Домой Интервью Связь нового поколения

Связь нового поколения

ПОДЕЛИТЬСЯ

На столе секретаря главы Национальной комиссии, осу­ществляющей госрегулирование в сфере связи и информатизации, стоит обитая атласом шкатулка. В нее посетители складывают мобильные телефоны, прежде чем зайти к Александру Животовскому  – бывшему инвестбанкиру, который, как и другие представители бизнеса, подался на госслужбу, возглавив НКРСИ. 

На вопрос Forbes, почему нельзя брать с собой телефоны, сотрудница комиссии ответила с удивлением: «А как можно к руководителю с мобильным? Невежливо». Это одна из многих традиций, которые, видимо, придется нарушить Животовскому. Пока же ему удалось сдвинуть с мертвой точки самую застарелую проблему  – продажу лицензий на 3G. И не одной, как предлагал Кабмин, а сразу трех.

Связь нового поколения

Впрочем, это только первый серьезный шаг. Операторы мобильной и фиксированной связи, а также интернет‑провайдеры ждут от него существенных изменений в отрасли. Forbes собрал у крупнейших игроков рынка вопросы, которые волнуют их больше всего, и задал в первом интервью с новым главой НКРСИ.

Forbes: Как принималось решение о том, сколько лицензий выдавать на 3G?

— Обсуждение велось с тех пор, как я занял пост главы НКРСИ в конце июля. В теории проводить конкурс на одну лицензию проще, потому что все равно кто‑то купит и цена будет рыночной, то есть максимально высокой (если, конечно, нет сговора). Но у такого подхода есть два недостатка: затраты на конверсию частот ложатся на одного игрока, и государство не сможет получить от продажи одной лицензии столько же, сколько от трех. Дискуссия (между НКРСИ и Кабмином.  – Forbes) была непростой. Например, поднимался вопрос о том, нужно ли делать конверсию при продаже одной лицензии. Эта полоса чистая или нет… Месяц нашей работы с минобороны и Госспецсвязи ушел на то, чтобы определить, как станут проходить согласования, как операторы вместе с военными будут жить дальше и работать на этих частотах. В итоге решили, что конверсию можно проводить параллельно с продажей лицензий. По нашему мнению, 3G‑лицензии нужно было раздавать еще позавчера. Запуск и развитие этой технологии, по сути, служит базой для дальнейшей работы над внедрением 4G. Мы хотим обеспечить равномерную конкуренцию в отрасли и создать условия, при которых каждый оператор был бы заинтересован в том, чтобы развивать сеть и инвестировать в экономику страны.

Эрдал Яйла: Какие обязательства будут наложены на лицензиатов?

— Для государства важным является не только одноразовое вливание в бюджет, но и последующее развитие рынка. Лицензии должны работать и стать основой инвестиционных вложений. Поэтому в лицензионных условиях основное  – требования по срокам развертывания сети и освоения радиочастотного ресурса. И безу­словно, соблюдение действующего законодательства.

Forbes: «Укртелеком» предложил свои услуги по строительству сети 3G для операторов мобильной связи. Как вы к этому относитесь?

— Я не видел предложения, о котором вы говорите. Если оно есть, то должно быть подкреплено экономическим обоснованием. А разговор за чашкой кофе  – это просто обмен мнениями. Тем более «Укртелекому» и без этого есть чем заняться. В перспективе компания действительно может выступить сетевым оператором инфраструктуры. Такой принцип работы очень популярен в мире. Но это вопрос не сегодняшнего дня.

Forbes: По вашему мнению, насколько вырастет стоимость мобильной связи после появления 3G?

— В Турции ARPU (средняя выручка на одного абонента в месяц) составляет $10, в Европе выше, в Украине  – $3. Естественно, нашим операторам хочется дотянуться до европейских показателей. Но это не значит, что базовый пакет станет дороже. Просто появится услуга в более высокой ценовой категории, востребованная у абонентов, которые и так много тратят на мобильную связь. А для тех, кто привык платить по 50 гривен в месяц за голосовые услуги, ничего не изменится. Но в результате ARPU по отрасли вырастет.

