Пётр Чернышёв в поисках зрады

9750
8
ПОДЕЛИТЬСЯ

Системный кризис, который много лет подряд точит изнутри «Киевстар», получил дальнейшее развитие. На этот раз источником проблем стала кадровая политика компании, за неполные полгода в компании сменились три руководителя пресс-службы. В апреле компанию покинул Михаил Шуранов, после него поработал несколько месяцев Пётр Иванов, потом был ещё один джентльмен, которого я даже не знаю в лицо. Сейчас, судя по всему, это направление возглавил лично президент «Киевстар» Пётр Чернышёв. Результат не заставил себя ждать — начиная с конца ноября первое лицо настойчиво муссирует тему, которую ему лучше не вспоминать.

что такое бдеть по-настоящему

27 ноября «Украинські новини» разместили интервью с президентом «Киевстар». Интервью обратило на себя внимание очевидным желанием его героя приукрасить действительность в одних местах и добавить чёрной краски в других. Чего стоит одно лишь утверждение: «у нас сеть 3G охватывает уже свыше 450 городов, поверьте, я знаю, о чем говорю«. Между тем на сегодняшний день в Украине всего-то 460 городов. В родной для меня Черкасской области таковых насчитывается 16, из которых «Киевстар» на сегодняшний день покрыл одну только Умань. Из той же серии рассуждения: «почему-то все думают, что Vodafone это какая-то сверхобширная компания«. Действительно, почему? Ну никаких же оснований для этого нет. Есть, как говорится, и другие большие компании.

Очень интересно было наблюдать как г-н Чернышёв пытается уйти от простого и конкретного вопроса о потенциале роста ARPU и, соответственно, перспективах возврата инвестиций в 3G. Ну и вот эта мысль — «когда кто-то предлагает какой-то товар в большем количестве за те же деньги – это что означает? Наверное, этот товар банально не того качества. Логично же? Рынок так устроен«, — обращает на себя внимание. Не впервые Пётр Чернышёв невпопад использует базовые метрики рынка мобильной связи, то ли по невежеству (трудно поверить), то ли в попытках приукрасить ситуацию.

Поясню для тех, кто не знаком с теорией. Если участник рынка предлагает свой товар по цене меньшей, нежели конкуренты, у этого факта может быть, как минимум, три объяснения:

  • его операционная эффективность выше, поэтому он может уменьшить цену без ущерба для своей маржинальности;
  • он выбрал стратегию ценовой конкуренции и готов пожертвовать маржинальностью, чтобы увеличить свою долю рынка;
  • качество его товара ниже, чему у конкурентов.

По большому счёту всё это была обычная для крупных компаний риторика. Настоящей «изюминкой» пространного интервью стал вот этот пассаж:

«У меня есть еще один интересный вопрос – будет ли Vodafone покрывать захваченные территории Донецкой и Луганской области? Потому что МТС там прекрасно работает – это нас там вырубили и закрыли офисы, а МТС с «Астелитом» там работают до сих пор, и даже предоставляют услуги роуминга визитерам из России. Возникает вопрос – МТС-то ладно, российская компания. А Vodafone? Вот есть у меня вопрос – будет ли Vodafone предоставлять услуги на неподконтрольных Украине территориях? Или они выключат там МТС?»

 

Задавать публично такие вопросы — расписываться в своей некомпетентности. Конкретно вот этот риторический и очень-очень острый, как полагает, видимо г-н Чернышёв, вопрос имеет один-единственный возможный ответ — SIM-карта Vodafone будет работать везде, где есть покрытие сети «МТС-Украина». В свою очередь покрытие «МТС-Украина» должно быть везде, где это предусмотрено лицензионными условиями, если этому не препятствуют обстоятельства непреодолимой силы. При этом оккупация украинской территории, охваченной лицензионными условиями, не рассматривается украинским государством в качестве обстоятельств такого рода.

Да-да, для НКРСИ захват украинской территории не является достаточным основанием сворачивать деятельность подотчётных ей компаний. В прошлом году украинские операторы и поодиночке, и хором умоляли органы власти дать им хоть какой-то внятный ответ на вопрос что делать с их сетями в Крыму? Первые лица государства многозначительно надували толстые щёки и хмурили неширокие лбы, ограничиваясь невнятными «рекомендациями» в духе «сохраняйте спокойствие и сообщайте о развитии ситуации». Собственно говоря, кому, как не президенту «Киевстар» знать, насколько трепетно в НКРСИ относятся к лицензионным условиям. В одном из своих интервью он жаловался, что компания продолжает оплачивать частоты на захваченных территориях, которые фактически не может использовать.

