Домой Блоги Информационная безопасность Украины: проблемы и пути их решения

Информационная безопасность Украины: проблемы и пути их решения

1587
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Прошло свыше полугода с того момента, когда вооружённая агрессия Российской Федерации заставила по-новому посмотреть на проблематику информационной безопасности Украины. В связи с тем, что наша страна де-факто находится в состоянии кровопролитного вооружённого конфликта, причём на своей территории, приходится рассматривать информационную сферу именно как ещё одно пространство противоборства. Цена и ошибок, и успехов в этой сфере никогда не была так высока. Теперь она измеряется в жизнях десятков, сотен и даже тысяч людей, оказавшихся кто добровольно, кто волею случая на полях сражений.

За прошедшие месяцы накоплен значительный практический опыт решения задач в сфере информационной безопасности. Среди прочего проявили себя вызовы и угрозы, на которые до сих пор не найдены адекватные ответы. В частности, многие методы информационной борьбы влекут за собой последствия, которые сами по себе стали факторами риска и объективно наносят ущерб интересам страны. Некоторые из предпринимаемых властями и гражданским обществом страны действий идут вразрез с декларациями европейского выбора, требованиями европейского законодательства и европейскими ценностями, что вызывает обоснованную критику со стороны союзников Украины.

Данный материал посвящён рассмотрению накопившихся проблем и содержит рекомендации по их разрешению.

ИСТОКИ И СТРУКТУРА ПРОБЛЕМ БЕЗОПАСНОСТИ МЕДИАПРОСТРАНСТВА

Сложный и плохо структурированный комплекс разнородных проблем, традиционно обозначаемый как «безопасность информационного пространства» на слуху, как минимум, с середины «нулевых». Долгое время эта тема была маргинализирована в силу различных причин, начиная с нежелания медийного бизнеса и политикума усложнять себе жизнь и заканчивая отсутствием в стране политической воли к адекватному регулированию.
События последних месяцев не оставили истеблишменту и широким массам граждан возможности и дальше игнорировать проблемы в этой области. Многочисленные инициативы государственных структур и гражданского общества выявили наличие ряда препятствий на пути к состоянию хотя бы относительной информационной безопасности. Вопрос о способах преодоления этих препятствий не имеет однозначного, приемлемого для всех решения, поэтому уместно обозначить данные препятствия как проблемы.

Путаница в понятиях

На сегодняшний день под информационной безопасностью понимается несколько принципиально различных по своей природе задач, а именно:

  • защита ИТ-инфраструктуры страны (так называемого киберпространства);
  • противодействие специальным операциям (провокациям, диверсиям), осуществляемым посредством масс-медиа;
  • противодействие враждебному (целенаправленному и деструктивному) идеологическому влиянию (военной пропаганде);
  • противодействие деструктивным влияниям, которые осуществляются посредством масс-медиа (разного рода «токсичный» контент наподобие рекламы деструктивных культов, жестокости, девиантного поведения).

Каждая из этих задач характеризуется различным соотношением объективных и субъективных факторов. Это приводит, среди прочего, к откровенной вкусовщине, то есть попыткам под видом общественного интереса реализовать субъективные предпочтения.

В ДАННОМ МАТЕРИАЛЕ ПОД «ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ» ПОНИМАЮТСЯ ВОПРОСЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТАК НАЗЫВАЕМОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА КАК ОСОБОЙ СРЕДЫ ОБМЕНА И РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ, МНЕНИЙ И УБЕЖДЕНИЙ ПОСРЕДСТВОМ МАСС-МЕДИА

Вопросы функционирования и защиты ИТ-инфраструктуры страны (киберпространства) — это отдельная сфера деятельности, не связанная напрямую с предметом деятельности Нацсовета по телевидению и радиовещанию.

