ПОДЕЛИТЬСЯ
Cinema Drama

Недавно представители украинского кино говорили о том, как важно определить жанр фильма, чтобы он был успешен в прокате, какой процент бюджета нужно выделить для того, чтобы его правильно разрекламировать, как это делать грамотно. Некоторые из этих вопросов частично затронул в своем online мастер-классе продюсер Георгий Малков. Он продюсировал, в частности, фильмы «Мамы»-1,2,3, «Мамы, с Новым годом!», «Чемпионы», «Я буду рядом», «Пиковая дама» и другие кассовые проекты. Прослушав вебинар, организованный профессиональным объединением сценаристов «Сентябрь», опустив вопросы-ответы и лирику, публикуем самое, на наш взгляд, интересное в необычной форме – в цитатах. Ведь мы теперь знаем, что отступления от жанра возможны, и что главное правило состоит в том, что никаких точных рецептов и жестких правил успеха проекта нет.


 

Мы говорим о прокатном кино, у которого в последнее время все плохо и которое никто в принципе не хочет покупать. Поэтому в данной системе должны существовать и творческие единицы, и продюсеры.

В нынешних реалиях, я думаю, большинство продюсеров не уверены, что покупать, какую историю заказывать, какой жанр пойдет, потому что сейчас нет железного правила или жанра, который гарантирует успех вашему фильму.

Однако первое, что помогает продавать кино, – это именно жанр. Разговоры о том, что академичные жанры уже не работают, вполне допустимы. Возможно, это так. Но уверен: если академическая комедия, академический ужас сделаны по-настоящему смешно или по-настоящему страшно, то они будут интересны зрителю.

В моем понимании первое, что продает – это жанр, причем хорошо выдержанный, потому что в последнее время появилось и у нас, и на зарубежных рынках много примеров хорошо выдержанного жанрового кино, и зрителю точно есть с чем сравнить.

Действительно сегодня важны какие-то неожиданные повороты в самой истории, использование элементов другого жанра. Это отличная почва для экспериментов, потому что сказать о фильме: «просто хорошая комедия» – хорошо, но, если мы добавим, что в нем есть что-то неожиданное, это может стать хорошим проводником к зрителю, усилит интерес к проекту.

Какие-то интерпретации жанра зритель хочет видеть и ожидает в классическом жанре, это правда. Но, повторюсь, сначала у зрителя не должно быть претензий к основному жанру. Мы можем придумать комедию, в которую включим много нового и неожиданного, но, если зрителю будет не смешно, фильм провалится.

Любой жанр в структуре должен иметь мелодраматическую историю. Когда я говорю должен – подразумевается мое видение ситуации и один из путей, конечно же. Но, на мой взгляд, любой проект сегодня должен быть отчасти мелодрамой.

Еще один равновеликий и равноценный элемент – персонажи. Зритель понимает, что увидит очередной фильм в данном жанре, где ему плюс-минус понятно развитие сюжета, и элементы этого сюжета он уже предсказывает, как искушенный в кино человек. Но то, чего он не может предсказать, что точно его может удивить (а главная потребность, с которой зритель приходит смотреть фильм, – это получить какой-то элемент удивления) – это персонаж. Неожиданный, новый, не надуманный. Неожиданно интересные персонажи не значит, что таких персонажей не должно существовать в жизни. Но их присутствие должно двигать историю в то русло, в котором увеличивается качество фильма. Все последние голливудские тренды относительно персонажей как раз про это.

Когда есть дискуссия между продюсерами и творческими единицами о качестве, то можно долго расползаться мыслью, и даже говорить конструктивно. Но! Всегда есть поле, куда можно выйти с этим спором вовне. Это люди, которые работают с кино – то есть, прокатчики. У представителей кинотеатров, как правило, всегда есть правильная обратная связь и понимание, что работает, а что нет.

Есть такое правило: если ты не можешь ответить на вопрос: «Чего хочет зритель?», то хотя бы ответь на вопрос: «Чего зритель точно не хочет?». Имея последнюю статистику по прокату фильмов, это можно увидеть, понять и просчитать.

Все приходят с идеями. Идеальная история представления идеи – когда автор может четко ее сформулировать в паре предложений. Есть логлайн, дальше, если проект заинтересовал, – расширенный синопсис и какая-то одна расписанная детально сцена. Она может потом в фильме быть в таком виде, в измененном или не быть вообще, но она поможет на начальном этапе понять, что может автор, как он понимает, что это за сцена, зачем она и о чем.

