Домой Интервью Виталий Дроздов: «Мы не колебались ни секунды в том, какой курс поддерживать»

Виталий Дроздов: «Мы не колебались ни секунды в том, какой курс поддерживать»

944
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«ТАВР Медиа» – один из крупнейших радиохолдингов в Украине, основанный в 2003 году. В портфель его радиобрендов входят известные всем «ХитFM», «Русское Радио», «KISSFM», «Радио Мелодия», «RadioROKS» и относительно новый проект – «RelaxFM». Последние пару лет его радиостанции находятся на первых местах в рейтингах, а доля на рынке радиовещания растет. Сегодня «ТАВР Медиа» имеет первую по величине совокупную долю рынка среди групп сетевых и киевских радиостанций Украины. О том, как повлияли события в стране на работу холдинга, о развитии digital-вещания, ярких проектах и даже о новом составе Нацсовета мы поговорили с генеральным продюсером «ТАВР Медиа» Виталием Дроздовым.

Виталий Дроздов, генеральный продюсер радиохолдинга «ТАВР Медиа»

Mediasat: Виталий, расскажите, что изменилось на рынке и в работе «ТАВРа» в этом году? Может быть, общая ситуация существенно повлияла на расходы, подходы к программированию эфира?

Станции, которые зарабатывают прилично, по моим оценкам, пока расходы существенно не сокращали. Возможно, это случится в будущем, прогнозировать сейчас что-то по объективным причинам нельзя. Что будет с радио, во многом будет зависеть от того, что будет происходить в стране. В целом концепция работы радиостанций «ТАВР Медиа» не изменилась: радиовещание остается развлекательным, оно призвано удовлетворять запросы населения в части музыки, получения информации, развлечений и так далее. Мы стараемся постоянно эти запросы исследовать и уточнять.

Mediasat: Что изменилось в запросах слушателей?

Я отмечаю три главных тенденции. Первая – увеличился запрос на информационно-новостной контент. И здесь интересная штука: предполагалось, что существующие три информационные радиостанции должны по рейтингам на этом фоне просто взлететь. Да, они продемонстрировали некоторый рост, но я думал, что он будет раза в два-три выше. В аналогичной ситуации, если что-то случается в Москве, на первое место выходит радиостанция «Эхо Москвы». Если что-то случается в Нью Йорке, где достаточно много сильных новостных радиостанций, они показывают очень большой прирост. Но мы видим по данным официального исследования [исследования радиослушания в Украине, которое проводит компания GfK по заказу индустриального объединения Радиокомитет – прим. Медиасат], что ни одна их украинских информационных радиостанций по Киеву не вошла в десятку или даже в топ-пятнадцать*. Не говоря уже о том, чтобы показать такой результат по стране. Но в любом случае тренд на запрос со стороны слушателей на информационно-новостной контент существует.

Второй тренд, который также вполне логичен, это такой себе временный эскапизм, желание людей отгородиться от информационного шума, собственных неприятных и где-то даже депрессивных размышлений, уйти от всего, что происходит во внешнем мире, чтобы сберечь свою нервную систему. И благодаря этому тренду очень хорошо подросло наше радио «RelaxFM». Его позиционирование как нельзя лучше соответствует этим запросам слушателей – это легкое и спокойное радио, которое позволяет забыть все неприятности, расслабиться. Мы видим, что все радиостанции, которые в той или иной степени позволяют человеку именно расслабиться, отгородиться от негативных событий, показали рост. Конечно, радио «RelaxFM» больше всех выиграло от этого тренда, другие выросли не так существенно. Например, у «LaungeFM» позиционирование строится вокруг такой атмосферы, связанной со стилем лакшери, утонченностью, роскошью, это не совсем то спокойствие, которого хочет слушатель. Поэтому оно подросло меньше.
И третья тенденция – желание части населения быть в тонусе. Только поймите правильно, речь не идет об агрессивности. Просто, когда в стране происходят такие события, люди хотят быть ко всему готовыми, готовыми к действию в случае необходимости. Мы видим, что радиостанции, которые как раз и помогают быть в тонусе, тоже взлетели в рейтингах. К нашему «ТАВРовскому» счастью, именно наши радиостанции – «RadioROKS» и «KissFM» – сняли сливки в этом сегменте. Также есть хорошие изменения по Киеву у «JamFM» и «DjFM».