Непризнание факта войны

Невозможно переоценить масштаб проблем, связанных с непоследовательной, нечестной и, если называть своими именами, лицемерной позицией высших органов власти по вопросу адекватного определения существа вооружённого конфликта, в который оказалась втянута Украина. Это проявляет себя в первую очередь как официальная установка на использование эвфемизма «антитеррористическая операция» вместо «война» или «военный/гражданский конфликт». Логичным продолжением данной политики является отказ государства ввести военное положение хотя бы на части страны.

Результатом такой позиции стал концептуальный тупик, в который по факту уже зашли усилия государства и гражданского общества в части защиты информационного пространства страны. Поскольку военное положение не объявляется и де-юре страна живёт по законам мирного времени, вести противоборство с агрессором приходится в рамках правового поля, ориентированного именно на мирное время. В результате возникает сильнейшее давление на органы власти, включая исполнительную и законодательную власти (парламент, Кабмин, Госкомтелерадио, Нацсовет и другие) в направлении ужесточения существующей нормативной базы.

ПОПРОСТУ ГОВОРЯ, ЗАКОНЫ МИРНОГО ВРЕМЕНИ ПРЕДЛАГАЮТ И ТРЕБУЮТ ПЕРЕПИСАТЬ В ДУХЕ ВРЕМЕНИ ВОЕННОГО, ЧТО, ЕСТЕСТВЕННО, ПРОТИВОРЕЧИТ И МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ УКРАИНЫ, И ЕЁ КОНСТИТУЦИИ И ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

Попытки избежать необходимости называть вещи своими именами приводят к распространению всяческих эвфемизмов, когда, например, под «иностранными государствами» подразумевается одно вполне конкретное государство, Российская Федерация. Имеет место активный поиск разного рода обходных путей для осуществления шагов репрессивного характера вместо прямых и честных действий. Например, чтобы де-факто запретить российские телеканалы используется более чем спорный механизм адаптационных списков.

Всё это неизбежно приводит к появлению норм, под которые при наличии политической воли можно будет подвести вообще всё, что угодно. Это вызывает и будет вызывать всё более серьёзное сопротивление внутри страны и обоснованные протесты союзников Украины.

Неустойчивость национальной инфраструктуры

Недавние события вокруг Концерна РРТ – беспрепятственный захват и удержание посторонними лицами в течении целого дня органов управления Концерна, – обнажили отсутствие сколь-нибудь действенной защиты национальной инфраструктуры информационного пространства. Один из ключевых элементов системы телерадиовещания страны – Дирекция Концерна РРТ, – несмотря на вооружённую охрану, была средь бела дня захвачена группой невооружённых лиц. Нападавшие успешно использовали сомнительные решения судебных инстанций, что означает уязвимость Концерна и в целом инфраструктуры информационной безопасности государства к посягательствам, имеющим даже не военную, а корыстную мотивацию (так называемого рейдерство). При этом национальный провайдер цифрового наземного ТВ по-прежнему имеет непрозрачную структуру собственности, что создаёт риск контроля над ним со стороны враждебных и неподконтрольных Украине сил.

ОЧЕВИДНО, ЧТО ЛЮБЫЕ СТРАТЕГИИ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБЕСЦЕНИВАЮТСЯ БЕЗЗАЩИТНОСТЬЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА

Нелегальное распространение ТВ-контента

Грандиозная по своему масштабу и значению проблема заключается в том, что значительная часть телесмотрения происходит благодаря «серым» и «чёрным» каналам распространения медиаконтента. Государство не то что не контролирует эти каналы, но даже, как правило, не ведёт их учёта, то есть не видит и не замечает. На сегодняшний день все усилия в части информационной безопасности ориентированы исключительно на легальные каналы распространения информации. В результате такие усилия подобны попыткам носить воду в решете.

