Чем нас порадует РБК

Чем нас порадует РБК

В медиахолдинге РБК опять перемены: пост генерального директора телеканала оставил Александр Любимов. Теперь политику РБК будут определять создатель газеты «Ведомости» Дерк Сауэр и бывший главный редактор сайта «Ведомостей» Елизавета Осетинская

Известный журналист Александр Любимов оставил пост генерального директора РБК-ТВ, но собирается остаться в РБК и работать в совете директоров, занимаясь GR. РБК-ТВ должно войти в состав объединенной редакции, куда уже входят агентство, газета «РБК-daily» и журнал РБК. С января ее возглавляет Елизавета Осетинская — бывший главный редактор Forbes. На эту должность Осетинскую пригласил Дерк Сауэр — основатель холдинга Independent Media и газеты «Ведомости», с ноября 2012 года — президент, а с августа 2013-го — генеральный директор холдинга РБК. Елизавета Осетинская начала активные, в том числе кадровые, преобразования в холдинге и его подразделениях. Планируется и серьезная перестройка контента газеты и интернет-ресурсов. Вопрос: что это даст РБК?

Оживление эфира

Взлет медийной компании РБК начался в 1998 году. Тогда ее владельцы и менеджеры разместили на своем вполне среднем по популярности сайте курсы продажи валюты в конкретных обменных пунктах Москвы. В период дикой волатильности доллара эта информация была невероятно востребована, и РБК буквально «взлетел». У очень многих бизнесменов с тех пор возникла устойчивая привычка каждый день заглядывать на сайт РБК. Столь длинная история, обильный контент и четкая «заточенность» под нужды конкретного бизнеса обеспечили РБК на многие годы статус первой деловой интернет-площадки. Второй удачей создателей был запуск первого делового канала. РБК-ТВ стал единственным эфирным деловым телевидением с широким распространением, что сулило ему необыкновенную финансовую удачу. В контентном плане центром канала стала фондовая аналитика. В прочих своих проявлениях — новостях и собственных программах — РБК-ТВ «первой реинкарнации» ничем особенным не запомнился. Что касается других медийных активов холдинга, то они никогда не были значимыми игроками рынка, к чему, собственно, их создатели не очень и стремились. Стоит еще напомнить, что РБК до кризиса 2008 года оценивался примерно в 1 млрд долларов.

Осень 2008 года оказалась для холдинга драматичной. Большие валютные долги поставили вопрос о его существовании. На помощь пришел Михаил Прохоров. Группа «Онэксим» стала владельцем контрольного пакета акций головной компании холдинга. Команда отцов-основателей немедленно покинула РБК, а команда Прохорова стала разбираться с активом. Топ-менеджеры были озадачены вопросом, как вернуть РБК в звездное «миллиардное» состояние.

Примерно через три года после этого приобретения было принято первое контентное решение — на РБК-ТВ пригласили Александра Любимова. Он сделал канал внешне более современным, более техничным и экономичным, однако существенно изменил контент. Вместо прежнего «а-ля русский Bloomberg» зрители теперь смотрели «а-ля русский CNN». При этом, однако, близость к Bloomberg была существенно большей, чем близость к CNN. Если фондовая аналитика старого РБК-ТВ действительно была сильна, хотя и скучновата, то политико-экономическая аналитика (именно в такой последовательности приоритетов) второго РБК-ТВ была слабым подобием американского аналога. И это более чем естественно: российские достижения в области фондового и прочего количественного анализа существенно больше достижений в области анализа политики и экономики как таковой. Как бы то ни было, канал изменился принципиально — он перестал быть собственно деловым каналом. Аудитории это каналу прибавило. По официальным отчетам холдинга, за время работы Любимова (он возглавлял РБК-ТВ с ноября 2011 года) охват аудитории телеканала вырос более чем на 23%, до 22,6 млн человек. Увеличение числа зрителей РБК-ТВ, по словам бывшего гендиректора, было достигнуто путем совмещения делового и развлекательного форматов, что другие медиаменеджеры называли невозможным. Развлекательные программы заполнили ранее «мертвый» эфир выходного дня, который прежде занимали повторы будничных передач. «Сейчас основные итоги недели мы подводим в пятницу. А в выходные в эфир выходят программы про автомобили, про дайвинг, про рестораны. Словом, о том, как тратить заработанные деньги…» — объясняет бывший гендиректор РБК-ТВ.

Рост аудитории привел и к росту доходов от рекламы. В 2013 году доходы РБК-ТВ от рекламы, согласно отчетности холдинга, выросли на 18%, притом что весь рынок телевизионной рекламы вырос всего на 10%. Однако в целом компания чувствует на себе «холодное дыхание» низкой конъюнктуры. По данным холдинга, показатель EBITDA в 2013 году сократился на 97%, до 12 млн рублей, рекламные доходы в интернете выросли лишь на 3%, а в печатной прессе снизились на 12%. Текущие результаты менеджмент объясняет ухудшающейся экономической ситуацией и процессом реорганизации медиахолдинга. Однако зачем его бесконечно реорганизовывать, а не поставить на ту «лошадь, которая везет», извне непонятно.