Mediasat: Как вы отслеживаете изменение запросов радиослушателей?

Выводы основаны в первую очередь на детальном изучении данных официального исследования радиослушания, которые достаточно красноречивы. Кроме того, мы проводим свои перцепционные исследования.

Mediasat: Исходя из пока не удовлетворенного в достаточной мере запроса аудитории на информационный и новостной контент, у вас не возникает желания и амбиций запустить разговорную радиостанцию?

Это для нас интересно. И амбиции такие есть. Но мы очень хорошо понимаем уровень расходов и ответственности. И понимаем, что, как только в стране будет соответствующий уровень готовности к появлению такой радиостанции, «ТАВР» сделает такой проект.

Mediasat: Важнейший вопрос – денежный. Мы все помним, как во время кризиса рынок замер, и рекламодатели – в первую очередь. Первое, что было заморожено и урезано, – это расходы на рекламу. Что происходит сегодня на рынке радиорекламы?

Да, большая часть украинского бизнеса, и в том числе – радиостанции, сравнивают свои показатели с первым послекризисным годом, когда было наибольшее падение рынков и объемов рекламы. В текущем году падение есть, и оно составляет по некоторым оценкам около 9%. Маленькие станции, конечно, пострадали больше, и я, честно говоря, даже не представляю, как некоторые из них выживают сейчас. У крупных – ситуация легче, более того, некоторые из них имеют основания смотреть в будущее со сдержанным оптимизмом. И «ТАВР» – в их числе.
Мы сравниваем показатели этого года с объемами позапрошлого, который был пускай и не такой хлебный, как 2013, но все-таки вполне успешным. У нас есть поводы для осторожного оптимизма, но ведь мы для этого много всего делаем. И если я сказал, что в целом наша концепция вещания не изменилась, то в частности нововведения есть и их много. Мы внесли некие коррективы в информационную политику. Например, появляется больше выпусков новостей, некоторые развлекательные программы на политическую тему. В продажах мы делаем новые шаги по привлечению клиентов, по работе креативных отделов и так далее. Все у нас в эти последние полгода понимают, что работать на рынке сложнее. Поэтому именно в этот период наш маховик нарастил обороты, мы начали генерировать больше интересных идей в формате наших радиостанций и соответствующих требованиям клиента.

Mediasat: Что касается ожиданий и трендов. Сегодня раздаются призывы бойкотировать российских и русскоязычных исполнителей. Но бренд «Русское радио», который есть в вашем портфеле радиостанций, без русской музыки – это, как минимум, странно. Насколько это возможно, целесообразно и имеет ли смысл?

Давайте подойдем к этому вопросу иначе. Да, судя по всему, у некоторой части населения, которая боится всего русского, слово «русское» в названии радиостанции ассоциируется с «кремлевским». Этого нет. Когда мы говорим о «Русском Радио Украина», мы говорим о радиостанции, которая создается в Украине, украинцами и для украинцев, для тех, кто по той или иной причине предпочитает говорить на русском языке, слушает русскоязычную музыку и ищет соответствующий контент. Я хочу подчеркнуть – это радио, которое создается для русскоязычных украинцев, и именно исходя из этого, мы и программируем радиостанцию. Если внимательно послушать «Русское Радио Украина», то можно увидеть, что оно гораздо более проукраинское, чем какое-то другое. Те, кто следит за эфирами «Русского Радио Украина», видит, что их информационная политика – это не только новости, но и подача информации в утренних шоу, то, что говорят ведущие (серьезно проукраинские), и здесь достаточно много внимания уделяется текущим процессам. Кроме того, проводим акции в поддержку украинской армии, которые вызвали много шума и настоящее негодование в России. «Русское Радио Украина» – часть украинского медийного пространства, всегда таковым было и есть.
Более того, все наши радиостанции проукраинские. «ТАВР» за эти полгода делал несколько заявлений, в том числе – о том, что мы являемся проукраинским холдингом, который всю свою информационную политику двигает в этом направлении. Мы не колебались ни секунды в том, какой курс поддерживать.
Мы провели исследования по двум нашим радиостанциям, которые активно используют русскоязычную музыку, и поняли, что контент удовлетворяет нашу аудиторию. А такое настороженное отношение, я уверен, вопрос временный.

