ПОДЕЛИТЬСЯ
Мы не привыкли говорить о своих проблемах «на публику». Мы далеко не с каждым обнажаем душу, так как мир вокруг часто недоброжелателен к слабому. Это – составляющая нашего менталитета. Что тогда говорить о людях, годами живущих с очагом боли внутри, душевной и физической? Лора Мальцева, руководитель проекта «Половинки», премьера которого состоялась на «Новом канале» 22 сентября 2015 года, говорит, что через «душевную обнаженку» прошли все герои этой программы. Мы поговорили с Лорой о том, что хотели сказать этим проектом его создатели, о ломке стереотипов, участниках и команде, а также о том, сколько пар сложилось в итоге. В интервью, как и в программе, много трогательных моментов, поэтому просим убрать людей с черствой душой от мониторов.

Справка о проекте: Авторы нового романтического проекта «Половинки» обещают помочь найти любовь героям, которые не вписываются в общепринятые нормы современного общества. Еженедельно опытная и всевидящая насквозь эксперт-ведущая будет приглашать к себе троих участников. И после знакомства – постарается найти героям пару и устроить первую встречу. Авторы шоу «Половинки» сделают все возможное, чтобы молодые люди вместе получили наиболее яркие впечатления, побывав на свидании мечты, которое может быть перерастет в любовь.

Оригинальное название: «Половинки»
Страна: Украина
Год: 2015
Жанр: дейтинг-шоу
Количество эпизодов: 12
Канал: «Новый канал»
Руководитель проекта: Лора Мальцева
Шеф-редактор: Марина Гостра
Креативный продюсер: Мария Била

Как случилось, что вы взялись за этот проект?

Я пришла на «Новый канал» ради этого проекта. Изначально в его основе лежит британский формат «The Undateables»-«несвидабельный» (не путать с одноименным американским комедийным телесериалом «The Undateables», – прим. Mediasat). Этот формат подтолкнул руководство канала делать проект о таких людях. Я присоединилась к проекту на стадии отснятого «пилота».

The Undateables – британское документальное реалити-шоу. Участники шоу – люди с физическими или умственными недостатками, которые в обычной жизни не могут построить отношения, но очень хотят любить и быть любимыми. Премьера шоу состоялась 3 апреля 2012 года на общественном британском телеканале Channel 4. В этом году зрители увидели четвертый сезон проекта, который стартовал 5 января 2015 года. В первом, втором и третьем сезоне было по четыре эпизода, в четвертом – пять. Третий сезон Undateables по итогам 2014 года стал второй наиболее рейтинговой программой вещателя. Поднимая неоднозначную тему построения отношений людей с особенностями, шоу вызвало бурю эмоций в соцсетях: до 38 тысяч(!) твиттов в течение одного эпизода. Британские газеты писали о том, что, не смотря на признаки банального сватовства, но мужество, юмор и трогательность его «звезд» делает его «неприкасаемым» и нравится зрителю. Впрочем, в течение одного эпизода люди меняли мнение от «это неприлично и оскорбительно» до «это лучшее шоу, которым нельзя не восхищаться».

Когда я пришла поговорить об этом проекте и о своей работе на канале, я увидела какую-то веру в хорошее в глазах людей. Могу честно сказать, что большая редкость для телевизионщиков, когда говорят не о коммерческой стороне вопроса, а о людях. Я сначала не поверила, но села поудобнее в кресло и стала слушать. И это было потрясающе – то, что мне говорили. Я осталась, и у нас получился светлый, но совершенно другой, не такой, как в Великобритании, проект.

Для сравнения: не только названия, но и логотипы проектов очень разные
Для сравнения: не только названия, но и логотипы проектов очень разные
Насколько я знаю британцы сначала не очень хорошо, мягко говоря, восприняли само название проекта – «Не пригодный для свиданий». Вы учитывали это, наверное, называя наш продукт мягче – «Половинки».

