ПОДЕЛИТЬСЯ
Этим людям из телевизора прощают самые ураганные эмоции и самые нестандартные словесные формулировки. Их яркие фразы расходятся цитатниками по соцсетям. Они все любят футбол, потому что без увлеченности этим видом спорта невозможно состояться в данной профессии. Благодаря их работе зрители в любом городе Украины точно знают, что сейчас происходит на футбольном поле во Франции или Чили. О приятных, опасных и просто профессиональных нюансах работы спортивных комментаторов спецкорр Mediasat Наталия Тютюненко поговорила с работающим на телеканалах «Футбол 1/2» профильным комментатором Андреем Малиновским.

Андрей Малиновский, футбольный комментатор. В профессии – больше 15 лет. К команде телеканала «Футбол» присоединился в 2008 году. Карьера комментатора началась с выигрыша радиоконкурса. С 1999 по 2003 год – работал на спортивном радио. В 2001 году пришел на телеканал «Украина». Высшее образование получил в Донецком государственном техническом университете. Специализация: Украина, Испания, Франция.

Начался новый сезон, идет множество матчей. Сколько игр вам приходится комментировать в течение сезона?

Сложно назвать точную цифру. Если брать последний месяц, то я комментирую 5 матчей в неделю. Также не нужно забывать, что на каналах «Футбол 1»/«Футбол 2» есть такие программы как «Тур до FRANCE», «Ніч Ліги Чемпіонів», «Шлях до Базеля», «Футбол Live», в которых мы делаем анализ и показываем лучшие моменты практически всех матчей игрового дня.

На каких матчах сложнее всего работать?

Чем выше статус соревнований и класс команды, тем легче. В такой игре все делается ведь на высоком уровне футбольного интеллекта, одним касанием. Соответственно, чем менее профессиональны игроки, тем сложнее и неинтереснее.

Как случилось, что вы стали комментатором?

В 2000 году в Донецке на радио «Спорт FM» проводили конкурс комментаторов, набирали людей в команду. Я прошел этот конкурс и на следующий день уже комментировал ответный матч Кубка УЕФА «Сельта» – «Шахтер». До этого с футболом профессионально не был связан, учился в политехническом институте. Но, конечно, всю жизнь любил футбол, смотрел футбол, читал о футболе. Эта любовь к футболу плюс возможность попробовать себя в роли комментатора и сработали.

Но мечта стать комментатором была?

Наверное – да, комментатором я себя представлял. Я все время комментировал футбол, где надо и где не надо. Ребята играют во дворе – я комментирую. Идет матч по телевизору – я комментирую.

Кому тогда подражали?

Да никому. Я не задумывался над тем, чтобы кого-то копировать, я просто комментировал. У меня не было тогда любимого комментатора, все нравились.

А как учились работать, у кого? Или в основном – на практике?

В основном – на практике. В Донецке тогда было всего два комментатора, да и вообще в Союзе этой профессии людей можно было на пальцах двух рук пересчитать: тот же Маслаченко, Майоров, две женщины – Еремина и Дмитриева, причем Дмитриева работает и сейчас. В основном все лучшие уезжали в Москву, ну так уж случалось. И, когда Союз распался, учиться было фактически не у кого. «НТВ-Плюс Футбол» был для меня самоучителем. Я смотрел практически все матчи и прислушивался к комментаторам «НТВ-Плюс», что-то записывал, так как тогда не знал даже некоторых терминов, записывал красивые обороты, профессиональный сленг. Помечал, с чем не согласен, чтобы потом понять, почему они именно так трактуют эпизоды. Это было для себя, я не общался с коллегами с «НТВ-Плюс», тогда не было Viber, соцсетей и форумов, благодаря которым сейчас можно найти кого угодно и где угодно. Но для себя записывал и разбирался.

А сегодня в Украине много комментаторов?

Очень много. Вы зайдите в интернет – там их миллион. Каждый может стать комментатором. Это – кроме телевидения и радио.

Слушаете кого-нибудь из коллег для профессионального роста, возможно, западных комментаторов?

