Домой Телевидение Контент «Говорит Украина». Украина слушает

«Говорит Украина». Украина слушает

ПОДЕЛИТЬСЯ
Алексей Суханов

Специальный корреспондент Mediasat Наталия Тютюненко провела 8,5 часов на съемочной площадке ток-шоу «Говорит Украина», которое выходит в вечернем прайме на телеканале «Украина», в попытке разобраться, кто и как делает программу, и что на самом деле она дает ее участникам.

В маленькую гримерку врывается высокая стройная черноволосая девушка. Кладет вещи на диванчик, категорично и даже резко говорит: «Нет, переодеваться не буду. Мне нужно сделать прическу и макияж. Успеваем?». Потом становится понятно, что она сильно нервничает, отсюда и эта резкость, и категоричность. Когда девушка выходит в коридор, ее подруга аккуратно объясняет: «Юля – не совсем обычная девушка. Она родилась мальчиком». И добавляет: «Мои родители не знают, хотя мы дружим очень давно. Я думаю, что они будут в шоке». Зачем Юля пришла на съемки программы? Как оказалось намного позже, для того, чтобы обратиться к родителям и в тысяча сто пятнадцатый, если не больше, раз попросить принять ее такой, какая она есть. Много лет ее попытки достучаться до них были безрезультатными. А сейчас она решилась прокричать очень личное фактически на всю страну.
Многие из тех, кто становится героем программы «Говорит Украина», рискуют. Рискуют потерять привычный круг общения, не справиться с поставленной задачей – что-то изменить в своей жизни, рассказав свою правду. Рискуют остаться не понятыми и не принятыми. Что страшнее – непонятно, но, видимо, другого выхода для них на данном этапе нет. Но они получают уникальный шанс все круто изменить, а часто — и внеэфирную, закадровую помощь и поддержку.
В свое время, анонсируя выход программы, руководство телеканала заявляло: «Мы верим, что площадка этого проекта станет тем местом, где люди смогут обсудить свои насущные вопросы, а зрители – увидеть яркие и необычные истории. Проект очень важный, очень емкий – мы долго к нему шли. Теперь мы взяли на себя непростую миссию, которая социально важна». Насколько получилось и получается это сделать? Мы постарались понять это, изучая процесс создания программы изнутри.

govorit_ua_03

Место, время, антураж

Съемки ток-шоу «Говорит Украина» проходят в большом павильоне на бульваре Лепсе. Снаружи он выглядит, как обычный ангар. Ничего примечательного. Однако когда заходишь внутрь, попадаешь в настоящий теле-киношный мир: большая черная штора отгораживает декорации от технической зоны, где располагаются гримерка ведущего и гостевые, а также редакторская комната и столик с чаем, кофе и бутербродами для тех, кто проголодался. Везде снуют люди, бегущие по Очень Важным Делам. Приводят гостей, что-то переставляют, поправляют, приносят и уносят. Кстати, черные стены студии, которые зрители видят в программе, – тканевые. Попытка опереться на одну из них почти закончилась провалом в прямом смысле этого слова.
В день нашего визита снималось четыре программы, это – обычная история для данного проекта. Дело в том, что программа идет в записи. Съемки – один-два раза в неделю по три-четыре программы за раз. Конечно, это большая нагрузка и на ведущего, и на весь коллектив, делающий проект. Вот те самые 8,5 часов в общей сложности были потрачены на запись двух программ с перерывом на обед и паузами между съемками. Это время нужно для того, чтобы подготовить, одеть, загримировать следующих участников программы и новых экспертов. А героев еще и подбодрить и настроить на положительный лад. А иногда работа может идти с 8 утра и до 21-24 часов. Нередко – два дня в неделю, чтобы снять материал с запасом. Конечно, после такой загрузки тому же ведущему нужно время, чтобы снова прийти в форму, восстановиться и к новым съемкам иметь запас в первую очередь душевных сил. Почему так долго? Почему запись, а не прямой эфир? Позже зададим эти вопросы ведущему данного ток-шоу Алексею Суханову.