Мы очень долго бились над названием. Формат британский, соответственно, другой менталитет у аудитории, другая экономическая ситуация, другая подача, стиль. У нас не пойдет проект, который называется «Несвидабельный», «Не пригодный для свиданий». Нужно было что-то теплое, близкое всем, и «Половинки» как-то сразу прижились. Каждый раз, когда люди говорят о любви, которая состоялась, мы говорим, что такие люди – это действительно половинки.

Насколько в остальном жестко соблюдены форматности или вы существенно отходили от заданного материнского стандарта?

Наш проект настолько другой, что перечислять различия, говорить о хронометраже, или таких вещах, как смешивание и разделение историй внутри одного эпизода, просто смешно. Я повторю, что этот проект уникальный, такого нет, наверное, нигде в мире, по крайней мере, я об этом не слышала.

В первую очередь, у нас другие участники. Ели в Англии мы говорили не о таких, как все, и это были люди исключительно болеющие, даже если они не на коляске с рождения, то наши участники – по духу своему другие, они не опускают руки, живут полноценной жизнью. Они сами не считают себя больными, понимаете? Даже те, кто родился с ДЦП или без рук. Например, одна наша девочка-участница с ДЦП – многократная чемпионка по плаванию. Слабослышащая девочка – чемпионка по лыжной гонке. Если у участников нет спортивных регалий, то все равно они уникальны: кто-то без пальцев умеет вязать, вышивать, забивать гвозди…

Никогда в жизни в другом проекте вы не увидите, как банджо-джампингом занимается ДЦПшник. Вы никогда не увидите, как девушка, которая слабо слышит, уделывает качка-бодибилдера на водных лыжах. Или девчоночка, которая воспитывалась в интернате, у которой особенность – одна ножка короче другой и нет пальцев на руках, стала мегасексуальной моделью. И с ней такая фотосессия, что многим моделям, у которых по пять пальцев на руках, такое и не снилось. В ней столько чувственности, эмоциональности и какой-то глубокой-глубокой красоты.

И мы видим их такими: яркими, интересными. Когда говоришь о не таких, как все, людях, очень хочется, чтобы не было этакого флера тяжести, который их обычно окружает и давит, который тянется за специализированными фестивалями, историями. Как правило, социальный проект – вещь святая, добрая, но, к сожалению, грустная.

У вас получилось сделать проект другим, не грустным?

Проект, прежде всего о любви, и программа получилась светлая и даже веселая. Есть ощущение, что «Половинки» – как глоток чистой воды. Они делают чище и тех, кто к нему прикасается, будь это те, кто работает в его производстве, будь то зрители или участники.

Относительно названия британского «материнского» формата – The Undateables — в Twitter также разразилась буря. Причем еще до того, как зрители увидели первый выпуск программы, об этом пишет британская Daily Mail. Зрителей возмущало то, что людей с ограниченными возможностями создатели проекта причислили к «непригодным для свидания», что достаточно унизительно. На что представители телеканала заявили, что название отражает всего лишь отношение социума к таким людям и оно осознанно провокативно и направлено на то, чтобы бросить вызов стереотипам и стимулировать дебаты.

Сколько человек работает над проектом, и насколько сложно было сформировать команду?

Команда проекта сегодня насчитывает около 120 человек. Они подбирались постепенно, люди сползались отовсюду, съезжались, кто-то отсеивался. Но я сейчас готова подписаться под каждым словом этого предложения: случайных людей здесь нет.

Кто отсеялся?

Те, кому было неудобно, неуютно. Кто не живет этим проектом. Оставались те, кто может не спать, не есть, не пить, живет съемками и для кого это нормальный режим. Очень сложно было подобрать людей, правда. Причем не по уровню квалификации или послужному списку. Я понимала, с кем и в каких условиях придется работать редакторам, режиссерам и сопоставляла с тем, что видела в кандидатах, которые приходили. На рынке очень мало людей, которые еще способны верить в доброе, кто любит людей. Об этом не принято говорить, мы не обсуждаем, «как же мы любим людей!». Но это либо есть, либо нет. Когда одна из кандидатов в режиссеры этого проекта сказала мне: «Ну, здесь я поняла, а что мы дальше делаем с этими инвалидами?», я подумала и сказала ей: «До свидания!».