Mediasat: Как относятся к такой вашей позиции на Донбассе? Ваши радиостанции вещают в регионе?

Только одна или две, остальные были по очереди отключены теми, кто контролирует территорию. И отключения проводились именно потому, что мы проукраинские. Приезжали, говорили: «Ну задолбали вы нас уже!», и отключали…

Mediasat: Обычно в августе – начале сентября на радио запускается новый сезон, идут анонсы программ. Сейчас нет обычной активности. Это также связано с политической ситуацией?

На самом деле на радио деление на сезоны – вещь достаточно условная. Эта концепция «сезонности» пришла к нам с телевидения, но у нас и на ТВ разные парадигмы программирования. Если телевидение мыслит отдельными проектами, которые являются короткими, конечными, если телевидение рекламирует в основном проекты – телесериалы, программы, шоу, то радио чаще всего рекламируется в целом, дает некий общий месседж. Радио представляет собой единый неделимый проект, по этой причине сезонность не является у нас такой важной составляющей. Телевидению важно сказать: те проекты, которые у нас были, закончились, новые появятся в сентябре. У нас же, если в утреннем шоу из восьми рубрик изменилось две, можем ли мы говорить о новом сезоне? Со смысловой точки зрения, возможно, эти две рубрики откроют какое-то новое течение внутри шоу или изменят вектор развития самого шоу, но говорить: «Мы запустили новый сезон!» … нельзя. Мы в «ТАВРе» вообще редко используем понятие «новый сезон». Да, мы обновляем джингл-пакеты всех радиостанций и некоторых шоу, запускаем новые программы. Но у нас же это не только в сентябре происходит, а практически все время. Возьмите акции для радиослушателей. Мы же их проводим и в январе, и в феврале, и в марте. В сентябре их больше не станет, потому что эфир не резиновый. Летом, конечно, люди уходят в отпуск, и шоу уходят в отпуск, появляется время поэкспериментировать или поработать над созданием новых программ к сентябрю. Но даже если кто-то заявляет о новом сезоне в августе-сентябре, зачастую это – профанация.

Mediasat: Если уже говорим о программах, что мешает украинским радиостанциям делать более смелые проекты? Например, британцы взяли двух пожилых леди из дома престарелых и сделали с ними программу, в которой они высказывали свое мнение о современных мужчинах, моде, музыке. Речь шла о том, что пожилые люди обладают мудростью и своим видением, которые мы недооцениваем. Программа шла «на ура». Что нам мешает делать что-то радикальное, выбивающееся из шаблонов, почему осторожничаем?