govorit_ua_04 govorit_ua_05
В студии – большие экраны, здесь работает восемь камер, которые фиксируют со всех нужных точек эмоции героев программы, зрителей, ведущего, экспертов – все нужно делать одномоментно, никаких дублей, как в кино, здесь не существует. Мы тихонечко сидим в гримерке, по которой мечется молодая женщина. Перед нами – монитор, на котором транслируется все то, что происходит в студии. Это помогает гостям следить за ходом дискуссии и выходить в студию, понимая, кто и что до этого говорил. На экране ведущий расспрашивает маленькую девочку лет восьми о том, почему она не хочет жить с мамой. Женщину зовут Валентина, она – тетя малышки. Волнуется: «Она боится, ну не скажет, побоится ведь рассказать!». Какие дубли? О чем вы?
Для того чтобы разговорить ребенка и получить внятные ответы, Алексею понадобилось минут 10-15. Конечно, в итоговый вариант программы это не войдет, но этап необходимый – редко кто может легко изложить наболевшее, тем более – дети. Именно поэтому съемки одной программы, которая в эфире занимает час, в реальности могут длиться полтора и даже два часа. Тем более, что в них бывают и технические перерывы, связанные, например, с тем, что кому-то из участников нужно принести стакан воды или дать лекарство.

govorit_ua_02
Вход и выход для зрителей и участников разные. Когда зрители радостно выбегают на перерыв, покурить и подкрепиться, участники и эксперты спокойно приходят и готовятся к записи эфира.
Зрители программы – отдельная история. Если на многих ток-шоу этому сектору разрешается подавать признаки жизни только по команде специального человека, то здесь они шумят, смеются, возмущаются и даже кричат тогда, когда хочется. Точнее, когда слова героев программы их к этому побуждают. Наверное, такое расслабленное, не зажатое состояние позволяет им продержаться полный съемочный день – около 12 часов. Как выдерживают специалисты, которые делают программу, – отдельный вопрос. Как выдерживают зрители? «Да нам просто интересно, – говорит зрительница Елена. – Это такая заразная вещь, интересно сначала послушать, а потом увидеть себя в программе. Я знаю, что многие приходят сюда зрителями в студию не по одному разу».
Как попасть в студию? Объявления «требуются зрители на программу «Говорит Украина» можно найти на сайтах вроде vision.in.ua. Как правило, просят прийти людей в возрасте от 18 до 45 лет (хотя в итоге берут и тех, кто старше, просто это – наиболее активная возрастная категория). Требования к одежде: «Одежда стильная, не спортивная! Только рубашки, брюки, джинсы, платья и блузы! Верх – обязательно цветной». Все – ради хорошей, яркой картинки. На участии в съемках много не заработаешь, сумма зрителям причитается символическая – 60 грн, скорее – просто компенсация проезда.