Мы не работаем с диалогистами. Фильм – уникальный проект и здесь говорить о том, что кто-то распишет диалоги, а кто-то еще что-то  не приходится. Здесь ни одна система не даст гарантированного результата.  Если у нас так случилось, что мы не работаем с диалогистами, это не значит, что у других тоже не получится.

Когда я говорю о том, что ты должен писать сценарий и делать историю, которая тебе близка, то я имею в виду, что тебя должно драйвить от возможности написать историю, близкую к реалиям. Кино должно быть актуальным. Если тебе актуальное существующее информационное поле интересно и в нем ты нашел какую-то историю,  и придумал, как ее переродить в жанровую историю, это прекрасно. Но бывает и иначе. Однако есть разные этапы, есть режиссер, которому эта история может оказаться близка,  и он ее будет двигать. Или появится интерес у продюсера, история может быть ему ближе, чем автору, и он ее докрутит. Не может быть, чтобы история была бесхозной на каждом этапе.

Жанры драмеди и фентези. Продюсеру нужно больше действий, чтобы этот проект случился. Привлечь бюджет, пройти питчинг Фонда кино и так далее. Но эти жанры актуальны, я бы от них не отказывался. Драмеди – это мелодрама с элементами юмора – то есть, история, которая ментально нам ближе, чем классическая комедия. Комедия элементарно тебя развлечет. Но в период кризиса принятие решения о покупке билета другое,  человек хочет за свои деньги получить более дорогую опцию. Комедия – это легкая опция. А слезы, сопереживая – дорогая. История с драмеди или мелодрамой, так, чтобы ком в горле, мне кажется, как раз правильный путь для того, чтобы фильм был успешным.

Дорогие истории в рублях не стали дороже. Но при этом возросла их монетизация на мировом рынке. Условно говоря, фентези, боевики всегда плюс-минус продавалось на мировом рынке, и приносили выручку. Только, если раньше казалось, что 10 000 долларов за территорию – мало, это было всего 300 000 рублей, то сейчас это – 700 000 рублей. А цена производства осталась в рублях приблизительно той же. Никто не будет менять стоимость аренды камеры, потому что доллар подрос, а она когда-то покупалась за доллары. Поэтому ужасы, если они хорошо сделаны, это точно тот жанр, который будет приносить прибыль с  других территорий.  Фильмы – катастрофы, фентези – это все имеет перспективу.

Для продюсера сегодня делать криминальную драму – только если очень-очень любить данный жанр. Ты должен быть режиссером 60+, чтобы тебе поверили в Америке, и рядом с тобой должны быть друзья-актеры того же возраста. Криминальная драма сейчас в воплощении, более интересном для зрителя, ушла на телевидение.

Мы не используем плотно аутсорсинг. На аутсорсинг ведь отдаются достаточно технические вещи. Даже если в Россию, к примеру, отдают на аутсорсинг графику американского проекта, о чем многие сейчас говорят, то вопрос в том, что наши специалисты выступают как руки, а идеологически оно все создавалось там. Если к нам приходит в работу элемент какого-то фильма, то чаще всего речь идет о технической работе.

Одна из перспективных форм для многих даже больших компаний, работающих в индустрии, пережить кризис и как-то развиваться – это перенести производство в страны, где цены, например как в Болгарии, упали, а качество продакшна, я считаю, не ниже.

Инвесиции в кино чаще всего до сих пор не инвестиции. Это энтертеймент, фан, меценатство, желание отвлечься от какого-то основного бизнеса, но профессиональный инвестор, который вдруг решил бы прийти и заняться именно инвестициями в кино, понял бы, что это не инвестиции вовсе. Окупившихся фильмов в прокате пока в процентном соотношении очень немного, не смотря на успешные проекты последних лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox A5
Openbox A5
Openbox A5
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая публикацияПорошенко принял законодательные изменения касательно СМИ
Следующая публикацияApple TV FAQ: Всё о новой медиа-приставке от Apple
Наталия Тютюненко
Образование: филолог, украинский язык и литература, мировая литература Опыт работы: в журналистике – более 10 лет. Начинала как МС и ведущая новостей на FM-радиостанции «Топ-радио» (г. Сумы, Украина). В печатной журналистике с 2001 года. Училась писать в ИД «Коммерсант», работала корреспондентом журналов «Коммерсант-Деньги», «Секрет Фирмы», редактором отдела «Финансы и банки» журнала «РБК», обозревателем «Бизнес-журнала». По итогам 2011 года получила премию PRESS-звание за лучшую статью о проблемах малого и среднего бизнеса.