, а потому, что NTSC продвигали американцы, а более совершенный PAL – ФРГ и европейские страны блока NATO. Вещание в цвете по системе SECAM началось в Москве в октябре 1967-го года, а уже в 1968 году цвет появился и в Киеве.

Переключение каналов в первых советских телевизорах изначально осуществлялось колёсиком – таким, которым «ловят» волны на обычном аналоговом радиоприёмнике. Причём первые модели телевизоров были рассчитаны на приём всего пяти частотных телеканалов. Потом появились модели, рассчитанные на приём уже двенадцати каналов, а также – ручки-переключатели, «щёлкающие» и «клацающие». Затем появились телевизоры с возможностью приёма дециметровых волн, а также – первые модели с возможностью делать «предварительную настройку» телепрограмм – их тогда было принято называть «сенсорными».

Антенных гнёзд в советских телевизорах эпохи «развитого социализма» было несколько. Минимум – два. Одно гнездо — для антенны метровых волн, другое – для антенны дециметровых волн. Иногда «метровых» гнезда было два: одно – обычное, второе – с ослаблением сигнала, на случай если телезритель жил очень близко от телецентра и слишком сильный сигнал заставлял его телевизор «гудеть». Если же второго гнезда не было, а указанная выше проблема существовала, можно было купить в магазине небольшую приставочку, помещавшуюся на ладони. Приставочка вставлялась в антенное гнездо, а уже в неё вставлялся кабель. На приставочке имелась ручка, регулировавшая степень ослабления сигнала.

А вот кнопочек для предварительной настройки телепрограмм в советских телевизорах было мало – всего шесть-восемь (в зависимости от модели). Впрочем, советскому телезрителю больше и не нужно: в Киеве в 80-е годы работало четыре телеканала, а в Москве – аж целых пять (ЦТ-1, ЦТ-2, Образовательная, Московская и Ленинградская), к которым во время Олимпиады-80 добавляли временную «Шестую». Более мелкие населённые пункты довольствовались двумя, а то и одной телепрограммой. И уж совсем фантастической и сказочной казалась советскому телезрителю 80-х годов информация о том, что в Америке можно смотреть «аж 60 программ».

К слову, представление об американском (да и вообще – зарубежном) телевидении у простых советских невыездных граждан было весьма туманным и базировалось на слухах, домыслах и отрывках из советской пропаганды. К примеру, очень многие были уверены, что по всем американским телеканалам показывают обнажённых женщин (которые там ведут передачи), а также фильмы «про Рембо». О том, что такое телереклама, большинство населения даже и не подозревало. Нет, на советских телеканалах реклама иногда бывала, по крайней мере, в 80-е годы. Но она всегда так и обозначалась в программах телепередач – «реклама». То есть выходили 10-15-минутные блоки с информацией о новинках какой-нибудь швейной фабрики «Заря» или фарфорового завода. О том же, что на Западе реклама прерывает телепрограммы на самом интересном месте, а также о том, что она там всегда яркая, провокационная и зазывающая, большинство советских граждан и не знало. Впрочем, иногда образцы рекламных роликов «оттуда» проскакивали и на советских экранах – в рубриках «их нравы», дабы проиллюстрировать «оскал звериного лица капитализма», показав, к примеру, отрывок из какого-нибудь рекламного ролика, в котором сыпался «с неба» поток долларов. Сегодня мы к таким приёмам привыкли настолько, что они нас уже нисколько не впечатляют. А тогда же, видя «долларовый дождь», советский обыватель вспоминал рассказы о том, что «в загнивающей Америке» президентом становится не тот, кто «думает о благе трудящихся», а тот, у кого «денег больше», и делал для себя выводы: вот так, с помощью «долларового дождя» на экране, мистер Рональд Рейган и показывает американцам, сколько у него денег.

Советского телезрителя старались отгородить не только от далёкого американского телевидения, но и от телевидения ближайших соседей – «братских стран народной демократии» — Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии. К примеру, в силу того, что в те времена разница поясного времени между УССР и Польшей составляла не один, а целых два часа, и в то время, когда Киев и Москва уже ложились спать, а стало быть и УТ, и ЦТ прекращали свою работу, то Варшава ещё бодрствовала, и развлекала поляков телепрограммами, которые можно было принимать в Львовской области и на Волыни. И чтобы оградить советского телезрителя от этих программ, львовский телецентр транслировал специальную программу для полуночников, которая часто состояла из вполне пристойных фильмов, концертов и передач, в надежде на то, что жители Львовской области будут смотреть всё-таки своё, а не польское телевидение.