Тонкие моменты

Наверное, один из тех вопросов, которые возникают в ходе просмотра любого ток-шоу, в котором участвуют наши сограждане: насколько их истории правдивы? Я убедилась в том, что в данном случае они существуют, и они настоящие. Дело в том, что герои одного из выпусков ток-шоу «Говорит Украина», на съемки которых я попала, как оказалось, живут в маленьком городке, где также обитает моя бабушка. Более того, живут на одной с ней улице. В общем, они – герои программы – существуют в реальности, живут рядом с нами, переживают сложные времена, решаются рассказать об этом, надеются на то, что им помогут и что жизнь после программы кардинально изменится.
Как правило, их находят редакторы программы и журналисты – люди, которые заточены на поиск тем и участников программ. Героям, которые обычно не являются очень состоятельными людьми, могут оплатить дорогу и, если нужно, проживание.
Именно из-за того, что все истории реальны, и речь идет о проблемах, сломанных судьбах, трудных случаях, на всех этапах – при первом контакте, в студии и после эфира при необходимости к общению подключается профессиональный психолог.
«Часто в сложных ситуациях именно я должен позвонить и поговорить с человеком, – рассказывает психолог проекта Сандро Коходзе. – Например, когда у нас речь идет о маме, у которой изнасиловали и убили дочку, то не каждый журналист сможет найти к ней правильный подход. Иногда я просто подсказываю журналистам, как говорить, чтобы это было корректно и как-то по-человечески. Например, если речь идет о женщине, пережившей или переживающей серьезную женскую драму, я сам, будучи мужчиной, не могу позвонить и сказать: я вас понимаю, как женщина женщину. Но часто ведь именно женская солидарность поддерживает и играет большую роль в том, чтобы человек начал слушать и услышал то, что мы хотим до него донести. Как психолог, я исповедую принцип: не навреди, и каждый раз ставлю перед собой задачу понять, сможем ли мы реально помочь человеку, полезно ли ему приезжать на программу или нет».
Да, здесь действительно ощущается этот самый человеческий подход и в том, как ведут себя редакторы с гостями, и в отношениях между членами команды. Кстати, сразу видно, где – сотрудники, где – приглашенные эксперты. Даже если ты визуально их не узнаешь, определяешь моментально по тому, что эксперты выглядят немного чужеродными элементами в отлаженном механизме продакшена.
Психолог рассказывает дальше, что в некоторых случаях никаких усилий недостаточно, чтобы человек согласился на участие. «У нас была поездка к семье, где родился малыш, у которого было два ротика, два носика, четыре глазика. Этим людям мы предоставляли все возможное – нашли людей, которые были готовы предоставить финансовую помощь, предлагали обследование у высококвалифицированных докторов, чтобы помочь разобраться, почему так произошло, и что делать дальше. Ведь, если этот дефект неизлечим, то к нему нужно приспособиться и научиться как-то с этим жить. Я и мой коллега-журналист были единственными посторонними, которые видели этого ребенка. Но уговорить приехать не получилось. В этом случае от нас требуется понимание».
Бывало и такое, что перед началом записи участники отказываются выходить или даже покидают съемочный павильон. Тогда психолог настраивает все-таки принять участие в программе и донести свою позицию, раз уж они решились приехать и говорить, то наверняка это для них важно. Возможно, даже последний шанс что-то изменить, достигнуть своей цели.
После съемок редакторы программы и психологи нередко поддерживают связь с героями программ. Они говорят, что и Алексей Суханов, бессменный ведущий шоу, также общается с некоторыми из них через свою страничку в Facebook. Правда, сам он об этом говорить не очень любит.
Кстати, работу психолога на практике понаблюдать удалось практически через полчаса. Участница программы выбежала в расстроенных чувствах, заскочила в гримерку и расплакалась. Эксперт, который довольно резко повел себя с ней на съемке, захотел поговорить, извиниться. Психолог дал ему эту возможность только тогда, когда участница немножко успокоилась и была готова слушать и слышать. До этого он не подпускал никого к героине, несмотря на уговоры и заверения в добрых намерениях. Конфликт был улажен.

govorit_ua_06

Зачем это нужно?

Юля, о которой шла речь в начале данного материала, приехала на проект, чтобы обратиться к родителям и попросить принять ее такой, какая она есть. Героини другой программы – бабушка и внучка – чтобы добиться своей правды, разрешения девочке и ее братику и сестричке проживать не с мамой, а с бабушкой. Кто-то из героев достигает своей цели, кто-то – нет. И Сандро Кохадзе, и Алексей Суханов говорят о том, что главная задача шоу – поддержать. Дать человеку надежду. О самых ярких случаях иногда снимают программы, в которых рассказывают о развитии ситуации после выхода истории героев шоу «Говорит Украина» в эфир.
Однако потенциальным участикам проекта нужно быть готовыми к тому, что их историю проверят, рассмотрят со всех сторон. Например, одна из программ завершилась тем, что гражданского мужа главной героини забрала милиция. Он, как оказалось, находился в розыске как злостный неплательщик алиментов. Это случилось на наших глазах. Честно: ни зрители, ни этот участник программы до конца не верили, что милиция приедет и действительно заберет его в отделение. Еще и по этой причине съемки двух выпусков растянулись во времени на целых 8,5 часов. Но – приехали и забрали. Его жене сказали номер отделения и она, причитая, умчалась следом: «Я не знаю, как мне теперь людям в глаза смотреть! Продам дом и уеду из города!».