Это был проект очень локальный, на маленькой радиостанции «ВВС», грубо говоря, как у нас в Ахтырке. И, насколько мне известно, это был в некоторой степени случайный проект – им попались очень интересные персонажи. Если нам такие бабушки попадутся, мы обязательно что-то интересное тоже сделаем.
С одной стороны, к радикальным проектам мы готовы. Но с другой, мы не можем сравнивать британский рынок и наш, мы находимся на разных этапах развития. Мы и так сегодня проходим по ускоренной программе то, что англичане проходили чуть ли не сто лет, очень быстро учимся. Глупо ведь пытаться запрыгнуть сразу на десятую ступеньку, если первые пять – это те самые базовые вещи, на которых строится все остальное. А в районе 10 ступеньки уже виньетки. Соответственно, можно придумать что-то радикальное, но, пока я не построю не просто утреннее шоу, а бренд, который максимально известен, востребован слушателями и рекламодателями, ведущие которого известны, я считаю, что говорить о следующем этапе нельзя.
Мы делаем что-то радикальное для нас и для нашего общества. Например, на «ХитFM» идет проект «Украинские хиты», где известные поп-шлягеры исполняются на бандуре. Лет пять тому назад вряд ли бы это прошло. Но выросло национальное самосознание, и проект пользуется огромной популярностью и имеет большое количество поклонников. Это радикальный проект? Может, и не радикальный, но точно необычный. Или когда 20 февраля, в день обострения противостояния Майдана, мы послали своего корреспондента в гущу событий, радикально это или нет? Мы понимаем, что Скрыпин это каждый день делал. Но у нас была другая задача – как это все подать в рамках развлекательного формата. Да и если говорить об утреннем шоу, которое является важнейшей программой, то вы посмотрите: мы уже находимся на совершенно ином этапе развития, чем-то было пять или десять лет тому назад. Десять лет тому назад это были какие-то отдельно взятые ведущие, а сегодня – действительно шоу.
А если сравнить с Россией, то мне кажется, что мы впереди. Когда я бываю в России, летаю в Беларусь, ко мне подходят незнакомые радийщики и говорят: мой шеф считает, что мне нужно держать во внимании две станции – радио «Antenne Bayern» («Байер Антенна») из Мюнхена и «RadioROKS» из Киева. А «Байер» из Мюнхена – одна из главных станций Европы, как по мне. Поэтому я бы лично не утверждал, что мы находимся в каменном веке.
Правда, сейчас немножко по некоторым вопросам, которые требуют дополнительного финансирования, решили по объективным причинам притормозить коней. Я встречался недавно с коллегой и понял, что у них по сравнению с прошлым годом количество людей в программном отделе уменьшилось. У нас сокращений нет, но для того, чтобы запускать какие-то новые концепции, нужны новые люди и деньги. Мы тратим ресурсы на более приоритетные направления, как то контентное развитие, digital и т.д. А те вещи, которые можно отложить на три-четыре месяца, придерживаем.

Mediasat: А на кого вы сами ориентируетесь в части создания контента?

Я мечтаю и надеюсь, что через некоторое время мы начнем развивать контент, как в Австралии. Там крупные радиосети «Tripple М» и «TodayFM» имеют единую общую концепцию, однако в Мельбурне, Аделаиде и Сиднее делают разные шоу. В отличие, кстати, от отстающего в данном вопросе американского рынка, где на крупных сетях идут централизованные и, по сути, обезличенные программы на всю страну. А в Австралии такие шоу развиваются согласно общей концепции, но они – локальные. Именно за локальным контентом будущее, и все это прекрасно понимают. Если бы радийный рынок в Украине занимал не 3-4%, как сейчас, а 6-7%, как в Европе, я бы уже проел плешь своим учредителям о том, что нужно увеличивать финансирование и создавать сильное шоу в Донецке, свою редакцию и свое шоу в Одессе, во Львове и так далее. Это будущее, которое пока за горами не только потому, что война, а еще и потому, что для начала нам нужно нарастить долю в «рекламном пироге».

Mediasat: В 2013 году «ТАВР Медиа» заявлял о намерении создать единую платформу для прослушивания радио в интернете. Эти планы пока откладываются на неопределенный срок или будут реализованы?

Да, пока откладывается, это как раз то, о чем я говорил относительно приоритетных и пока не приоритетных проектов.

Mediasat: Тенденции развития радио все равно ведут к максимальной визуализации. Вот, например, EBU протестировал визуальное радио с трансляцией не только комментариев ведущих к чемпионату Европы по легкой атлетике, но и картинок с мероприятия и слайдов с результатами соревнований в режиме реального времени. Не повторяет ли это телевидение, имеет ли перспективы, не убьет ли радио как таковое?

Это – вопрос распространения сигнала. Если мы будем думать концепцией брендов и контента, то поймем, что в этом нет ничего нового. Если бы у нас была спортивная радиостанция, возможно, и мы делали бы что-то похожее. Мы передаем по эфирному каналу комментарии с этого матча, а, если пойти на шаг вперед, почему бы не передавать фото? Но мы упираемся в технический аспект – население не готово принимать картинку на радиоприемник. Если бы такие приемники у нас были – это было бы другое дело. Мы делали несколько выездных прямых эфиров, например, ездили по стране с «HappyРанком» и транслировали все в интернет, то есть предоставляли картинку тем, кто хотел ее посмотреть.