«Мы будем бороться с игроками, которые работают в серой зоне»


Иван Золочевский: Сегодня активно обсуждается тема 4G. Дмитрий Шимкив, заместитель главы АП, заявил, что уже через год нужно переходить на эту технологию. Вы согласны с ним?

— Над этим переходом мы начинаем работать прямо сейчас. Но не стоит забывать: чтобы перейти на 4G, должно появиться достаточное количество устройств, которые его поддерживают. Распространенные сегодня в Украине смартфоны и планшеты в большинстве своем поддерживают технологии второго и третьего поколения мобильной связи.

Forbes: Сейчас в реестре операторов и провайдеров телекоммуникаций числятся более 4000 компаний. Планируете ли чистить список?

— Не то чтобы чистить… Есть потенциал для улучшения работы провайдеров. К примеру, дома я плачу 70 гривен в месяц за доступ к интернету со скоростью 70 Мбит/с. Максимум, что вижу при проверке,  – 40 Мбит/с. Если декларируется какая‑то скорость, то ее необходимо выдерживать, колебания не должны превышать 10%. Чтобы провайдер мог это делать, ему нужно по‑другому планировать сеть и, наверное, вкладывать больше в оборудование. Подход, когда берется кабель и забрасывается на крышу, должен уйти в прошлое. Все говорят, что у нас ШПД очень дешевый. Это так. Но за что платят абоненты? Сегодня поставщики услуг удерживают невысокие цены либо за счет низкого качества, либо за счет откровенного нарушения законодательства. Не секрет, что многие небольшие игроки работают в серой зоне. И с этим мы будем продолжать бороться. Да, мы понимаем, что они дают рабочие места, предоставляют услуги и создают конкуренцию. Но мы должны добиться того, чтобы все работали качественно. Если для этого потребуются дополнительные инвестиции и рынок консолидируется, это и есть эволюция. Со своей стороны мы намерены снижать барьер вхождения на рынок и сделать условия деятельности поставщиков услуг максимально простыми и понятными.

Эрдал Яйла: Когда регулятор планирует закончить подготовку всей нормативной базы для внедрения услуги переноса номера? Каковы реальные сроки ее внедрения?

— Нам понадобится несколько месяцев, чтобы принять соответствующий пакет документов, и от шести до девяти месяцев для внедрения услуги в сетях операторов. Акты, которые были приняты в прошлом году, мы отменили  – они не учитывали интересы игроков. Все сводится к трем основным вопросам. Должна ли эта услуга быть платной? Как будет осуществляться платеж? Как выглядит механизм переноса номера с точки зрения комфорта для абонента? Сегодня идет активный диалог. Например, операторы выступают за платную услугу. С одной стороны, это позволит создать некоторый барьер для абонентов и не позволит им постоянно переходить к операторам, снижающим цены. Но некоторые участники рынка выступают за то, что стоимость услуги должна компенсировать им потерю абонента. А это уже слишком высокая цена. Также операторы спорят о том, кому должен платить клиент  – донору номера или реципиенту, который затем переведет средства на счет донора. Нет единой позиции и по вопросу о том, у кого абонент будет заказывать услугу: у донора или реципиента.


Александр Баринов: Будет ли НКРСИ пресекать перекрестное субсидирование операторами внутрисетевых звонков за счет звонков за пределы сети, а также будет ли НКРСИ бороться c «замыканием» операторами трафика в пределах своих сетей?

— В Украине действительно существует большой перекос в пользу внутрисетевого трафика из‑за тарифной политики операторов. И единственный путь к решению этой проблемы, доступный регулятору сегодня,  – уменьшение ставок интерконнекта. Именно такие тенденции сейчас наблюдаются на европейском рынке: снижение ставок интер­коннекта, отмена роуминга и т. д. Такой подход вынудит операторов пересмотреть свои маркетинговые стратегии и отказаться от нулевых тарифов в сети. Это в конечном счете приведет к выравниванию дисбаланса между внутренним и внешним трафиками.