Эксперты

Ток-шоу «Говорит Украина» может похвастаться тем, что открыло экспертов, которых позже с удовольствием стали приглашать на другие каналы. Однако поиск авторитетных людей, которые хотят и могут вникнуть в ситуацию и высказать свое мнение, идет постоянно. «У нас нет общего списка для всех программ, каждый раз мы приглашаем тех, кто может быть полезен», – объясняют создатели ток-шоу.
Сами приглашенные иногда не могут похвастаться железной выдержкой и проживают ситуацию вместе с героями программы, вынося эмоции за пределы съемочной площадки. Например, певец Петя Черный после съемок выпуска о бабушке и внучке, которые хотят жить вместе, еще долго в коридоре прокручивал историю и не мог успокоиться, разбираясь, в чем он был неправ: «Когда мама не подошла к ребенку, который заплакал, сразу все стало понятно, кто есть кто и в чем дело. Хотя сразу, честно говоря, я думал по-другому. А вообще запутанная история, не дай Бог».
А психологи, наверное, с час в том же коридоре после программы обсуждали проблему Юлии, которая родилась мальчиком, однако всю жизнь считала себя девушкой. И с позиции интереса к проблеме как таковой, и с прикладной точки зрения – как же, все-таки, помочь?
«Разобраться сходу сложно», — на это сетуют и гостевые редакторы. Сергей, который привез девочку Леру и ее бабушку, посмотрев на негативную реакцию экспертов, сказал с сожалением: «Им бы с нами поездить и посмотреть, как и что на месте, поговорить с людьми». То, что невозможно не заметить – каждый гостевой редактор здесь, похоже, действительно болеет за «своих» участников. И если эксперты могут понять их или нет, то у команды проекта герои программы находят стопроцентную поддержку.

Немного о внешнем видеАлексей Суханов

Как ни крути, но телевидение – это не только истории, эмоции, но и картинка. Именно поэтому важны требования по внешнему виду для гостей, экспертов и зрителей. Участники программы берут с собой несколько комплектов и советуются со стилистами. Их причесывают, припудривают, девушкам помогают сделать соответствующий макияж.
За гардеробом Алексея Суханова следит стилист программы «Говорит Украина» Лена Шаллар. «Я задаю тему, но вместе с тем прислушиваюсь к мнению Алексея. Например, он предпочитает джинсы, ему так удобно и комфортно, и телеканал с этим согласился, – говорит стилист. – У нас есть смокинги и брючные костюмы для торжественных выходов. Но во время программы Алексей меньше всего должен думать о том, как выглядит. Требований как таковых нет, важно, чтобы он выглядел органично, и ему было комфортно».
На стойке в гримерке ведущего – штук 20 пиджаков в серо-синей гамме. «Некоторые цвета в кадре недопустимы, – рассказывает Лена Шаллар. – Это чистые черный, белый и красный. Этот запрет связан со сложностью для оператора сбалансировать цвета, то есть это – технические требования».
Застать и разговорить самого Алексея в день съемки программ не удалось. В перерывах он активно работал с редакторами проекта, что-то обсуждая и уточняя, а также общался с участниками и экспертами. Поэтому задать ему вопросы Mediasat удалось только на следующий день, зато без спешки, суеты и множества посторонних вокруг. ◙

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Тютюненко
Более 20 лет опыта работы в журналистике и PR. Работала журналистом делового еженедельника «Коммерсант-Деньги», обозревателем журнала «Секрет Фирмы», обозревателем «Бизнес-журнала», руководителем отдела «Финансы и банки» журнала «РБК». В 2011 году получила премию PRESS-звание за лучшую статью о проблемах малого и среднего бизнеса в России. Обладает опытом работы в области связей с общественностью: была советником по связям с общественностью Городского Ипотечного Банка, пресс-серетарем Незаивисмой ассоциации телерадиовещателей Украины, пресс-секретарем компаний «Мостелефильм», «Киевтелефильм» и др.