В тот день, когда мы начинали этот проект, наша команда понятия не имела, с чем столкнется. У нас было такое приподнятое настроение: «Эх, ребятки, давайте им поможем!». Но кому — им? Есть такие люди… как же их называть? Не такие, как все? Да, пожалуй, не такие, как все. Это, такое достаточно расхожее определение больше всего закрепилось, потому что «люди с особыми потребностями» – как-то не очень звучит. Вот честно: в нашей стране это определение имеет особую печать, особый оттенок, действительно неприятный.

Почему решили, что традиционных ведущих не будет, только эксперты-психологи?

А не место традиционным ведущим в этом проекте. Что вести? Что презентовать, если мы в этом проекте решили помогать людям? Здесь на самом деле каждую минуту в кадре и за кадром – помощь. На свидание парня снаряжает не только эксперт (хотя и он все время держит за руку, успокаивает), но и парни со съемочной площадки – операторы, режиссеры – что-то тоже советуют. Одного, например, они брили перед свиданием. Это же невозможно все снимать! И когда один парень другому говорит: «Нет, чувак, это непорядок, я тебя сейчас причешу!», и причесывает, хотя вообще-то он ассистент или оператор и не обязан это делать, просто переживает за участника программы по-человечески, — это дорогого стоит.

Как вы искали «не таких как все»? Это сложный вопрос, потому что такие люди на телевидении, да еще и в программе о любви… решится не каждый.

Я даже не смогу сосчитать, сколько путей было направлено на поиск наших героев, потому что искали всем миром. Когда заходили в проект, нам бросился помогать кастинг-отдел, который есть на «Новом канале». Они очень большие умнички, направили все силы нам в помощь. Искали через соцсети, опубликовали анкету на сайте и постепенно, потихонечку находили людей. А потом вообще искали всем телеканалом и находили в Макдональдсах, на улице, на остановках, по соседям.

Какие были критерии?

Очень размытые. Если ты не такой, как все, и из-за этого тебе сложно, из-за этого ты один – давай сюда, к нам! Это – самый главный критерий. И мы поняли, что не такие, как все у нас – на каждом углу. Вот спроси себя: а ты – такой, как все? А ты не белая ворона? Может быть, ты это тщательно скрываешь?

Многие из людей, которые стали нашими участниками, имеют физические особенности, но это не обязательное условие. Они не похожи на других, им сложнее найти любовь, их не всегда понимают и принимают, но они ни не опустили руки и потрясают самим фактом своего существования, тем, как они живут. Насыщенностью жизни. Вот если они не сложили ручки и действительно готовы бороться, мы их берем.

Параллельно с такими людьми у нас есть и другие. Один эпизод «Половинок» – это 90 минут, для телепроекта – достаточно много времени. В эпизоде две истории. И рядом с теми, у кого есть физические особенности, в одной программе – люди с психологическими особенностями.

Например?

Например, вы можете увидеть в проекте одну линию о человеке, который родился без двух ног и без рук. Рядом – о парне, которому 23 года и он еще ни разу не целовался. Особенный. Или тот, кто очень хочет, чтобы его заметили. И лучшее, что придумал – это фотографировать попу и выкладывать в соцсети. Об этом не принято говорить, но это происходит в обществе. Это – наши люди.

Ваши коллеги говорили, что в кастингах принимали участие более 3000 человек.

Кастинги – это отдельная эпопея. Наши участники – большие умнички, потому что они приходят, и они готовы говорить. Я благодарна каждому, кто стал участником, и тем, кто пришел, но не стал. Это большой – большой шаг – заговорить в открытую о своей проблеме, не желая, в общем-то, публичности и звездности и при том, что этот проект обнажает все. Причем «обнаженка» у нас есть и в прямом, и в переносном смысле. Душу обнажают все, остаться «одетым» в этом проекте невозможно. Раздеваются догола и глубже. Но открываться нашим людям очень тяжело.

В этом помогали психологи?

Да, на проекте работали психологи. Они действительно включались и помогали. Но я снимаю шляпу перед нашими редакторами. Редакторы «Половинок» – это те люди, которые интервьюировали участников кастинга, а потом вели их вплоть до съемочной площадки.