Впрочем, как известно, запретный плод всегда сладок, и имея возможность смотреть «за бугорное ТВ», мало кто от этой возможности отказывался. Более того, в западных областях Украины, а также в Крыму многие устанавливали специальные усилители, а также «хитрые антенны» с моторчиками для поворота, чтобы иметь возможность смотреть всё, что только можно. И неважно – пускай это будет трансляция представления из стамбульского цирка или матч заштатных турецких команд – зато ты увидел заграничное телевидение!

К слову, в 60-е, 70-е, да и в 80-е годы это было делать проще, чем сегодня. В те годы спутниковое телевидение ещё не было развито, поэтому телецентры вещали с большей, чем сегодня, мощностью, передающие антенны размещались на более высоких мачтах – с целью покрыть как можно большую территорию, да и телевизионные диапазоны были чище.

Ну а в конце 80-х в стране стали появляться первые спутниковые антенны – вначале громоздкие и полулегально ввезённые из-за рубежа. Впрочем, в те годы заграничные спутники не вели трансляций для бывшего СССР, поэтому приём программ (тогда ещё — аналоговых) со спутника был затруднён. Тарелки требовались габаритные – даже в приграничных регионах Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики необходимо было устанавливать антенны диаметром 1.5-2.5 метров, а чем дальше на восток, тем еще больше.

Кое-кто пытался соорудить спутниковый комплект собственными руками из списанных антенн от радиолокаторов, релейных линий, военных радиостанций. Некоторые мастерили тарелки из гипса и других подходящих материалов – правда, данная работа была весьма тонкой и тяжёлой, ибо важно было сохранить все пропорции, и одна малейшая ошибка превращала плод ваших трудов в обычный тазик. Говорят, были «Кулибины», которые что-то мастерили из банальных санок, а всё из-за того, что данные санки по конверсии выпускал некий завод, производивший в качестве основных заказов тарелки для военных. Ресиверы и конверторы можно было купить из-под полы – чаще всего самодельные, и стоили они тогда больших денег. В «самиздате» ходили рекомендации и схемы конструкции спутникового комплекта, разработанного в Прибалтике. К слову, говорят, что 90% этих схем не работали, так как содержали сознательно внесённую в них неточность. Дескать, так автор конструкции боролся с пиратским распространением его изобретения и зарабатывал на каждом успешно запущенном комплекте. Люди приобретали схемку на блошином рынке, собирали аппарат, включали и видели, что он не работает. И задумывались – как это так? Ведь от знакомых радиолюбителей они слышали, что у изобретателя «всё работает». Дескать, видели своими глазами. Значит в схеме была какая-то неточность! Самые настойчивые ехали в Прибалтику к автору конструкции, и он за определённое вознаграждение корректировал схемку, обвиняя «безграмотных и невнимательных копировальщиков». Хотя на самом деле, как говорят, эти неточные схемы запускал в массы он сам в рекламных целях и для привлечения клиентов.

В целом, многое тогда делалось методом проб и ошибок и с помощью подручных средств в силу отсутствия необходимых материалов и устройств. К примеру, сейчас установщик спутникового комплекта для наладки тарелки и направления её на спутник пользуется специальным электронно-измерительным прибором, а тогда, на рубеже 80-х и 90-х годов, первопроходцы спутникового приёма на территории СССР настраивали свои тарелки с помощью компаса и транспортира с отвесом. Но даже если вы купили (собрали) и настроили антенну, то ваша радость могла быть недолгой, поскольку через месяц, включив телевизор и спутниковый комплект, вы могли с удивлением обнаружить полное отсутствие чего-либо в «космическом эфире». Оно и не удивительно – западные спутниковые компании на территорию бывшего СССР официально вещания не вели и поэтому о смене технических параметров вещания и переходе на другие спутники советских граждан не информировали. К тому же, ваш любимый канал мог уйти на такой спутник, который вы на территории СССР с помощью бытовой антенны уже поймать не могли в виду диаграммы направленности его передающих антенн.

