Домой Интервью «Сложнее всего внушить зрителю иллюзию полета»

«Сложнее всего внушить зрителю иллюзию полета»

ПОДЕЛИТЬСЯ
Виталий Лузкарь

Феерические телешоу, направленные на поиски талантов, примагничивают к экранам украинских телезрителей вот уже несколько лет подряд. Наверное, мало найдется тех, кто хотя бы раз мысленно не примерил на себя роль участника такого проекта, или, обладая большей смелостью и фантазией – не мечтал стать победителем. Но что случается с главными героями таких шоу дальше, через два-три года? Это, к сожалению, остается за кадром. Корреспондент Mediasat обратила внимание на расклеенные по Киеву афиши программы «Новогодняя иллюзия» иллюзиониста Виталия Лузкаря, победителя шоу «Україна має талант» 2011 года, и поговорила с ним о реалиях существования в рамках телепроекта, жизни до и после телешоу, сложностях изготовления реквизита, мечте о собственном театре иллюзий, голубях и многом другом.

Виталий Лузкарь и Оксана Марченко
Mediasat: Мы все смотрим талант-шоу и видим сказочную картинку: массу внимания к их участникам, шикарные призы победителям. Но праздник заканчивается. Что происходит потом?

Сначала узнают на улице, просят автографы. Но это, слава Богу, быстро проходит, потому что устаешь от того, что ты нормально не можешь в магазин сходить.
В отношениях с телеканалом дальше все просто. Тебе пытаются предложить контракт, который ставит тебя в полную зависимость. Ты без их согласия не можешь практически ничего сделать. Все контакты с прессой только через канал, все видеосъемки только с разрешения телеканала. Слава Богу, мне этого избежать удалось.

Mediasat: Каким образом?

Просто пришел и сказал, что не телеканал меня сделал артистом. Я артистом был до проекта, остаюсь им и после. Я поучаствовал в программе, стал более популярным и получил главный приз, а телеканал заработал на этом шоу деньги. Никто никому ничего не должен. Тем более так получилось, что когда я только выиграл миллион, и пресса писала: «фокусник-миллионер», никто не понимал, что я находился в непростой ситуации, потратил все свои сбережения на реквизит и даже влез в долги. Я же во время съемок еще и не работал, и мне нужны были деньги, чтобы было с чем хотя бы в магазин сходить.

После проекта снова начал работать, возобновил старые контакты. Через полтора месяца встретился с представителями телеканала и услышал, что не имею права без их разрешения работать, и должен им кучу денег. Я удивился, честно говоря. Я работаю по своей специальности. Если бы до шоу, допустим, я был грузчиком или строителем, и сначала пришел на проект, где меня научили фокусы показывать, а потом вернулся работать на стройку. И что теперь, был бы должен со стройки деньги носить? Проценты от зарплаты? Это неправильно. Но мы нормально поговорили, и, в итоге, поняли друг друга.

Mediasat: На время съемок заключали какой-то контракт?

Он был не такой жесткий. Меня просто попросили не появляться на телевидении.

Mediasat: Расскажите, пожалуйста, немного о своей жизни до шоу.

Я занимаюсь фокусами с 17 лет. И до появления на телеканале уже объездил всю Европу и Азию со своими постановками. На «Україна має талант» хотел пойти и раньше. На кастинг первого сезона даже пошел, но не сложилось, так как на тот момент телеканалу в эту программу фокусники были не нужны. Во время кастингов на второй сезон я был на гастролях в Индии, поэтому не участвовал. Когда мы вернулись из Индии, начались кастинги третьего сезона. Я пришел и сразу же поссорился с представителями канала, потому что мне сказали: «Ну вот, давайте переодевайтесь прямо здесь». А «здесь» – это большой холл в ДК КПИ с кучей народа. Я отказался переодеваться, так как это даже просто неэстетично и неэтично – вокруг дети бегают… Попросил найти мне гримерку. В любом случае, условия должны быть нормальные: к вам приехал артист с кучей реквизита, а вы ему предлагаете в холле раздеваться? В итоге нашли место за кулисами, где я спокойно переоделся, подготовился и отработал номер.

luzkar_01
Mediasat: Удивительно, что вы пошли на конфликт и, все-таки, прошли дальше, впечатлили их?