Коллег слушаю. К ним можно долго и с удовольствием присматриваться и прислушиваться, но существует разница менталитетов, и ее не обойти. Например, мне очень нравится, как работают испанцы. Здорово работают, эмоционально! Очень эмоциональны также португальцы, латиноамериканцы. Но у них и их слушателей такая ментальность: они гиперэмоциональны, кричат по жизни все время. У британцев больше сдержанности, они немногословны. Британцы могут две минуты в эфире молчать во время матча, но это не значит, что они чего-то не знают. Нет, они просто дают послушать атмосферу матча, гул стадиона. И это тоже важно почувствовать зрителю, особенно если играют на «Стэмфорд Бридж» или «Олд Траффорд», где местные болельщики очень здорово работают. Они не просто кричат, молчат или хлопают, а поют песни, гимны, поэтому эти паузы комментаторов не просто так, они смысловые. А мы практически все время говорим.

Когда комментировали первый матч, боязни микрофона не было? Такое бывает в прямом эфире у новичков, а вас ведь сразу туда вытолкнули.

Нет, было легко. Я с таким каким-то куражом подошел к процессу, был хорошо подготовлен. Но я не знал, когда первый раз подошел к микрофону, что у радиорепортажа своя специфика. Я больше зацикливался на каких-то исторических моментах, расстановке, тактике. А в радиорепортаже в первую очередь нужно было за мячом бегать, гонять мяч, потому что те, кто тебя слушают, игру не видят. Нужно говорить, где мяч, кто пробивает, куда идет передача, на какой части поля, и так далее. Радиорепортаж на этом пересказе фактически основывается. Но это же был мой первый матч!

Я боялся скорее, что могу сорваться в плане эмоций до писка-визга, но все прошло хорошо. Может быть, потому, что сам матч был соответствующим – не очень страстным, без опасных моментов, и закончился со счетом 0:0. Интересно было, что комментировали мы этот матч втроем – директор радиостанции, мой коллега Вадик Караманец и я. Больше в моей карьере такого не было.

Сложнее втроем, вдвоем или одному?

Втроем комментировать не интересно, получается какая-то какофония. Мы в комментаторской и дуэтом уже не комментируем. Пришли к тому, что работать нужно моно.

Получается, что в очень жестком режиме вы стартовали: первая трансляция на следующий день после собеседования, сразу эфир втроем, еще и с руководством.

Меня это не смущало. Я отработал спокойно и сразу получил хорошую характеристику. Главный редактор и спортивный директор остались очень довольны. На следующий день – уже читал новости, которые мне, правда, поначалу писали. Но через неделю я уже сам и читал, и писал, и редактировал. Я просто был в теме, когда пришел на радио, мне это все было интересно, я жил этим и живу этим. Но на радио у нас спектр игр был шире, мы практически все виды спорта охватывали: баскетбол, футбол, биатлон, теннис… Дело в том, что раньше не нужны были лицензии, чтобы показывать любые матчи любых команд любых стран мира. Что показывал «Евроспорт», то мы и комментировали. Кубок «Большого шлема»? Пожалуйста! Как-то мы с Витей Соколовым всю ночь комментировали матч всех звезд НБА, в котором было 7 овертаймов, работали до восьми или девяти утра.

Но вам комфортнее комментировать футбол?

Уже – да.

Что еще необычного случалось с вами во время трансляций?

Бывает всякое, например, столкновения. Недавно был известный случай, когда в прямом эфире на поле выбежало огромное количество болельщиков, поломали технику, ворота… А это тоже ведь надо комментировать.

А вы хотя бы на безопасном расстоянии находитесь от поля, мяча, болельщиков? В одном из интервью вы рассказывали о достаточно необычных точках, с которых приходилось работать.

Сейчас почти все стадионы оборудованы современно, и мы работаем на безопасном расстоянии от поля. Во многом, наверное, благодаря ЕВРО 2012 все изменилось в очень хорошую сторону – практически везде очень комфортные условия на тех стадионах, куда мы выезжаем работать. В частности: «Арена Львов», «Олимпийский» в Киеве, «Металлист» в Харькове, «Черноморец» в Одессе. К сожалению, сейчас недоступна «Донбасс Арена» – тоже хороший стадион, а в плане позиции комментаторской – просто атас! Великолепно, причем в любое время года. В зимние месяцы, когда минусовая температура, там ставился обогреватель, я мог сидеть в пиджаке и рубашке, хотя зрители были в тулупах.