Mediasat: Все страны движутся в сторону цифрового радио. Вы же говорили, что нам цифровое вещание пока рано, рынок будет готов лет через пять-семь. Наверное, текущие события отодвигают эти процессы еще на несколько лет?

Мы никогда такого не говорили. Не говорили, что мы digital не занимаемся. К счастью, инвесторы и руководители «ТАВРа» понимают, что есть расходы, которые не окупятся в ближайшие года два точно, но которые нужны. Мне в этом плане повезло. Я, честно говоря, не знаю других инвесторов, руководителей, которые бы настолько это понимали. Поэтому в течение последних трех-пяти лет «ТАВР» потихонечку выделял финансирование на какие-то, в том числе – рискованные, опыты.
И в части digital они постепенно начали себя оправдывать. Например, сейчас по онлайн-прослушиванию три-четыре радиостанции «ТАВРа» лидируют по стране. Что такое онлайн-вещание, как и стрим-потоки? Это не просто кнопка на сайте, а необходимость оптимизировать многие вещи, в том числе – технические параметры. Сделать так, чтобы вещание было надежным, стабильным и т.д. Мы этим занимались, наверное, чуть ли не год для того, чтобы вывести онлайн-вещание наших лидирующих радиостанций хотя бы на нормальный технический уровень. И мы это сделали при достаточно скромном финансировании.

Mediasat: Можете назвать размеры этого финансирования?

Понимаете, в этой теме важнее не сумма, а осознание того, какие инвестиции приведут к наибольшей эффективности. Мы сейчас можем купить какие-то невероятные мощности за такие же невероятные деньги. Но это – не наш метод. Мы стараемся всегда достичь оптимального результата с разумными затратами. У нас, например, есть контакты с Питером. Я иногда туда приезжаю, смотрю, что они делают. Хотя питерский рынок мощнее киевского в части денег, но мы, по моим ощущениям, их опережаем . Наверное, это сильная сторона, которая свойственна работе на менее денежных рынках: имея ограниченный ресурс, мы быстрее шевелим лапками.
Возвращаясь к теме цифрового вещания, хочу сказать, что позиция «ТАВРа» такова: не нужно противопоставлять текущую концепцию радиовещания будущей. Когда вы эти вещи противопоставляете, то на самом деле говорите не о радио, а о способе доставки сигнала.
Если, допустим, через 10 лет окажется, что большинство наших радиослушателей предпочитают потреблять контент через цифру, они будут потреблять те же бренды.  Если мы каждый день будем создавать классный контент, который будет подаваться через раскрученные нами же бренды радиостанций, через бренды программ, шоу, бренды ведущих и так далее, то у меня вопрос: причем тут тогда среда распространения сигнала?

Mediasat: Вы когда-то говорили о том, что и профессия программного директора трансформируется в соответствии с требованиями времени – в контент-директора.

Да, мы уже года четыре смотрим в эту сторону и готовим наших программных директоров учиться думать и смотреть на то, что мы производим с точки зрения новой эры. У программного директора в руках есть несколько платформ. Возможно, две платформы через 5-6 лет будут равнозначными. Это эфирное и онлайн-вещание (стрим-потоки, подкасты, социальные сети и другие формы доставки сигнала, приложения для мобильных телефонов – это все мы развиваем).
Например, сейчас на «RadioROKS» работают приложения и под iOS, и под Android. На «ХитFM» Android появится на днях. Далее будем развивать эти две платформы на все радиостанции. За другими платформами наблюдаем. Возможно, в будущем сделаем что-то и для них.
И когда у программного директора будет понимание, какие платформы у него есть, вопрос будет стоять так: у нас есть тема, мы ее подаем через первую, вторую, шестую платформы. И нет этакого дуализма – digital или не digital.
Кстати, это то, что мне фантастически нравится в «ВВС», – они сейчас мировые лидеры по digital-развитию. Я бывал много раз на мастер-классах, которые давали функционеры «ВВС», занимающиеся этим, и мне было радостно от того, что я там был и что мне тоже придется заниматься этой темой. Но, по сравнению с британцами, у нас в цифровом вещании даже первая ступень не освоена, нам нужно создавать базис. Причем не только нам, многое должно измениться в стране как в технической, так и в социальной сферах. Ментально английская среда гораздо более подготовлена к потреблению digital-контента, чем наша. И мы сейчас только готовим эту среду.