К основным формам нелегального распространения ТВ-контента относятся:

  1. «Пиратский» доступ к платным пакетам спутникового ТВ. В подавляющем большинстве речь идёт о продукте российских компании «НТВ-Плюс» и «Триколор ТВ». По оценкам представителей компании речь идёт о 1,2—1,5 миллионах незаконных подключений (домохозяйств), что даёт порядка пяти миллионов зрителей. Технически это обеспечивается с помощью технологии так называемого кардшаринга, то есть дистанционной раздачи через Сеть ключей защиты со специальных серверов. Важно то, что данные медиапродукты в принципе не предназначены для украинской аудитории и не подпадают под регулирование национального законодательства. Между тем на них представлены в полном объёме российские телеканалы, которые являются объектом санкций в Украине.
  2. Незаконная трансляция в сетях Интерент-провайдеров, как правило региональных, а также посредством ОТТ-сервисов. В первом случае используется либо статус «тестового вещания», которое длится месяцами, либо же вовсе игнорируются требования законодательства, наличие лицензий на вещание в первую очередь. По данным отраслевых объединений, за такого рода пиратскими сервисами стоят местные «правоохранители», которые и обеспечивают им «крышу».
  3. Наконец, в «серой зоне» находятся провайдеры спутникового вещания, которые игнорируют требования закона о наличии у них соответствующих лицензий. Имеет место нелепая ситуация, когда полный набор предусмотренных законодательством разрешительных документов имеет один-единственный спутниковый оператор, причём единственный из представляющих на украинском рынке именно западноевропейский капитал. Остальные компании много лет безнаказанно игнорируют эти требования, что выводит их и де-факто и де-юре из сферы влияния отраслевого регулятора. Одним из следствий этого является возможность для них пакетировать что угодно и как угодно, включая эротические каналы, формально запрещённые в Украине, коммерчески весьма привлекательные, но недоступные для законопослушных провайдеров. Приятным дополнением к этой возможности является отсутствие заметных, на уровне сотен тысяч гривен в год, отчислений в бюджет.

АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Как уже говорилось выше, вопросы, связанные с защитой ИТ-инфраструктуры страны трактуются в настоящем материале как отдельная сфера деятельности, не связанная непосредственно с предметом деятельности Нацсовета по телевидению и радиовещанию. Данные вопросы упоминаются, но не рассматриваются подробно. Также не рассматривается во всём своём многообразии проблематика Всемирной Сети как отдельного пространства обмена информацией, мнениями и знаниями. В рамках данного материала под «информационной безопасностью» предлагается понимать вопросы, связанные с функционированием так называемого медиапространства как особой среды обмена и распространения информации, мнений и убеждений посредством масс-медиа.  Вопросы регулирования контента в Сети рассматриваются исключительно в части распространения ТВ-контента.

Прояснение парадигмы государственной политики

Отказ высших органов власти страны в лице Президента и Верховной Рады признать факт пребывания Украины в ситуации военного конфликта влечёт за собой ряд проблем, требующих немедленного разрешения.

Национальный совет по телевидению и радиовещанию занимает особое место в системе органов власти. Он обладает одновременно и законодательными, точнее нормативными, и правоприменительными полномочиями. Это приводит к тому что Нацсовет является одним из основных адресатов многочисленных требований «положить конец российской информационной агрессии» посредством запрета телеканалов и сайтов. В отсутствие возможности использовать нормы, предусмотренные специальным законодательством о военном и чрезвычайным положении, Нацсовет вынужден искать разного рода обходные пути. Например, для запрета российских телеканалов используется более чем спорный механизм адаптационных списков, от которого давным-давно стоило бы избавиться.

Необходимость использовать регулярное законодательство для решения узкоспециальных  задач репрессивного характера приводит к появлению норм, под которые при наличии политической воли можно будет подвести вообще всё что угодно. Это вызывает и будет вызывать всё более серьёзное сопротивление внутри страны и обоснованные протесты союзников Украины.

Первые звоночки прозвучали ещё в марте, когда представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович выразила обеспокоенность по поводу требований Национального совета прекратить трансляцию российских телеканалов в Украине. «Я повторяю свой призыв к властям не начинать эти репрессивные меры. Запрет трансляции без законного основания является одной из форм цензуры; соображения национальной безопасности не должны использоваться в ущерб свободе СМИ», – заявила она. Миятович отметила, что каждый человек имеет право на получение информации из разных источников и призвала власти «не начинать такие репрессивные меры».