Это – любимые площадки в Украине. А за рубежом?

В Украине все очень круто сделано для комментаторов, потому что взять, например, мекку футбола – стадион «Камп Ноу», где играет лучшая команда в мире, выигравшая все возможные награды – «Барселона». Так вот, на «Камп Ноу» не так удобно работать, как на «Олимпийском», «Донбасс Арене» или в той же Одессе. Там комментаторская кабинка находится очень далеко от поля. Понятно, что расстановку футболистов ты знаешь, маневры видишь, но бывают моменты, когда ты не уверен, что это, допустим, Хави, а не Иньеста. «Барселону» еще легко идентифицировать, а если с ней менее известный соперник играет? Да, тактически можно очень здорово все увидеть именно издалека, с этой точки зрения – плюс. Но минусов, все-таки, больше: комментатор, конечно, должен анализировать тактику, но не на протяжении ведь всей игры!

А мониторы не помогают?

Они есть, конечно, но монитор на Лиге чемпионов у меня был размером с мобильный телефон. Более того, картинка запаздывала на несколько секунд, а сам монитор не стоял на столе, а висел вверху. Получался полный разбаланс: на поле смотришь вниз, на монитор – вверх. И так – все время: вниз – вверх, вниз – вверх. Понятно, что я достиг какой-то гармонии, но это не так комфортно, как дома.

Приятно слышать о том, что у нас, оказывается, что-то лучше.

Да у нас и до ЕВРО 2012 были комфортные стадионы, разве что в регионах условия похуже. Но мы сейчас в регионы не ездим уже, комментируем под картинку из студии. Часто просто нет возможности везде успеть, потому что в день идут по три – шесть – девять матчей. Сразу быть в трех городах ты не можешь, поэтому дислокация комментаторов – в студии, а на местах находятся наши корреспонденты, мы с ними просто связываемся, они рассказывают о деталях.

Жаль, потому что на стадионе наверняка ведь другие эмоции, энергетика события.

Ну конечно, в этом смысле студия уступает. На стадионе ты – участник матча. Ты фактически сливаешься с игрой, болельщиками, попадаешь в эту атмосферу и все: ты уже – единое целое с матчем, выступаешь как участник процесса.

Есть какие-то табу, что-то, что вы не можете говорить во время матча?

У нас же футбол, цензуры быть не может. Конечно, ругательства – табу. Хотя иногда ты можешь сказать что-то не очень приятное, если слишком коряво сыграл профессиональный футболист.

Футболисты потом не обижаются?

Но они иногда играют так, что невозможно не «притравить»! Когда это в шуточной форме, а не оскорбительно – обид нет. В футболе всегда присутствует юмор, причем достаточно высокий, и вообще, хороший юмор и хороший футбол – слова синонимы. Слово «травить» – тоже футбольное, у вас говорят «троллить», а в футболе – «травить». Они же сами «травят» друг друга все время, причем друзья это или партнеры – не важно. «Притравить» – это даже как-то по-футбольному, только без оскорблений, а толерантно, с юмором.

Андрей Малиновский, комментатор телеканала Футбол 1 / Футбол 2Каждый матч – экспромт. Но лучший экспромт – тот, который был подготовлен. Как готовитесь к эфирам?

Готовлюсь, но сейчас уже не так долго, как раньше, а когда-то – часами. Раньше не такая интенсивность матчей была. А сейчас наши телеканалы «Футбол 1»/«Футбол 2» собрали практически весь лучший контент: топ-чемпионаты, сборная, все еврокубки. Матчи чуть ли не каждый день, а в уик-энд можешь работать на трех разных чемпионатах – Украины, Англии, Испании, причем работать в разных ипостасях – студия, кубок, чемпионат, еще чемпионат. Уже нет столько времени на подготовку, как раньше, – это, во-первых. А, во-вторых, если ты столько лет в этой теме, что готовиться несколько дней просто непрофессионально. Да, бывает, тратишь несколько часов, если какой-то сложный соперник.