Mediasat: Здесь должно быть еще и решение на государственном уровне…

Если мы говорим о цифровом эфирном вещании, то его мы не можем вообще развивать отдельно, поскольку это должно быть решение на государственном уровне. Мы по ситуации с компанией «Зеонбуд» видим, насколько процесс внедрения цифры тяжело проходит у телевидения, хотя там все чуть более понятно. А относительно радио мы до сих пор даже не определились с тем, какие цифровые форматы считать приоритетными. Более того, существует мнение, что цифровое радио может умереть, так толком и не родившись. Если я слушаю радио по мобильному, зачем мне покупать цифровой приемник? Мы понимаем, что население не сможет массово купить эти приемники, это дорого. Так же, кстати, как и самое богатое в мире норвежское население не смогло купить, они были профинансированы государством или отраслью и стоили для населения 1 доллар. Единственное, что мы можем сделать – это развивать то, что можем.

Mediasat: Вы упомянули стрим-потоки. Как определяли контент стрим-потоков, и насколько они сегодня востребованы?

Пока нельзя говорить, что объемы слушания стрим-потоков равняются по количеству слушания просто слушанию онлайн-вещания. С точки зрения стримов нам не важно, как долго человек слушает поток, и нам не нужно, чтобы он постоянно возвращался в этот поток. Это, с одной стороны, имиджевая штука, с другой – возможность расширения нашего бренда. Когда человек, коммуницирующий с нашим брендом, хочет чего-то особенного, он может это получить, зайдя на сайт радиостанции.
Понятно, что мы определяем для себя в отношении каждой станции различную концепцию и смотрим, чтобы это было некое расширение бренда, и чтобы это расширение не было совершенно неожиданным для слушателя. Например, в Минске есть радио «ROKS», которое последние 10 лет прекратило играть рок-музыку и играет эстраду и шансон, так уж они решил в свое время. И вот года полтора назад руководство решило развивать стрим-потоки. Какие потоки? Не шансон, не поп-музыку, а… рок. Безусловно, таких экспериментов мы делать не будем.
Пока потоки – это в основном узкая часть плей-листа. Мы выделяем стилистическое направление в отдельный поток, добавляя какой-то тренд. Радио «RelaxFM» – это радио спокойствия, у него не музыкальное позиционирование. Соответственно, там мы не запускали, допустим, нью-эйдж какой-нибудь или баллады. Зато там есть поток звуков природы. Если это – станция спокойствия, то мы можем предположить, что у кого-то будет периодически, хотя бы раз в месяц, когда все задолбало, возникать желание включить и послушать щебетание птичек или плеск волн. И вы знаете, что вы это найдете на сайте радио «RelaxFM». Вы заходите на сайт радио и 2-3 минуты слушаете плеск волн, успокаиваетесь, достигаете гармонии, равновесия, набираетесь сил и так далее. Нам гораздо важнее, чтобы вы знали, что, если вы захотите услышать звуки природы, то всегда можете найти их на сайте радио «RelaxFM».
На других наших радиостанциях потоки музыкальные. Один из самых популярных на «RadioROKS» – это поток рок-баллад. Помните, вначале я говорил о двух трендах – быть в тонусе, а с другой стороны – дистанцироваться от всего и успокоиться. Поток рок-баллад уникально сочетает в себе эти два тренда и поэтому, наверное, сегодня пользуется такой популярностью. Конечно, на «RadioROKS» есть хард-рок. Есть потоки, которые связаны с определенными исполнителями.
Еще мы развиваем потоки утренних шоу «Камтугеза» на «RadioROKS». Если вы поклонник этого шоу и хотите 5-10 минут насладиться музыкой и разговорами Сони Сотник и Сергея Кузина, вы включаете поток в любое время и слушаете лучшее – фрагменты выступлений Сони и Сергея, которые перемежаются музыкой. Этакая квинтэссенция программы.
Во всем мире идет дискуссия – как же это все правильно делать? Не существует учебников, статей или рекомендаций, как это работает правильно. Поэтому мы сами смотрим, обсуждаем, придумываем какие-то новые подходы и, возможно, напишем свой учебник.