Я с ними на протяжении всего проекта спорил. И даже за пять минут до объявления победителя в прямом эфире, умудрился поспорить с генеральным директором «СТБ».

Mediasat: Из-за чего?

Так получилось, что во время проекта на «СТБ», мне предложил контракт «1+1». Речь шла о передаче о фокусах, американский формат. Когда проходило шоу «Україна має талант», я подписал с «Плюсами» контракт, и мы уже даже начали делать вместе какие-то разработки… Но вдруг об этом узнает директор «СТБ». Меня вызывают прямо за пять минут до прямого эфира к нему и говорят: «Что это такое? Ты – наш, у нас с тобой контракт, ты не имеешь права ничего подписывать с «1+1». Я отвечаю: «То, что мы подписали до начала проекта – это не контракт. «1+1» предложили контракт с зарплатой. А у вас зарплаты нет, работать нельзя, дышать нельзя, да еще я и не знаю, выиграю ли этот миллион». В общем, резко поговорили, все плохо, я получился удивительный такой негодяй. В общем, вышел из кабинета с пониманием, что в любом случае уже не буду победителем. Но, как бы директор на меня не злился, мне дали победить. Видимо, на «СТБ» все происходит честно.

Mediasat: В интервью вы говорили, что у вас были большие планы на призовой фонд – и шоу свое запустить, и театр иллюзий открыть. Что и почему получилось и не получилось?

Театр иллюзии я хотел бы открыть и сегодня. Но, когда попробовал это сделать, столкнулся с тем, что никому в нашей стране это не нужно. У нас востребованы разовые проекты. Приехал Киркоров, собрал кассу и уехал. Ну не настроены у нас создавать такие большие шоу, как в Европе, когда делают программу и катают ее год, два, три. И это шоу настолько классное, что тебе хочется его посмотреть еще и еще раз. Потому что там все очень качественно: правильно выставлен свет, подобраны актеры, пошиты эксклюзивные костюмы, подобранные хорошо по цветовой гамме. У нас, к сожалению, такого нет и не знаю, скоро ли будет.

Mediasat: Насколько дорого стоит сделать такое шоу?

От миллиона долларов, если мы говорим о шоу европейского уровня. Я ходил на такую постановку в Берлине, которая стоила полтора миллиона долларов – с репетициями, режиссерами, костюмами и так далее. Но это отбивается, потому что билеты на шоу стоят от 20 до 150 евро, вместительность зала – до 2000 зрителей. Постоянно – аншлаги. Программа окупается за полгода, а следующие полгода – зарабатывает деньги. А в нашей стране этим никто не хочет заниматься.

Mediasat: С театром иллюзий на чем вы споткнулись?

Сначала мы сняли студию, начали репетиции. Но столкнулись с кучей бытовых проблем, с тем, что хотя бы частично спонсировать долгосрочный проект никто не хочет. Это для вложения средств – что-то новое, неиспытанное, не понятно, пойдет ли и как скоро пойдет. Наши же инвесторы хотят вложить миллион и сразу же практически его окупить. Европейские, американские бизнесмены, когда начинают бизнес и выходят через год в ноль – это счастье. У нас же, если вложил деньги и через год вышел в ноль, – трагедия. Работал, работал – и ничего не заработал.

Mediasat: Что удалось сделать за три года после проекта?

Мы сделали новые эксклюзивные номера, которых ни у кого нет. А позже – свое полуторачасовое шоу «13 иллюзий». Я работаю не один, а с коллегой, Виталием Горбачевским, которого знает весь мир, а в Украине он пока не знаменит. Мы вместе делали постановку номеров для «Україна має талант», а после – совместные номера и шоу.

Виталий Лузкарь - фокусник

Mediasat: Почему «13 иллюзий»?

Иллюзионное искусство основывается на 13 эффектах. Дальше этого не пойдешь. Что может сделать фокусник? Появиться, исчезнуть, внушить мысли, передвинуть предметы, взлететь и так далее. Мы в этом шоу показываем все 13 эффектов.

Mediasat: Почему к этому проекту шли так долго – три года?