Необходимо понимать, что данные претензии представителей европейских структур вполне легитимны, поскольку основаны на тех ценностях, приверженность которым Украина декларирует много лет подряд. Наличие военного конфликта не рассматривается нашими европейскими союзниками как оправдание, поскольку на этот случай предусмотрено специальное законодательство. Национальный совет по телевидению и радиовещанию и экспертное сообщество в лице его Общественного совета должны чётко и громко озвучить высшим органам государственной власти вопрос о путях разрешения этого противоречия.

ЛИБО АКТУАЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ В ПАРАДИГМЕ УЖЕСТОЧЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ЦЕЛОМ, ЛИБО НАЦСОВЕТ ОСВОБОЖДАЕТСЯ ОТ ОБЯЗАННОСТИ САМОСТОЯТЕЛЬНО ЗАНИМАТЬСЯ ТАКОГО РОДА РЕПРЕССАЛИЯМИ

Осмысление предметной области

В первую очередь необходимо безотлагательно осмыслить, обсудить и согласовать цели и задачи информационной безопасности. В качестве предварительного этапа стоит, наконец, определиться с терминологией. В частности, необходимо явным образом выделить внутри проблемы «информационной безопасности» вопросы, связанные отдельно с «киберпространством» и «медиапространством». Представляется, что эта задача может быть решена исключительно силами экспертного сообщества, поскольку только оно в достаточной степени независимо от необходимости поддерживать множество неудачных решений, принятых органами власти в предыдущие периоды. Кроме этого экспертное сообщество имеет на сегодняшний день достаточное влияние в медиапространстве, чтобы последовательно продвигать адекватные взгляды на предмет информационной безопасности.

На сегодняшний день внимание общественности и органов власти привлекают, по сути, следующие задачи в сфере безопасности медиапространства:

  1. Противодействие диверсиям и провокациям с использованием масс-медиа в ходе военных действий на Востоке Украины.
  2. Противодействие деструктивному влиянию (агрессивной пропаганде) Российской Федерации.
  3. Противодействие идеологическому влиянию (культурной экспансии) иностранных государств.
  4. Противодействие токсичному (нездоровому, «неэкологичному») контенту.

При взгляде на них бросается в глаза, что две первые задачи являются сиюминутными и частными, связанными с чрезвычайными обстоятельствами военного конфликта. Их решение должно осуществляться в рамках специального законодательства, регулирующего жизнедеятельность общества в особых условиях (военного и чрезвычайного положения).

Третья и четвёртая задачи носят долгосрочный и регулярный характер. В связи с ними неизбежной является острая дискуссия относительно масштабов и форм регулирования, а также его уместности в целом. В отличие от первых двух, где речь идёт о вещах сугубо прагматичных, вопросы культурной экспансии и вредоносного контента (общественной морали и т.п.) крайне идеологизированы. Отличительной особенностью дискуссий на подобные темы является вкусовщина, то есть попытки навязать субъективные предпочтения под прикрытием общественного интереса.

КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕОБХОДИМО РАЗДЕЛИТЬ МЕЖДУ СОБОЙ ЗАДАЧИ ДОЛГОСРОЧНЫЕ, ОРИЕНТИРОВАННЫЕ НА СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ, И ЗАДАЧИ СИЮМИНУТНЫЕ, СВЯЗАННЫЕ С ОСТРЫМИ ВЫЗОВАМИ ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ

Ввиду ограниченности ресурсов стоит подумать над тем, чтобы отложить последние до лучших дней, сосредоточившись на вопросах, связанных с военным конфликтом.

Смена приоритетов в части инфраструктуры медиапространства

Драматические события последних месяцев подтвердили справедливость оценок, сделанных ещё в начале весны. Национальная инфраструктура распространения контента обладает недостаточной устойчивостью и не в состоянии выполнять свои функции в чрезвычайных обстоятельствах.