Когда руководители «МТС-Украина» утверждают, что компания не будет предоставлять услуги под брендом Vodafone на оккупированных территориях, речь может идти лишь о маркетинговой активности. Да, компания не будет размещать там рекламные материалы, завозить стартовые пакеты и заниматься приёмом платежей за свои услуги. Как это происходит и сейчас, собственно говоря. А вот отключить самовольно свои сайты ей никто не разрешит. Поэтому, несмотря ни на что подрядчики компании будут обслуживать сеть, исправлять повреждения и поддерживать её работоспособность. Конец этому могут положить или сепаратисты, или власти Украины. Но не руководство «МТС-Украина» своим волевым решением.

Всё вышесказанное тривиально настолько, насколько это вообще возможно. Поэтому никаких рациональных причин для того, чтобы с многозначительным видом задавать эти нелепые вопросы я не находил. Возможно, подумалось мне, получение украинского гражданства вызвало у г-на Чернышёва прилив энтузиазма. Возможно, на волне этого энтузиазма он решил заделаться ещё большим патриотом, нежели профессионалы этого дела и теперь вместе с ними предаётся популярной в последнее время забаве — ищет врагов под кроватью. С кем не бывает, подумалось мне, простим человеку на первый раз. Однако одного раза президенту «Киевстар» оказалось недостаточно.

9 декабря он выложил в своём ФБ ссылку на материал в «Новом времени», сопроводив его комментарием:

«Спасибо журналу за интересное журналистское исследование. Если меня читают “с той стороны” — есть вопрос – А как работает “там” сим-карта Водафона-Украина?».

 

Эта реплика, очевидно, касалась ситуации в Крыму. По словам журналистов «официально в Крыму не продает свои sim-карты ни одна российская телеком-компания. Но на деле на полуострове торгуют картами МТС и Beeline, которые подключаются к сети по роумингу«.

На следующий день, 10 декабря в Главкоме выходит ещё одно пространное интервью с Чернышёвым, где он уже открыто провозглашает ганьбу бессовестным конкурентам:

«И МТС, и «Лайф» продолжают работать в этом регионе, и предоставляют на оккупированных территориях все услуги. Но ведь, по нашему опыту, я знаю, что невозможно там работать, если не нашел каких-то договоренностей с этими людьми. Вышки ж там не просто так стоят. Их нужно часто обслуживать, проверять, подзаряжать блоки. (…) Я считаю, что работать в оккупированных городах без договоренностей с теми, кто сейчас временно контролирует эту территорию, невозможно. С нами они пытались договориться, выходить, общаться. Мы наотрез отказались. Поэтому нас заставили уйти. (…) Мы не идем ни на какие контакты с незаконными «властями», ни в Крыму, ни в зоне АТО, даже если от этого страдает бизнес и доходы. Кстати, вы Vodafone задайте вопрос — планирует ли он предоставлять услуги в зоне АТО?»

 

Поражает и настойчивость, с которой руководитель крупнейшей компании теребит патриотическое чувство почтеннейшей публики, пытаясь спровоцировать у неё острое переживание зрады, и ничтожность предъявленных им аргументов.

Особенности телекоммуникаций на оккупированных территориях

На руку демагогам-любителям играет слабость отечественного экспертного сообщества. Даже те журналисты, которые по десять и более лет освещают украинский телеком-рынок, не вполне представляют, как он устроен и плохо ориентируются в деталях. Примером этого является широко распространённое мнение о том, что решение руководства Группы МТС о переходе под бренд Vodafone связано с неким имиджевым ущербом от её деятельности в оккупированном Крыму. В качестве обоснования такой точки зрения приводятся несколько фактов:

  1. После того, как российские власти заблокировали работу сети мобильной связи «МТС-Украина» в Крыму, принадлежащее ей оборудование было проданы никому не известной компании ООО «К-Телеком»       (ТМ Win-Mobile), созданной летом 2014 года;
  2. Нынешние собственники ООО «К-Телеком» ранее были замечены в сотрудничестве с Группой МТС. В частности, одноимённое ЗАО «К-Телеком» предоставляет услуги мобильной связи под брендом МТС в Армении. В 2007 г. МТС купила за 310 млн евро ($431 млн) 80% акций этой компании у ливанских бизнесменов       Пьера и Муссы Фаттушей. Эти же господа являются собственниками крымского «К-Телеком»;
  3. Российская МТС предлагает наиболее выгодные условия для абонентов мобильной связи в Крыму. Несмотря на то, что её абоненты фактически обслуживаются в роуминге, им доступны бесплатные входящие и другие условия, характерные для краснодарского филиала МТС.