Но проблема в том, что доходы наших операторов от взаиморасчетов за интерконнект занимают 20–30% в общей структуре выручки, и их снижение неизбежно приведет к уменьшению налоговых отчислений. Сходу обнулить ставки интерконнекта было бы неправильно. Все изменения нужно проводить в комплексе и постепенно снижать существующие барьеры, параллельно с запуском услуги переноса абонентского номера.

Петр Чернышов: Почему НКРСИ долгое время не давала ответов на запросы операторов о том, как им действовать в Крыму? Будут ли санкции для операторов, которые прекратили предоставлять свои услуги на Крымском полуострове?

— Крым  – одна большая общая проблема. Это не проблема «Киевстара», не проблема МТС. Операторы сегодня должны выполнять лицензионные условия, по которым обязаны предоставлять связь в Крыму. Но выполнение этих обязательств, как и возможность комиссии это проверить, ограничены в силу сложившихся обстоятельств. Мы не можем предложить решение, выходящее за рамки действующего правового поля. В Верховной Раде сейчас рассматривается законопроект, который даст ответ на вопрос, как работать в Крыму. Мы направили в парламент свои предложения. Но когда документ будет принят  – это уже вопрос к депутатскому корпусу.

Сергей Бойко: Какие планы у комиссии по дерегуляции рынка телекоммуникаций?

— Сейчас разрабатываются изменения в закон «О телекоммуникациях» для отмены лицензирования некоторых видов деятельности и перехода на регистрационную основу. Мы придерживаемся принципа, что регулировать нужно в двух случаях: когда есть ограниченный ресурс и когда присутствует риск нанесения вреда населению. Есть много вопросов, решения по которым можно автоматизировать и упростить, а не принимать коллегиально.

Иван Золочевский: Очень многие на рынке негативно отреагировали на то, что комиссию возглавили именно вы, потому что у вас нет опыта в телекоммуникационной сфере. Как вы считаете, отсутствие опыта – это скорее плюс или минус?

— Обществу это дает плюс, если учитывать, что раньше комиссия воспринималась как структура, которая лоббирует интересы того или иного игрока рынка. Появление нового лица дает надежду, что все‑таки что‑то изменится. Кроме того, НКРСИ  – это коллегиальный орган, в состав которого входят разные люди. Есть те, кто уже работал в комиссии. Есть люди с очень богатым опытом в IT‑сфере.

Сергей Бойко: Уже несколько лет НКРСИ пытается совместно с игроками рынка решить вопрос регламентации доступа операторов к зданиям для строительства телекоммуникационных сетей. Как вы намерены решать данную проблему?

— Доступ к жилому фонду  – это лишь один аспект проблемы, с которой сталкиваются операторы при строительстве телекоммуникационных сетей. И ее решение лежит в плоскости законодательного регулирования. НКРСИ инициировала создание межведомственной рабочей группы для разработки законопроекта, цель которого  – регламентация и правовое закрепление доступа при использовании инфраструктуры зданий, транспорта, электроэнергетического комплекса для размещения телекоммуникационных сетей. В случае принятия этого закона будут урегулированы все вопросы, в том числе и методики определения размера платы за размещение сетей.

Петр Чернышов: В прессе обсуждается возможность создания национального оператора мобильной связи. Привлекался ли регулятор к таким обсуждениям и какова ваша позиция? Реально ли появление на рынке нового игрока? Как это может произойти?

— Вопрос с национальным оператором, мне кажется, возник от осознания того, что мы находимся в состоянии войны с Россией, а существенные доли двух крупнейших операторов рынка принадлежат российским акционерам. Если посмотреть на мировую практику, то мобильные операторы  – это глобальные игроки, которые не находятся под влиянием какой‑то одной страны. У нас же в условиях непростых отношений с РФ действительно есть проблема, которую надо решать, но исключительно рыночными инструментами. Возможно, внедрение 3G/4G будет способствовать появлению новых игроков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?