Потому что не было человека, который мог бы нас собрать, организовать и сделать программу. Все это время мы старались зарабатывать деньги и делали эффекты и для чужих шоу, и для себя. Например, приходит заказ для программы сделать так, чтобы Могилевская исчезла в одном месте и появилась в другом. И это довольно сложно и требует времени на самом деле.

Mediasat: А какой эффект из 13 – наиболее сложный?

Полеты. Сложнее всего внушить зрителю иллюзию полета предмета. Все понимают, что подвох есть, но тебе нужно внушить веру в сказку и сделать так, чтобы зритель не задумывался о том, как делается трюк, а радовался чуду и получал удовольствие.

Mediasat: Вы говорили о том, что во время шоу вкладывались серьезно в реквизит. А что в реквизите фокусника стоит дороже всего?

Самое дорогое – это руки (смеется). Сложно сказать. Но там столик нужен, там зеркало, там – подставка. Так по копейке и набирается серьезная сумма.

Mediasat: А где делают наилучший в мире реквизит для фокусников?

Конкретное место или страну я назвать не могу. Существуют в Америке фабрики по производству реквизита для иллюзионистов, но я не могу сказать, что их продукция – наилучшая. Эксклюзивные вещи у них стоят очень дорого, у нас в Украине их можно сделать гораздо дешевле. Нельзя сказать, что там идеально сделают, скорее – качественно и дорого. У меня есть своим мастера в Украине, которые занимаются моим реквизитом.

Mediasat: Откуда берете идеи для фокусов?

Отовсюду. Идеи – это такая штука, что приходит внезапно, и ты пытаешься это сделать. Нельзя сидеть дома и надеяться, что, сидя на стуле, придумаешь идею. Нужно работать, экспериментировать, пробовать – в ходе такой работы и приходят в голову идеи. Если ты хочешь написать песню, ты должен садиться и писать ее. В иллюзионном жанре нужно репетировать и смотреть, как твой номер выглядит со стороны. То есть, ставится камера, все записывается и отсматривается. Потом снова записывается, просматривается, с какой стороны видно или не видно секреты.

Виталий Лузкарь фокусы

Mediasat: А есть ли специфика подготовки номеров для телевизионных шоу, ведь камера на кране может показать, что не нужно в самый неподходящий момент.

В прямом эфире действительно есть сложности. Мы очень долго с ребятами выставляли ракурсы на репетиции, я объяснял, где и как лучше не снимать. На «СТБ» все в принципе поняли свою задачу, чего не делают другие телеканалы. Им интереснее показать секрет трюка, чем удивить зрителей. «СТБ» – единственный телеканал, который шел навстречу и помогал делать хорошую картинку. На других телеканалах, когда происходит съемка, просишь близко и с определенного ракурса не снимать, но режиссер на ПТС делает в итоге все по-своему, ему интереснее подсмотреть и показать внутреннюю кухню фокуса. Это неправильно, в Америке за такие вещи штрафуют, с телеканалами судятся и выигрывают приличные деньги. У нас, к сожалению, этого нет.

Mediasat: Вы не пытались заинтересовать шоу, связанными с иллюзиями, наши телеканалы?

В этом году, если в нашей стране все нормализуется, мы попробуем сделать такое шоу. Мы уже год ждем, что все нормализуется, но что-то предсказать здесь нельзя. Пока с телеканалами все слишком просто: пока у тебя есть деньги, ты к ним приходишь, и они тебя показывают ровно до тех пор, пока деньги не закончатся. Чтобы заинтересовать канал, у тебя должен быть формат передачи, которая успешно уже где-то прошла, к которой есть библиотека рейтингов и прогнозы на просмотры. Тогда реакция: о, хорошая передача, она даст рейтинги и прибыль. Приходить и показывать на пальцах, что есть идея, которой в Украине не было и не будет, вы только дайте нам камеры и помещение и мы ее попробуем реализовать… на это телеканалы не идут. Им проще купить формат за рубежом.

Mediasat: Вы на ТВ присутствуете со своими номерами или ушли в подготовку шоу?

Сейчас с телевидением очень сложно. Год тому назад шла речь о программе, была заинтересованность «Интера», «НТН», но потом положение Фирташа резко изменилось и все проекты закрылись. Та же ситуация на большинстве телеканалов, они ждут лучших времен.