Любимов устал

«Я, когда еще только приходил, собирался работать до того, как выведу телеканал на самоокупаемость, — сказал Александр Любимов в интервью журналу “Эксперт”. — Когда прошлой осенью это произошло, я счел свою миссию законченной и собрался уходить, но мне предложили остаться на другой должности. Я очень дорогой специалист, который выполнил свою задачу. А продолжать мою работу могут не такие дорогостоящие менеджеры, как я». Любимов признается, что оставлять холдинг ему не хотелось: «Условия мне нравятся, компания мне нравится, к ней я уже как-то прикипел». «Мне свойственно проектное мышление. Я всегда так жил — я делал проекты. Я не могу сидеть на одной должности, мои способности начинают приходить в упадок. Мне нужно ставить задачи и их решать. Задачи в новой должности мне кажутся интересными. А творчество возможно на любой работе», — считает Александр Любимов.

Появление Дерка Сауэра и Елизаветы Осетинской в холдинге Любимов оценивает позитивно: «С приходом Елизаветы и Дерка газета и агентство стали более активны, стало больше эксклюзива… Собственно, это они нашли “пропавшего” Януковича, много других хитов появилось». А творческие разногласия не были принципиальными: «Мы с Дерком вообще динозавры, Елизавета помоложе, но тоже очень опытная и профессиональная. Мы все знаем, чего хотим: создать хороший контент для политиков и бизнесменов, поэтому мне кажется, нет и не было такой проблемы. Но споры, конечно, были и идут всегда; медиа — это живой организм».

Новый генеральный директор и генеральный продюсер РБК-ТВ Глеб Шагун, пришедший в РБК вместе с Александром Любимовым, намерен продолжить его политику, о чем он заявил в недавнем интервью «Известиям». Однако Шагун будет менее самостоятельным, чем Любимов: «Сейчас мы строим систему единой редакции, задача которой в том, чтобы достичь синергии между всеми нашими успешными бизнесами — агентством, теликом и газетой». Контентом будет заниматься преимущественно Елизавета Осетинская. В то же время Любимов надеется, что тоже сохранит возможность как-то влиять на содержание программ: «Я же буду членом совета директоров, буду заниматься разными стратегиями холдинга… Надо дать людям возможность творческой работы в тех рамках, которые существуют, — изложил свое творческое кредо бывший гендиректор телеканала РБК. — А если людей заносит, а их всегда заносит, то надо с ними общаться, объяснять, “тюнинговать” эфир».

А Сауэр — нет

Приход Любимова на канал обусловил уход с него многих знаковых фигур, среди которых самой яркой был Степан Демура. Его уход ознаменовал конец узкоделового аналитического канала. Приход «голландской» команды тоже сопровождается массовыми кадровыми перестановками. Стало известно, что с РБК-ТВ намерены уйти телеведущие Игорь Виттель и Мария Строева. Виттель был вторым после Демуры лицом канала на протяжении, кажется, всей его жизни. С 1 апреля вместо Петра Кирьяна главным редактором «РБК–daily» Елизавета Осетинская назначила Максима Солюса, заместителя главного редактора газеты «Ведомости», о чем шеф-редактор объединенной редакции холдинга сообщила на своей странице в Facebook. Основные принципы работы холдинга, тут же прозванные в сети «Осетинской декларацией независимости», были тоже опубликованы в Facebook. Они просты и соответствуют общепринятым правилам журналистики, поэтому перечислять их нет смысла. О содержательных изменениях говорят сотрудники «за кадром»: «В понимании Осетинской, экономическая журналистика должна рассказывать о взаимоотношениях хозяйствующих субъектов, о бизнесе. О том, о чем пишет Forbes. Государственные программы, стратегии развития, административные решения и законодательные акты она не считает чем-то важным и интересным — несмотря на то что в России, в отличие от США, главный субъект экономики — государство. Никто не сомневается в необходимости писать про бизнес, но нельзя забывать и про экономическую политику…»

Узнать точку зрения самой Елизаветы Осетинской не удалось — она отказалась комментировать преобразования в РБК. Дерк Сауэр пока не ответил на письменный запрос «Эксперта»: его помощница Ирина Токарева сообщила, что президент и генеральный директор холдинга сейчас в командировке. Однако стоит обратить внимание на то, что любимые детища тандема, управляющего сегодня РБК, по контенту далеки от своих западных аналогов. «Ведомости» уступают в жестком, глубоком и несколько циничном анализе, принятом в Financial Times. Гламурный русский Forbes мало похож на пронизанный духом либертарианства американский аналог. Это, кстати, сказывается на структуре его аудитории: более 40% читателей составляют люди в возрасте от 16 до 24 лет, что для делового журнала не вполне естественно.

При некоторой «топорности» в «первом РБК» был узнаваемый стиль молодого российского предпринимательства. У него был естественный путь — развиваться вместе с предпринимателями страны, отражая их «кондовые» проблемы и интересы. Вернуть РБК на этот путь «голландская команда» точно не сможет. Тезисов о международных стандартах журналистки недостаточно для создания мощного медийного явления. Нужен аутентичный идейный стержень, который нельзя импортировать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?