Stream media – потоковое мультимедиа (от. англ. stream media) — это мультимедиа, которое непрерывно получается пользователем от провайдера потокового вещания. Это понятие применимо как к информации, распространяемой через телекоммуникации, так и к информации, которая изначально распространялась посредством потокового вещания (например, радио, телевидение) или непотоковой (например, книги, видеокассеты, аудио CD). В основном, мультимедиа информация занимает большие объемы, так что затраты на хранение и передачу подобной информации всегда велики; поэтому, в большинстве случаев, передаваемая в поток информация сжимается при передаче в сеть вещания.
Мультимедиа потоки бывают двух видов: по запросу или «живыми». Потоки информации, вызываемой по запросу пользователя, хранятся на серверах продолжительный период времени. «Живые» потоки доступны короткий период времени, например, при передаче видео со спортивных соревнований.

Стрим–потоки на сайтах радиостанций – это дополнительные потоки музыки, подобранной согласно концепции радиостанции, в дополнение к ней или любым другим образом.

Mediasat: Радио сегодня все чаще выходит за пределы «только радио» и не только в части платформ вещания. Например, те же британцы, региональная радиостанция из Манчестера, решила спродюссировать собственный girls-band. Вы ничего подобного не планируете?

Продюссировать – нет. Но, например, мы сделали социальный онлайн-проект – радиостанцию для группы «Ляпис Трубецкой». Да, не под своим брендом, но делали наши ребята из «RadioROKS». Это был чистый эксперимент, в котором ориентировались в основном на свои ощущения и знания программирования. Мы изначально обсудили с ребятами из группы, какие цели ставим перед собой, и эти цели были достигнуты. Главное – хотелось подвести какой-то итог существования группы «Ляпис Трубецкой». Чтобы люди, которые любили, но подзабыли группу, включили это радио и за 15-20 минут получили представление о том, что еще сделал «Ляпис Трубецкой» и сказали: «Да, отличная была группа, жаль, что ее нет». Письма, которые приходят на радиостанцию каждый день, говорят о том, что у нас получилось.

Mediasat: Насколько это дорогой проект?

Он больше не коммерческий, а социальный. Мы делали его для души. Потому что нам нравятся ребята из Lyapis Crew и то, что они делают. Получилось сделать за достаточно вменяемые деньги. А слушатели сегодня – десятки тысяч человек. И я могу точно сказать, что по поводу этого проекта многие российские рок-музыканты обращались к «ляписам»: «Где вы такое сделали? Мы тоже хотим!».

Mediasat: Наконец-то был переизбран состав отраслевого регулятора – Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. Каковы ваши ожидания относительно работы с ним, станет ли радио в целом жить лучше?

Начну с того, что, во-первых, я лично не взаимодействую с Нацсоветом, а во-вторых, я придерживаюсь китайской пословицы: делай, что должен, и будь, что будет. Я считаю, что если все мы будем делать те вещи, которые не нарушают закон и идут на пользу нашему обществу, то у нас не должно возникать проблем с регулятором. Я надеюсь, что новый состав Нацсовета наконец-то не будет рассматривать радиовещателей как потенциальных врагов, и его регулирующая функция будет не только карательной, но и развивающей.

Mediasat: Большое спасибо за интересное интервью! Желаем Вам успешно реализовать все запланированное, и даже больше, оставаться в топе рейтингов и продолжать радовать слушателей хорошей музыкой и яркими проектами.


* на момент подготовки интервью актуальными были данные второй волны исследования радиослушания в Украине (март — июль 2014 года).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?

Openbox AS4
Openbox AS4
Openbox AS4