Вот сейчас у нас есть программа «Тур до FRANCE», которая предусматривает освещение сразу нескольких матчей сборных в один день. Например, девять матчей различных сборных, причем не очень популярных – Мальта, Гибралтар, Азербайджан. В них еще и ротация игроков все время идет, пробуют новых футболистов. А мне нужно максимально дать информацию зрителю, хорошо внедриться и знать тему.

Порой только на такие сложные сборные уходит время. А, если мы берем чемпионаты, то здесь на подготовку уходит до часа. Ну, час – максимум. Да и уверенности больше появилось, много наработок, много знаний, на которых можно сыграть плюс память включается, и все необходимые данные в нужный момент сразу выдаются. Раньше опыт – это были просто четыре буквы. А сейчас уже понимаешь, что это такое.

Какими источниками чаще всего пользуетесь?

Если это матчи испанского чемпионата, изучаю такие авторитетные издания как «Marca», AS, El Mundo. Если английского, то это The Guardian и BBC. В случае международных матчей – читаю сайт ассоциации, которая организовывает соревнования, соответственно, ФИФА или УЕФА. Когда комментирую матч украинских команд – общаюсь с пресс-службами и представителями клубов. Ну и, конечно, обращаюсь к статистическим архивам, чтобы изучить историю противостояний.

Вы работаете по выходным, в праздники, а с отпуском как? Тоже зависите от интенсивности матчей в тот или иной период времени и фактически отдыхаете тогда же, когда и футболисты?

Лето у нас насыщенное – чемпионат Европы, молодежные сборные. Разгрузка получается две-три недели. Да, уходим в отпуск, как футболисты – в период межсезонья. Получается, грубо говоря, две недели летом и две недели зимой. Либо 3: 1 либо 1:3.

Вы в комментаторской сфере практически 15 лет. Как изменились требования к профессии за это время? Возможно, появилась необходимость иметь профильное образование?

Это было бы, конечно, идеально – иметь профессиональное образование, еще и хотеть работать, и мочь. Но дело в том, что профессиональное образование футбольного комментатора в Украине по-прежнему невозможно получить. Я читал как-то, что пытались внедрить какую-то школу комментаторов, но сделать это пытались не комментаторы. Мне это казалось странным: люди, которые не комментировали ни одного матча, хотят учить других, как это делается.

Сейчас уровень мастерства в профессии в целом гораздо выше, чем 15 лет назад. Да и комментаторов стало количественно больше. О качестве говорить не буду, потому что это, все-таки, по большей части – «вкусовщина».

Эталона не существует?

Думаю, нет. Ну, вот как определить эталон актерского мастерства, например? Нет такого. Есть объективно хорошие актеры, есть те, которые нравятся или не нравятся. И комментаторов можно поделить разве что на тех, кто нравится или не нравится.

Ну а что касается требований… Важно в первую очередь, чтобы у комментатора была правильная речь и приятный тембр. Наверное, это даже важнее, чем знание предмета. Если комментатор картавит или шепелявит, ты не будешь его слушать, даже если он гениально разбирается в футболе. Ты же по большей части не видишь его, а слушаешь, а в данном случае слушать – неприятно. Наверное, хороший комментатор должен в первую очередь привлекать внимание правильной речью. А дальше ты уже смотришь, как он разбирает матч. У нас ведь все разбираются в футболе. Просто кто-то хочет от комментатора больше эмоций, кто-то меньше. Хотя с эмоциями такой вопрос тонкий. Для одних гол – победа и радость, для других – негатив. Например, матч «Шахтер» – «Динамо». Болельщиков где-то 50 на 50. Забивает «Шахтер», комментатор кричит: «Гооооооооол!», и половина болельщиков его ненавидит: «Вот урод, чего орать-то?». И, соответственно, наоборот.

А как вы балансируете в такой ситуации?