На основании этого делается умозаключение о нарушении российским МТС режима санкций, введенных мировым сообществом в отношении Крыма, о её работе на территории полуострова под видом ООО «К-Телеком» и о фактическом соучастии в этом «МТС-Украина» как структурного подразделения Группы МТС. Соответственно, имеет место и зрада, и ганьба.

Единственным источником всего этого конспироложества является банальная некомпетентность что российских, что украинских журналистов. К сожалению, они не понимают существенных деталей вопроса:

  1. ПАО «Мобильные ТелеСистемы» (NYSE: MBT, NASDAQ: MBT, MCX: MTSS) ни при каких обстоятельствах не может состоять в юридически значимых отношениях с ООО «К-Телеком». Просто потому что является публичной компанией, а её акции котируются на нью-йоркской бирже. Соответственно, руководство компаний ходит под законом Сарбейнза — Оксли и такого рода фокусы (сокрытие значимой информации о деятельности вверенной ему компании, нарушение режима международных санкций и т.п.) означают для менеджмента столкновение с американским правосудием и реальный срок. А ведь руководство компании это не только граждане Российской Федерации, но и Рон Зоммер, и Регина фон Флемминг и другие иностранцы. Им рисковать ради копеечных крымских гешефтов ни к чему.
  2. Если предположить, что ООО «К-Телеком» всего лишь подставное лицо, которое ввели в схему, чтобы избежать санкций, оно можт быть аффилировано разве что с АФК «Система», которая управляет всеми активами В. Евтушенкова, мажоритарного акционера МТС. Теоретически АФК «Система» могла бы заниматься этим вопросом самостоятельно, выкупив имущество «МТС-Украина» в Крыму, благо опыт работы с телекоммуникационными активами у неё есть. Однако россияне не стали этого делать, уступив место ливанцам.
  3. Оккупация и аннексия Крыма, как и вся дальнейшая жизнь на полуострове находятся под плотным надзором Кремля и его многочисленных «органов». Всё, что связано с инфраструктурой Крыма, включая сети телекоммуникаций, рассматривается как стратегический вопрос. Не случайно при захвате инфраструктуры Укртелекома на руках у нападавших были подробные схемы оборудования. Поэтому что бы не происходило с мобильной и любой другой связью на полуострове это не является коммерческим вопросом. «Коммерсанты» будут делать ровно то, что скажут им их «кураторы». Никакой свободы действий у них нет и не может быть.
  4. Скорее всего ситуация с крымскими активами МТС выглядит следующим образом. Российские спецслужбы определили сеть «МТС-Украина» в качестве донора для создания местного оператора мобильной связи, поскольку на момент аннексии она обслуживала львиную часть абонентов полуострова. Всё, что требовалось российскому руководству это установление контроля и бесперебойная работа сетей, коммерческие отношения между операторами были отданы на откуп самим бизнесменам. Понимая, что доходы от продолжения работы в Крыму несопоставимы с возможным ущербом в случае огласки, Группа МТС решила минимизировать свои потери, уступив сеть по дешёвке кому-то из проверенных партнёров. В результате братья Фаттуш самостоятельно окучивают эту делянку, обеспечивая техническую возможность работы на полуострове всем российским операторам связи. Братья, очевидно, предоставляют своим давним партнёрам из МТС существенные преференции, но отвечают за свой бизнес в Крыму самостоятельно. И отвечают они не перед акционерами МТС или Владимиром Евтушенковым, а перед «кураторами» из российских спецслужб.

Всё вышесказанное это есть самое серьёзное, что можно «предъявить» «МТС-Украина» в связи с ситуацией в аннексированном Крыму. Если же говорить о работе украинских операторов на территории самопровозглашённых «республик», всё намного, намного банальнее.

Как и в прошлом году во время оккупации Крыма украинское государство не даёт национальным операторам никаких указаний. Свернуть любую активность на неподконтрольных территориях, отключить базовые станции и эвакуировать весь персонал? Или любой ценой поддерживать функционирование сетей, давая нашим согражданам, оказавшимся по ту сторону фронта, возможность поддерживать связь с Большой землёй? Вместо того, чтобы сформулировать для телекомкомпаний цели, задачи и приоритеты их деятельности в чрезвычайных обстоятельствах, представители государства несут какой-то невыносимый вздор в духе «неуклонно придерживайтесь действующего законодательства», хотя это законодательство содержит противоречащие друг другу нормы.