Кастинги были сложные эмоционально. Периодически выключались камеры и кастинг останавливали, потому что редактор вставал со своего места, подходил к человеку вплотную, становился на колени и объяснял – я тоже живой и чувствую, как и ты, хочу тебя слышать, я не буду делать больно. И во время съемок проекта сначала камеры достаточно часто выключались, потому что людям было некомфортно. В час по чайной ложечке редакторы приучали наших участников, что нужно открыться, смело взглянуть в лицо ситуации, даже если есть какие-то недостатки. Это нужно сделать, чтобы мечта стала реальностью, чтобы не быть больше одиночкой.

Наверное, еще и в этом отличия, потому что западные люди более раскрепощены.

Конечно. На западе другая ментальность, например, в нашей стране только слышали о пандусах. А вы пройдитесь по Нью-Йорку – с обычными прохожими дорогу делят люди со слуховыми аппаратами, на инвалидных колясках. И эти люди на колясках полноценно сами передвигаются по городу. Они занимаются шоппингом, спортом, их очень много на улицах, а у нас – нет. И не потому, что таких людей в нашей стране меньше, а потому, что для них нет условий, и они сидят дома.

При этом посмотрите, какие они у нас красивые, и физически, и духовно. Вот только нет у них условий для жизни. Вот простой пример: парень, приглашая девушку в ресторан, остается внизу, потому что нет пандуса, а он на коляске не может преодолеть ступеньки.

Как организовывались свидания? Учитывались ли пожелания героев проекта?

Учитывались, причем все и самые невозможные тоже. Мы вообще поняли здесь, что невозможного не существует. Огромный штат людей – я говорю и о творческой команде, и об администраторах, локейшн-менеджерах, операторах, звукорежиссерах, технической поддержке, – люди всем миром исполняли желания сумасшедших влюбленных. Как умеют любить эти люди, вам и не снилось! Их фантазия не знает границ. Но чего нам стоила реализация их мечты об идеальном свидании, знают только люди, которые эти желания воплощали в реальность. Были подземные свидания, где, под угрозой жизни и целостности аппаратуры, с огромным количеством светотехники, мокрыми кабелями, камерами под дождем, между трубами еле протискивались съемочные группы, чтобы мальчик мог устроить диггерское свидание мечты. Свидания в самолетах, под самолетами, с парашютами, по ночам… Было практически все, что можно придумать.

Было свидание, где ради любви человек на протезах вместо ног забрался на колокольню Софийского собора. Это святое место, обзорная площадка, откуда делают снимки Киева только физически подготовленные фотографы. Когда смотришь на такое, хочется делать невозможное. В этом проекте невозможное делали все. Слова «нет» не существовало. У нас проект о любви, к которому не подойдешь формально – это мы делаем, а это – нет. Это не только бабочки и радуги, хотя они тоже в избытке присутствовали, и радуги, и бабочки.

Проект «Половинки»Что впечатлило больше всего?

Многое. Но, наверное, важно было ощущение, что нам как будто помогали оттуда, сверху. Например, была история о парне, который оставался девственником глубоко за тридцать. Это – безусловная проблема, ему нужно было что-то поменять в себе. В тот момент, когда его возможная половинка об этой проблеме заговорила впервые, дождь шел стеной. Как только они начали говорить и вышли из машины – на полнеба радуга. Вот как это может быть?

А как искали «половинки» для главных героев?

Вывешивали анкеты участников на сайте и люди, которые хотели бы попробовать построить с ними отношения, приходили к нам, звонили и так далее. Выходили как-то на связь. Мы разговаривали даже с людьми из других стран СНГ. Но понимали при этом, что у нас своих потенциальных героев хватает, это первое, ну а второе – в связи с ситуацией, которая сложилась в стране, людям из других стран физически сложно к нам приехать на съемки. Но своих мы все равно снимали, не смотря ни на что – крымчан, и парня из Донецкой области. Каких усилий стоил их приезд? Сколько нервов, сил, времени было потрачено группой проекта? Это отдельная история.