ВВИДУ НЕИЗБЕЖНОСТИ НОВЫХ КРИЗИСОВ ПОЛИТИЧЕСКОГО, ВОЕННОГО И ТЕХНОГЕННОГО ХАРАКТЕРА ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ НЕОБХОДИМЫМ ИНИЦИИРОВАТЬ СМЕНУ ПРИОРИТЕТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ДЕЛЕ ПОДДЕРЖАНИЯ И РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ МЕДИАПРОСТРАНСТВА

Главный урок военно-политического кризиса в Крыму и на Востоке Украины заключается в чрезмерной уязвимости всех без исключения каналов распространения медиаконтента, основанных на использовании наземной инфраструктуры. Спутниковое вещание является единственным действительно устойчивым каналом распространения проукраинского контента в условиях оккупации и/или военных действий. Этот факт обусловлен фундаментальными особенностями различных вещательных технологий и не может быть ни проигнорирован, ни обесценен.

Необходимо особо отметить, что перечень факторов риска не исчерпывается целенаправленными атаками на объекты инфраструктуры либо их захватом. Кризис энергосистемы, неплатежи и банкротство провайдеров программной услуги, деградация инженерных сетей населённых пунктов – всё это абсолютно реальные угрозы для кабельных сетей распространения контента, на долю которых приходится до 40% аудитории.

Спутниковое вещание как новый приоритет

Государственная политика в части медийной инфраструктуры традиционно сфокусирована на одном-единственном канале – эфирном телевидении. Например, программа его цифровизации явным образом предполагает, что абоненты аналогового эфирного ТВ должны мигрировать непременно на цифровое эфирное вещание. Для решения этой задачи участники рынка и государство продолжают тратить заметные ресурсы.

Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания готовит совместно с Государственным комитетом телевидения и радиовещания обращение к правительству Украины с просьбой о выделении средств на закупку телевизионных приставок для приёма цифрового сигнала для незащищённых слоёв населения. Кроме того, регулятор хочет изучить размер аудитории приёма цифрового сигнала.

Учитывая то, что аудитория эфирного ТВ составляет не более 35% от общей массы, назрел вопрос о пересмотре приоритетов государственной политики в части поддержания и развития инфраструктуры медиапространства. В качестве основных тезисов можно рассмотреть следующие идеи:

  1. Рассмотреть на государственном уровне вопрос о приоритетности спутникового вещания исходя из соображений устойчивости национального медиапространства в чрезвычайных ситуациях;
  2. Пересмотреть нормативную базу на предмет изъятия любых преференций в пользу эфирного телевещания. В частности, программа перехода на цифровое эфирное вещание должна рассматривать в качестве равноценной альтернативы переход абонентов аналогового эфирного ТВ на приём ТВ-сигнала со спутника.
  3. Принять как руководящий принцип и внедрить в имеющуюся нормативную базу технологическую нейтральность: все среды и формы распространения ТВ-контента должны регулироваться единообразно. Это касается обсуждаемой в настоящее время must carry или универсальной программной услуги (УПУ) как её нынешней разновидности, лицензирование провайдеров и т.п.
  4. Прекратить дискриминацию отдельных провайдеров спутникового ТВ. Лицензионные отчисления и прочие обременения должны быть одинаковы для всех без исключения провайдеров, предоставляющих коммерческие услуги для украинской аудитории.

Подавление нелегальных форм распространения ТВ-контента

Любая концепция информационной безопасности предполагает, что государство располагает инструментами прямого, непосредственного влияния на ключевые факторы, от которых эта безопасность зависит. В силу того, что в Украине весьма значительная часть аудитории (около 5 млн. домохозяйств) получает ТВ-контент через каналы (спутник, интернет), пребывающие вне системы государственного надзора и управления, категорически необходимо сосредоточиться на всемерном сокращении именно этого сегмента.