Традиционно безответственная позиция руководства страны приводит к тому, что органы власти не то что не признают погибшим в ходе боевых действий инженера одной из телекомкомпаний, разорванного на куски шальным снарядом на улице Донецка во время ремонта повреждённых сетей, но даже не подтверждают факт его гибели. Инженера нет, его тела тоже нет, свидетельства коллег недостаточны, так что факт смерти установить невозможно. Всё, чем второй год подряд за свой счёт, на свой страх и риск вынуждены заниматься в зоне боевых действий украинские компании официально рассматривается как их внутренне дело, обычная коммерческая деятельность. В результате в любой момент какой-нибудь крикливый «патриот» может обвинить их в «пособничестве террористам» и «сотрудничестве с оккупантами».

Между тем у отечественных операторов мобильной связи нет работающих коммутаторов на территории «республик». Это означает, что весь голосовой трафик, текстовые сообщения и данные, которыми обмениваются абоненты на этой территории по-прежнему доступны уполномоченным органам украинского государства. Разговоры, текстовые сообщения, сведения об активности абонентов в сети (перемещение между сотами, списки собеседников и т.п.) всё это представляет исключительную оперативную ценность. По факту сети мобильной связи представляют собой распределённую сеть по сбору разнородной информации на оккупированных территориях.

Например, защита Надежды Савченко во многом построена на алиби, предоставленных украинскими операторами. Стоит ознакомиться с материалами данного дела, приведенными по этой ссылке. В них отражены реалии работы мобильных сетей в Луганске и Донецк: Астелит и МТС закрыли свои официальные представительства, передали персонал и все функции по обеспечению работоспособности сетей местным подрядчикам, полностью прекратили продвижение своих услуг.

Таким образом, работа украинских операторов на временно оккупированных территориях не только не противоречит интересам национальной безопасности украинского государства, но крайне желательна в силу этих самых соображений

Исключительная роль, которую сети мобильной связи играют в современных военно-политических конфликтах — это большая и очень интересная тема, которая заслуживает отдельного рассмотрения. Пока же можно ограничиться констатацией факта — несмотря на очевидные минусы этой практики ни донбасские сепаратисты, ни их российские кураторы не могут отказаться от использования украинской мобильной связи. Показательно, что даже после появления собственной сети, развёрнутой на базе отобранного у «Киевстар» оборудования, официальные структуры самопровозглашённых «республик» продолжают пользоваться услугами украинских операторов.

Причина такого парадоксального поведения лежит, скорее всего, в организационно-технической плоскости. В отличие от Крыма на Донбассе российское руководство не считает нужным тратить существенные ресурсы на создание полноценной инфраструктуры. В результате луганский «Лугаком» и донецкий «Феникс» оказались нефункциональными полноразмерными макетами, пародиями на полноценного оператора мобильной связи. Почему в Крыму для этого было использовано имущество МТС-Украина, а на востоке страны — Киевстара, — могут сказать только сами «кураторы» процесса.

WTF, bro?

Неизбежен вопрос: с какой целью такая уважаемая, всё ещё самая большая на рынке компания играет с огнём? Едва ли ошибусь, если назову в качестве движущей силы ещё один кризис внутри компании, на этот неожиданный для всех без исключения.

Два события — выход норвежской Telenor из состава акционеров «Киевстар» и появление у «МТС-Украина» права на предоставление услуг под маркой Vodafone, — разнесли вдребезги маркетинговую стратегию лидера рынка. Подробный разбор ситуации, которая сложилась на рынке в результате этих событий можно найти в одной из моих публикаций. Ограничусь указанием ключевых фактов.

Используя возможности крупнейшего оператора мобильной связи Евросоюза «МТС-Украина» смогла предложить украинцам услуги роуминга и международной связи, которые не имеют прецедентов. Рыночное позиционирование украинского Vodafone сводится к очень простому и понятному всем посылу — «мы оператор для тех, кто ориентирован на Евросоюз». Имидж оператора, ориентированного на Европу, усиливается отсутствием привлекательных предложений для поездок в страны СНГ и Таможенного Союза. В силу объективных причин ни «Астелит», ни «Киевстар» не имеют возможности предложить ничего подобного на западном направлении.

С другой стороны, в результате ухода норвежских акционеров на передний план выходят их российские «партнэры» по «Киевстар», небезызвестная «Альфа Групп». Руководствуясь принципом «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» приведу здесь фотографии людей, олицетворяющих одну из крупнейших и, по общему мнению, наиболее агрессивную ФПГ путинской России. Именно они теперь единолично определяют политику холдинга Vimpelcom Ltd., в который входит и «Киевстар».