Результаты попыток сложить пару были иногда очень неожиданными. Например, в программе участвовала девушка, у которой проблема с лицом. Одна часть нормальная, красивая, а другая… другая, как будто два разных человека. Эта тема безумно болезненная для девушки, которая действительно красива, которая пашет над своим телом, которая нацелена на успех, которую эта часть лица тянет вниз, в бездну, не дает быть счастливой.

Эта девушка совершенно искренне рассказала о своей проблеме и своем одиночестве. Когда ей предложили построить отношения с совершенно милым парнем, которого по факту, в последнюю очередь интересовала ее внешняя особенность, пара не сложилась – не сошлись характерами. Дело не в физических моментах, а в том, что происходит в нашей голове.

Много было пар, которые сложились, можете похвастаться?

Мне сложно сейчас подсчитать, но десять сложилось точно. Было даже так, что отношения в проекте заканчивались обручальными кольцами.

Но ведь совсем мало времени проходило с момента знакомства?

Да, времени проходило немного. У ребят было по сути два больших свидания, но каждое – как маленькая жизнь. Такое свидание могло продолжаться день и переходить в ночь. После свиданий, где их вели – направляли эксперты, после общения с группой, люди с парой или без выходили с проекта другими. У них менялась даже манера говорить, походка, осанка. Я не случайно привела в пример эту девочку. Коляска, протез – это что-то поверхностное. Людей делают одинокими их тараканы в голове. Поэтому это проект не о людях с особенностями. Это проект о каждом из нас.

polovinki (2)Насколько я понимаю, проект уже отснят полностью?

Сегодня (21 сентября – прим. Mediasat) крайний съемочный день. Но работа над проектом продолжается, кастинги не останавливаются. Я не знаю, можем ли мы говорить о втором сезоне, и будем ли мы о нем говорить, но все возможно. Съемки заканчиваются, работа над проектом – нет. Если вы думаете, что после съемок наши редактора прекращают общаться с героями проекта, то это не так.

У людей иногда складывается впечатление, что именно так и происходит – проект отсняли и все.

Я могу точно сказать, что, заканчивая съемки, съемочная группа не отпускает участника, и участник не отпускает съемочную группу. Этот проект роднит и знаете, какой это общий праздник, когда кто-то громко объявляет: «Ой, Ваня написал, что они поцеловались еще раз!». Это стало нашими главными победами и медальками.

Что для вас было сложнее всего или оказалось неожиданным?

О сложностях говорить не хочется. Что неожиданно? Я знала, что этот проект будет революцией, но не думала, что настолько. Я не ожидала, если честно, что получится до конца сломить лед, достучаться до людей. Никогда не думала, что наши участники, люди, которым всю жизнь приходилось защищаться, будут настолько благодарными, настолько открытыми любви и добрым отношениям. И вот этот слом, когда девочка, которая всегда говорила шепотом, уже хорошо поставленным голосом говорит: «Я – красива!»… Я думала, что такое бывает только в кино.

Очень сложно мне было быть во всех местах одновременно. У нас работало шесть съемочных групп, они по три, чередуясь неделя через неделю, снимали параллельно свои истории. И, когда у всех происходило что-то экстренное одновременно, и это что-то – переворот мира и снос мозга – бывало непросто. К кому-то, например, приехала на площадку милиция, где-то съемочная группа отказывается уходить с площадки в три часа ночи, потому что у героев пошла романтика, а это значит, что еще сутки нам не спать. А съемочная группа не пьет шампанское вместе с героями, признаваясь в любви и паря на крыльях. Но понимали – надо. А в третьей съемочной группе, например, вдруг герой решал, что ему нужен парашют. Да, он должен ради любимой прыгнуть и обязательно завтра с утра! И это – парень с ДЦП, и это – ночью. Это невозможно ведь так быстро сделать. Но в этом проекте было сконцентрировано столько желания сделать любовь реальной и изменить жизнь, что, повторюсь, возможно было все.

Я очень рада, что в моей жизни случился такой проект, потому что это счастье для телевизионщика – делать то, что хочешь, и так, как хочешь.

polovinki (3)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4