Mediasat: Какого типа телешоу Вы хотите сделать?

Как минимум, это может быть программа, когда мы ходим по улицам и удивляем людей. Как максимум – приглашать в студию зарубежных звезд иллюзионного искусства, показывать красиво снятые номера, делать интервью и давать какой-то эксклюзивный трюк от гостя. Все то же самое, что у нас делают представители других жанров, можно делать в иллюзионном жанре.

Mediasat: С коллегами, в том числе из-за рубежа, общаетесь?

Конечно. Это достаточно дружная тусовка, потому что нас на самом деле мало, и мы стараемся делиться своими находками, интересами, советами…

Mediasat: А как насчет того, чтобы хранить свои секреты?

Сейчас время такое, что мало что можно скрыть в принципе. И чем быстрее ты поделишься с коллегами, что придумал что-то новенькое, тем меньше шансов, что у тебя это украдут и где-то покажут.

Mediasat: То есть, сарафанное радио – на страже авторских прав. А где можно научиться искусству иллюзии?

Кафедра иллюзии находится в Эстрадно-цирковой академии. Здесь дается очень хорошая база, школа в целом очень профессиональная. Только в нашей стране можно получить государственный диплом иллюзиониста. У нас уникальная страна. Во всем мире мои коллеги заканчивают театральные школы, мастерские и так далее.

Виталий Лузкарь иллюзионист
Mediasat: Хорошо. Сначала – самообразование по книжкам и видеоурокам в сети, дальше, если проявить упорство и поступить – высшее образование. А где учатся иллюзионисты уже с опытом работы? Есть ли какие-то мастер-классы, курсы?

Только на практике, только сами. Ты можешь посоветоваться с кем-то из коллег по поводу каких-то деталей, но развиваешься только в процессе работы и трюки придумываешь сам.

Mediasat: Как много приходится заниматься, чтобы достичь филигранной техники?

На тренировки уходит практически все свободное время. Едешь в машине – крутишь в руках монетки, зажигалки. Все время чем-то занимаешься, делаешь разминку. Тем и хороша наша профессия, что ты можешь постоянно тренироваться, графика, как такового, нет. Его, при желании, можно составить, но у меня его нет.

Mediasat: Новый год для иллюзионистов – горячее время. Отдыхали на праздники?

Нет, и время горячее, и летать сейчас куда-то не очень как-то радостно и спокойно. После праздников мы начали дорабатывать и улучшать номера. Хорошо бы еще записать шоу на видео, как концерт.

Mediasat: У вас сегодня в шоу задействованы голуби. С другими животными работать не планируете?

Нет. Только голуби и все. Я даже не знаю, с кем еще можно работать, так как это уже будет не фокус, а дрессура. Мне с детства не нравятся дрессированные животные в цирке.

Виталий Лузкарь и голуби
Mediasat: Возвращаясь к теме телешоу: что бы вы посоветовали тем, кто сегодня хочет принять участие в талант-шоу типа «Україна має талант»?

Быть готовыми к тому, что вы можете не попасть в формат. Когда я попал в программу, по формату у них должен был быть фокусник. Это не значило, что фокусник должен был победить. Нет, просто они решили, что для большего интереса, фокусник обязательно должен быть. Если ты подходишь по формату, дальше все зависит только от тебя. Например, было бы интереснее, чтобы победил уникальный акробат, а не вокалист. Но, если на концерте акробат допустил промах, а вокалист спел великолепно, победит, конечно, вокалист. Все решается СМСками, а не руководством сверху. Говорю об этом по своему опыту.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Тютюненко
Более 20 лет опыта работы в журналистике и PR. Работала журналистом делового еженедельника «Коммерсант-Деньги», обозревателем журнала «Секрет Фирмы», обозревателем «Бизнес-журнала», руководителем отдела «Финансы и банки» журнала «РБК». В 2011 году получила премию PRESS-звание за лучшую статью о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Обладает опытом работы в области связей с общественностью: была советником по связям с общественностью Городского Ипотечного Банка, пресс-серетарем Незаивисмой ассоциации телерадиовещателей Украины, пресс-секретарем компаний «Мостелефильм», «Киевтелефильм» и др.