Интуитивно. Да и раньше, десять лет назад, гол – это был «ГОООООЛ!!!!!!» Можно было кричать, орать, повторять и даже петь сто раз. А сейчас – ну… гол и гол. Их больше стало. Каждый день много турниров, много голов. Гол – это уже естественная составляющая игры. Да, конечно, есть такие голы, которые незабываемы, в тех уникальных матчах, которые мы очень ждем, особенно – игры сборных, когда в еврокубках участвуют наши команды. И здесь когда голы забивают – это нечто. А если это – матч чемпионата Украины, в котором играет «Александрия» с «Черноморцем»? Ну, забила «Александрия» гол, но чего орать-то? Идет простая констатация факта.

Еще один момент. Практически любой человек чувствует, фальшивишь ты в эмоциях, играешь, или нет. Нельзя выдавать ненатуральные, неестественные эмоции.

Вот вырисовалось еще одно требование к профессии: искренность.

Это общее требование к любому человеку любой профессии, на мой взгляд. Искренность нужна априори, поэтому о ней и не говорим. Конечно, есть актерская игра, и комментатор может где-то подыграть и даже вытянуть трансляцию за счет эмоций. Он не может сопеть все время: матч никакой, ну как же все скучно, ничего не происходит.

А когда ничего не происходит, о чем говорите?

Можно подчеркнуть, что команды сосредоточились в центре поля, хотя футбол – это не центральный круг, а ворота… Но обычно включаешь интеллект, какие-то свои знания и наработки, и здесь как раз важна бывает история, статистика, подготовка, опыт.

За рубежом комментировать матчи сложнее? Дома ведь, как говорят в народе, и стены стадиона помогают?

За рубежом комментировать матчи интереснее. Там другая атмосфера, другие болельщики, ты попадаешь в совершенно новую среду. Даже если страна сама по себе тебя не вдохновляет, то с точки зрения футбола все равно очень интересно: у них другой менталитет, своя история, своя культура. И ты, даже попадая в зловещее логово соперника, получаешь море впечатлений, как было в Армении, когда я комментировал матч «Пюник» – «Шахтер». А там комментаторская на республиканском стадионе тогда была… вы даже не представляете себе, какая. Стекла разбиты, на стуле толстенный слой пыли, стола нет, монитора нет. Вокруг – армянские болельщики ходят, орут, толкаются, а у меня в комментаторской стекол нет, двери выбиты…

И сразу думается о судьбе предыдущих комментаторов…

…а еще «Шахтер» забивает и забивает! Все остальные комментируют на армянском, один я – на украинском. И вокруг – никого из наших, даже техники местные были. В хорватском Загребе на стадионе «Максимир» была похожая ситуация. А там болельщики жесткие. «Шахтер» выигрывает, наши забивают – мне-то радость, но тут понимаешь, что местные болельщики ТАК на тебя смотрят, что вероятно будет потом хана. И, тем не менее, во время матча ты отключаешься, ныряешь в игру, сливаешься со всем происходящим и забываешь, дома ты, не дома, за рубежом, в Украине… Там адреналина больше, интереснее, потому что для нас в Украине как-то все более прогнозируемо, ты знаешь, чего ожидать. А там возможны сюрпризы. Хотя, в общем- то, неприятных каких-то приключений не было. Ну, было немножко неуютно в Армении и в Хорватии, немного напрягся, это да.

В остальном, если мы говорим о Западной Европе, то их болельщики достаточно доброжелательны. Для них футбол – это игра, это не вопрос жизни и смерти или ненависти, злости. Конструктивный такой подход: есть игра лото, есть игра футбол. Ты же не будешь убивать человека за то, что он выиграл у тебя в лото? Если соперник, наша команда, показала себя как сильная, то относятся еще и с большим уважением.

Наши болельщики – люди точно эмоциональные. Насколько комментатор страдает от их спортивного темперамента? Я имею в виду обратную связь, если она есть.

Сейчас как таковой обратной связи от болельщиков нет. Есть от коллег, родственников. Я раньше переживал, кто, что скажет, как оценит, но сейчас как-то не до этого. Возможно, если бы я был в соцсетях, как коллеги, то что-то бы выслушивал.

Вы в соцсети принципиально не ходите?