ТРАДИЦИОННОЕ ЗАКРУЧИВАНИЕ ГАЕК НЕ ТАМ, ГДЕ ТЕЧЁТ БОЛЬШЕ ВСЕГО, А ГДЕ УДОБНЕЕ КРУТИТЬ, ДАВНО УЖЕ ПОТЕРЯЛО ПРАКТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ И ДОЛЖНО УЙТИ В ПРОШЛОЕ

Во-первых, необходимо положить конец массовой практике кардшаринга. Эксперименты, которые были проведены и в Украине, и в России, где подобная практика также широко распространена, доказали техническую возможность эффективно блокировать серверы, которые обеспечивают пиратский просмотр. Позиция интернет-провайдеров, озвученная в ходе тематических мероприятий, сводится к необходимости формальных запросов уполномоченных органов государства. Насколько можно судить, интернет-индустрия не видит в подобных действиях угрозы своим интересам и готова им посильно содействовать.

Нацсовет может инициировать рассмотрение данного вопроса и принятие соответствующих решений, включая позицию НКРСИ, Кабмина, СБУ и других органов власти. С технической точки зрения речь будет идти о блокировании пакетов данных с определёнными IP-адресами и/или формата. Поскольку речь идёт о коммерческом сервисе (абоненты кардашаринговых сервисов платят за услуги пиратов), представляется достаточным создать прецедент регулярных непредсказуемых помех, чтобы спровоцировать массовый отказ от подобных услуг. Никогда не лишними будут санкции в адрес людей, которые на территории Украины предоставляют подобные услуги. Как свидетельствует опыт Беларуси и России, это вполне решаемая задача, причём достаточно буквально нескольких дел, доведённых до суда и реальных сроков, чтобы отбить у «пиратов» желание рисковать.

В случае с пиратскими трансляциями в IPTV-сетях имеет место работа без лицензионных документов. Списки «нарушителей конвенции» давно составлены и могут быть оперативно обновлены силами отраслевых объединении. Все, что необходимо, это политическая воля преодолеть сопротивление «крыши» на местах. Именно сейчас это выглядит решаемой задачей.
Представляется уместным рассмотреть  вопрос о целесообразности криминализации правонарушений в данной сфере либо об ужесточении санкций за них.

Противодействие диверсиям и провокациям

Как ни странно, задача противодействия возможным диверсиям и провокациям с помощью масс-медиа практически не пользуется вниманием экспертного сообщества и госорганов. Между тем это вполне реальная угроза, более чем актуальная в условиях полномасштабного военного конфликта. Речь идёт о возможности использования масс-медиа, в первую очередь российских как полностью подконтрольных властям, для целенаправленной провокации паники, деструктивных действий и т.п. противоправных посягательств. Это наиболее острая проблема, не допускающая компромиссов в силу масштабов потенциального ущерба. Ограничениями при определении возможных мер противодействия этой угрозе могут быть разве что недостаток ресурсов и пределы фактической эффективности тех или иных шагов.

Если говорить о возможных мерах противодействия, запрет на вещание российских телеканалов это вполне уместный, но далеко не единственный и даже не самый эффективный шаг. В первую очередь необходимо решить проблему нелегального, неподконтрольного государству распространения медиаконтента на территории Украины. Без сокращения доли зрителей российских телеканалов, получающих контент через нелегальные источники, невозможно ожидать эффективности запрета на вещание. Поэтому подавление кардшаринга и нелицензионного («серого») вещания в IP-сетях – первый обязательный шаг в данном направлении.

Что касается собственно отключений, необходимо проанализировать какие именно каналы могут быть использованы для эффективной диверсии, а какие – нет. Навскидку уместно говорить о целесообразности отключения нескольких крупнейших и популярнейших телеканалов вроде «Первого», «Россия 24», «Life News» и «Россия РТР».