 

Михаил Фридман
Михаил Фридман, председатель наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп»
Алексей Резникович
Алексей Резникович, главный управляющий директор LetterOne Telecom (управляет телеком-активами Альфа-групп)

Компания, которая пятнадцать с лишним лет старательно выстраивала имидж «национальной», очень-очень украинской и европейской по своему духу оказалась в ситуации жесточайшего кризиса этой самой идентичности. Всё, на чём был построен её маркетинг, едва ли не полностью обесценено. Невозможно педалировать тему своей «украинскости», имея акционерами таких колоритных, донельзя специфических персонажей. Невозможно позиционироваться как европейская компания на фоне предложений от Vodafone.

Для лидера рынка настал момент истины. Не имея возможности дать симметричный ответ основному конкуренту руководство» Киевстар» нервничает и пытается повесить на него ярлык «коллаборационистов». Прежние подходы больше не работают, привычная колея обернулась неожиданным тупиком. Команде «Киевстар» необходимо искать новое место под солнцем. Это нетривиальная, непростая задача и не факт, что её удастся решить в ближайшие год-два. Но иного выхода нет. Поэтому пожелаем им успеха, поменьше зрад и побольше перемог.

Кризис — это не только новые вызовы, но и новые возможности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox A5
Openbox A5
Openbox A5
  • Eduard Ivanenko

    Автор множества публикаций и докладов Роман Химич выбрал в качестве доказательства «неукраинскости» Киевстар фотографии лиц двух колоритных менеджеров Альфы? Гениально…

    • Roman

      «Украинскость» «Киевстара», как и любой другой компании, это сугубо умозрительное представление, существующее исключительно в сознании людей. «Украинскость» невозможно ни доказать, ни опровергнуть. Зато её можно сначала создать, а затем педалировать.

      Читайте внимательнее, пожалуйста.

  • Taras Gavriliuk

    Автор поливает г-ом Чернышева, но почему то не может объяснить схера ли в циркодроме днр/лнр все еще работают мтс и лайф?

    • Roman

      Читайте внимательно, прежде чем делать такие заявления:

      Покрытие «МТС-Украина» и «Астелит» должно быть везде, где это предусмотрено лицензионными условиями, если этому не препятствуют обстоятельства непреодолимой силы. При этом оккупация украинской территории, охваченной лицензионными условиями, не рассматривается украинским государством в качестве обстоятельств такого рода. Государство не дало отмашку свернуть сети на оккупированных территориях. Это во-первых.

      Во-вторых, сети мобильной связи представляют собой распределённую сеть по сбору разнородной информации на оккупированных территориях. Например, защита Надежды Савченко во многом построена на алиби, предоставленных украинскими операторами. Поэтому работа украинских операторов на временно оккупированных территориях не только не противоречит интересам национальной безопасности украинского государства, но крайне желательна в
      силу этих самых соображений.

      • Taras Gavriliuk

        «Государство не дало отмашку» — а МТС запрашивал?

        Оккупация (какое-то фиксированне состояние) началось немного позже 17.06.2014, когда Надежду схватили. КС ведь отключил сеть много позже (04.02.2015). Все ОПСОСы предоставляли данные. Так что тут манипулируете 🙂
        Понятно же, что для спецслужб и военных должны быть (и частично есть, в нашем бедном государстве) есть свои частоты и оборудование для связи. Общественная сеть только облегчает сепаратистам жизнь. Выходит кому-то так выгодно (во всех смыслах этого слова).
        КС не менее российский чем Альфа. И очень жаль, что норвежцы слились. Но стартовые позиции и взгляды «российскости» у операторов все таки разные.

        • Roman

          Ещё в ходе крымского кризиса операторы неоднократно запрашивали что им делать. Ответа так и не получили. Точнее, получили «ответ» в том духе, о котором я писал: «выполняйте требования законов».

  • Apacer

    «приведу здесь фотографии людей, олицетворяющих одну из крупнейших и, по общему мнению, наиболее агрессивную ФПГ путинской России»

    Примитивнейший прием, рассчитанный разве что на школьников 🙂

    Если уж решили бросаться какашками — проявите хоть немного изобретательности.

  • devior

    Люди в Крыму, Донецкой и Луганской областях и так отрезаны от внешнего мира… лишать их связи — преступление. Благодаря МТС хотя-бы есть свясь с Енакиево и Ольховаткой. Живу в Кременчуге, но родился я там. Тетя, Дядя, два брата, племянники и племянницы. Они там. А киевстар только разделяет людей уйдя оттуда. Связь людей объединяет, а ее отсутствие — разделяет. Не забывайте об этом. Слава Украине! Різні, Рівні, В свободі єдині!