У меня просто на них нет времени, весь день расписан. Мы с вами сидим, разговариваем, а через два часа мне уже нужно быть на стадионе, комментировать матч. С утра я уже побывал в институте (учусь в аспирантуре), сыграл в теннис на тренировке, поговорю с вами, потом со стилистом отберем лишнюю одежду для эфиров, потому что на новый сезон покупается новая, дальше – на стадион комментировать игру.

Я не имею ничего против того, что те, у кого есть время, сидят в Twitter и Facebook. А у меня как-то ни времени, ни желания нет, наверное, хватает общения в реальности. Я не могу сказать, что обладаю широченным кругом общения, но у меня очень много родственников, с которыми хорошие отношения, мы дружны, и им хотелось бы уделить внимание. Но даже на них не всегда хватает времени.

Чего хотелось бы достигнуть в профессии еще? Вы уже состоялись как комментатор, работаете на крупном профильном футбольном телеканале. А дальше что?

Интересный вопрос, философский. В развитии чем дальше, тем тяжелее. Наверное, поэтому я и пошел учиться и закончил недавно второе высшее по психологии спорта. Именно для того, чтобы больше понимать себя, быть в гармонии с собой, разобраться, к чему стремиться дальше, чего я хочу. Получил второй диплом – появилось желание идти дальше. Если все будет хорошо, и я закончу аспирантуру, то получу звание доктор философских наук. Что такое философия? Это любовь к мудрости. Это возможность развиваться.

Я люблю свою работу и живу тем, чем занимаюсь. Дальше – я буду в профессии оттачивать какие-то навыки, повышать мастерство. И поверьте, что расти есть куда. Матчей, с которых я выхожу с ощущением – вот реально супер отработал, без претензий – один на сотню. А в 99% случаев претензии к себе есть. Плюс у меня есть бабушка, которая не пропускает ни одной трансляции. Сколько лет я работаю, столько бабушка смотрит футбол. У нас как-то не было сигнала, и она три дня не спала и не ела, пока я не подключил ее к другому оператору, и она не смогла снова смотреть футбол. Бабушка – мой главный критик. А раньше, когда я начинал комментировать матчи на украинском, она слушала и выписывала слова, которые я употребил неправильно. Бабушка у меня украиноязычная, и четко слышала все неправильности в ударениях, где некорректно выстроено предложение, и так далее. Моя жена – литературный редактор, работает на украинском языке в программе «События дня». Она тоже трудилась над моим правильным произношением, ударениями, структурой слова…

Предполагает ли профессия футбольного комментатора какие-то профессиональные деформации вроде «не могу больше смотреть на футбольный мяч, заберите его, пожалуйста» или «не трогайте меня, могу я хоть дома помолчать»?

Молчать дома – это вряд ли, потому что дома у меня – доченька, ей пять с половиной лет, и она очень разговорчивая. Ну а мне всегда хочется ей ответить, стараюсь дать ей все, что могу, по максимуму. Да и вообще у нас в семье всегда интересные диалоги, причем не говорим о футболе. Диапазон тем очень широкий и нам всегда интересно. Иногда накапливается утомление, которое, в один момент срабатывает, но в таком случае нужно просто раньше лечь спать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая публикацияHDFASHION и Music BOX UA HD сменят частоты в пакете ВОЛЯ
Следующая публикацияConax: защита контента превыше всего…
Наталия Тютюненко
Образование: филолог, украинский язык и литература, мировая литература Опыт работы: в журналистике – более 10 лет. Начинала как МС и ведущая новостей на FM-радиостанции «Топ-радио» (г. Сумы, Украина). В печатной журналистике с 2001 года. Училась писать в ИД «Коммерсант», работала корреспондентом журналов «Коммерсант-Деньги», «Секрет Фирмы», редактором отдела «Финансы и банки» журнала «РБК», обозревателем «Бизнес-журнала». По итогам 2011 года получила премию PRESS-звание за лучшую статью о проблемах малого и среднего бизнеса.
  • За больше, чем 15 лет в профессии комментатора так и не выучил украинский язык.
    Говорит на суржике с явно выраженным «донецким» акцентом. Что, разумеется, не является плюсом. Слушать, честно говоря, противно.
    Уж разрешили бы ему «вещать» на русском — было бы гораздо лучше