tv-ussr-1962Тем временем, в 89-90 годах в Киеве начала рушиться монополия Гостелерадио. Вначале в городе появилось кабельное телевидение. Первые попытки были более чем скромными – первые такие «телекомпании» часто создавали сами предприимчивые жильцы, которые с помощью одного бытового видеомагнитофона, умелых рук и гордого имени «кооператор» подключались к кабелю коллективной антенны и обеспечивали жильцов подъезда дополнительной телепрограммой, разумеется, за дополнительную плату. Правда, не обходилось без казусов: ввиду того, что сигнал с видеомагнитофона модулировался прямо в общий антенный кабель, то попадал он не только на экраны телезрителей, но и на стоящую на крыше коллективную антенну, которая, в свою очередь, излучала его «в воздух». Появившиеся тогда устройства кодирования-декодирования сигнала работали плохо, к тому же их себестоимость делала затею малорентабельной, а поэтому жильцы близлежащих домов, догадавшиеся направить свои индивидуальные антенны на «коллективку» соседнего дома, с удивлением обнаруживали для себя приятную новость: то, что жильцы соседнего дома смотрели за деньги, они могли видеть совершенно бесплатно, пусть в чуть худшем качестве. Впрочем, смотреть там было особо нечего – программы таких «одноподъездных» телекомпаний состояли, как правило, из трансляции одного-двух взятых в ближайшем видеопрокате фильмов. Однако уже тогда в Киеве стали зарождаться кабельные компании с претензией на глобальность – в частности, именно в 1989 году родилась телекомпания «ЮТаР», которая в начале 90-х первой попыталась примерить на себя лавры киевского кабельного «монополиста».

Наконец весной 1990 года Верховный Совет тогда ещё СССР официально разрешил создание на территории одной шестой части земной суши негосударственных электронных СМИ. Однако первые частные телекомпании в Украине начали появляться лишь спустя несколько месяцев после принятия данного закона.

Продолжение читайте в следующей публикации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая публикацияЕврокомиссар «объявила войну» мировым медиа-гигантам
Следующая публикацияЗрители ВОЛИ выбирают национальные каналы
Борис Скуратовский
Журналист, медиа-эксперт и «летописец» истории украинского радио. Образование: филолог (должен был обучать детишек английскому языку, а также украинскому языку и литературе, но в итоге просвещаю взрослых дядь и тёть, информируя их о новостях из мира радио, телевидения и сопутствующих технологий). За развитием телевидения и радио в Украине слежу с 1990 года – вначале как пассивный наблюдатель, а с февраля 1997, когда на страницах киномузыкального еженедельника «П’ятниця» впервые вышла моя рубрика «Новости радио», - как журналист. Впоследствии в разное время сотрудничал с такими изданиями, как газета «Хрещатик», а также журналы «Телерадіокур’єр», «Телемир», «Медиа-Эксперт» и рядом других. С 1998 по 2001 год работал на «Радио РОКС – Украина», где впервые получил возможность изучить радио «изнутри». Затем какое-то время работал редактором-наполнителем сайта радиостанции «ХИТ FM», а потом сотрудничал ещё с несколькими радиостанциями в качестве копирайтера. С 1999 года веду собственный интернет-портал ProRadio.Org.Ua, всецело посвящённый теме радиовещания в Украине. Люблю классический хард-рок, ценю оригинальность и нестандартность. Интересуюсь историей, лингвистикой, психологией.
  • Мирослав Базилевич

    «кое-кто заклеивал верхнюю часть экранов своих телевизоров прозрачной плёнкой с голубоватым оттенком, а нижнюю – такой же плёнкой, но с зелёным оттенком», — така трьохколірна плівка випускалась серійно, продавалась в магазинах і була досить популярною, у нас дома також один час була, потім вона вийшла з моди.

  • Владимир Доля

    Спасибо, вот уже третий раз перечитываю этот цикл 🙂 огромное удовлетворение! Браво!

  • Даниил Евстратенко

    Спутниковые антенны появились в СССР еще в 70-х, но были не частными, а коллективными и предназначались для отдаленных районов Союза. Эта система называлась «Экран» и была первой системой спутникового телевидения, получившей практическое применение.