ОТКЛЮЧЕНИЕ ВООБЩЕ ВСЕГО РОССИЙСКОГО ТЕЛЕВЕЩАНИЯ И БЕССМЫСЛЕННО, И НЕВОЗМОЖНО, И НЕИЗБЕЖНО ВЫЗОВЕТ СОПРОТИВЛЕНИЕ СО СТОРОНЫ СОЮЗНИКОВ УКРАИНЫ

К сожалению, в данном случае в полной мере проявляет себя вред, приносимый лицемерием официальной позиции высших органов власти в отношении признания факта военного конфликта с РФ. При этом можно и нужно требовать, чтобы подобные санкции были чётко ограничены по времени (до момента окончания военного конфликта) и основывались на прозрачных критериях отнесения к нежелательному контенту.

Противодействие деструктивному влиянию (военной пропаганде)

Проблема противодействия агрессивной целенаправленной информационной политике РФ (российской военной пропаганде) это, во многом, проблема недоверия к пропаганде украинской. Целевая аудитория российской пропаганды – люди неопределившиеся, колеблющиеся, – чувствительна к вранью и пафосу, которыми злоупотребляют не только российские, но и украинские масс-медиа. Попытки решить эту проблему в лоб, путём запретов российского и так называемого «антиукраинского» контента вроде газеты «Вести» наталкиваются на решительное противодействие западных союзников, которые небезосновательно усматривают в этом цензуру и желание лишить население возможности знакомиться с разными точками зрения на происходящее.

Как свидетельствуют опросы, проведённые весной-летом 2014 года, в Донецкой области 62% респондентов заявили, что они смотрели российские телеканалы, а 57% доверяют российским телеканалам. Также в Донецке 77% респондентов ответили, что они смотрели украинские новости, но только 24% доверяют украинскому телевидению. В Харькове и Одессе меньшинство смотрит российские телевизионные новости, но уровень доверия, как к российским, так и к украинским теленовостям оказался низким.

Адекватная стратегия противодействия российской пропаганде должна быть направлена на отвлечение внимания этих людей от российских масс-медиа, без навязывания в качестве единственной обязательной альтернативы украинских СМИ, во всемерном расширении спектра мнений и точек зрения, доступных украинской аудитории.

ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ДОСТАТОЧНЫМ СТИМУЛИРОВАТЬ ПРИХОД ИНОСТРАННЫХ НОВОСТНЫХ ПРОГРАММ, ВКЛЮЧАЯ ПОЯВЛЕНИЕ В СОСТАВЕ УПУ РУССКО- И УКРАИНОЯЗЫЧНЫХ ВЕРСИЙ НОВОСТНЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ КАНАЛОВ (AL JAZEERA, ВВС, CCTV И Т.П.)

Целесообразно рассмотреть возможность проведения конкурса на несколько мест в УПУ, которые были бы выделены для локализованных версий международных новостных каналов.

Противодействие идеологическому влиянию

В связи с агрессией со стороны России получили широкое распространение требования запретить контент, содержащий прославление российской армии, спецслужб и прочие элементы пророссийской идеологии.

В связи с невозможностью конкретизировать эти претензии возникают правовые коллизии, не имеющие перспектив корректного разрешения. При этом индустрия объективно не готова к отказу от высокорейтингового и относительно недорогого российского контента.

В условиях де-юре мирного времени целесообразно отказаться от попыток зарегулировать этот вопрос и сделать ставку на саморегуляцию отрасли, ограничившись призывами к зрителям и вещателям бойкотировать такого рода продукт.

Противодействие токсичному контенту

Не секрет, что руководствуясь своекорыстными выгодами, украинские телеканалы регулярно злоупотребляют интересом, который испытывают люди к разного рода девиантным, маргинальным темам. Не имея адекватных внутренних тормозов, телеканалы предлагают в открытом доступе более чем спорный контент, способный нанести неиллюзорный ущерб психике групп с особыми потребностями – детям, людям с чувствительной психикой и т.п.

В Украине вопросы оборота «токсичного» контента урегулированы неэффективным и спорным образом. При всей болезненности, насущности данного вопроса, это отдельная сложная тема, которая требует отдельного рассмотрения и обсуждения.

Роман Химич, член общественного совета при Национальном совете по телевидению и радиовещанию

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4