Ирина Козлова
Ирина Козлова, эксперт рынка, заместитель директора Ассоциации «Телекоммуникационная палата Украины»
«Нет коровы — подои быка».
Бенгальская поговорка

Деятельность, связанная с созданием контента, всегда и везде являлась довольно специфической и поэтому регулируется достаточно тщательно. И это вполне объяснимо. В современном мире нельзя оставить без внимания контроль за такими важными вопросами при создании передач, как, например, защита несовершеннолетних от информации, которая может повредить их моральному развитию, соблюдение свободы слова, поддержка культурного разнообразия, защита человеческого достоинства, распространение порнографии и информации, разжигающей межнациональную рознь или призывающей к насилию.

Услуги, находящиеся в так называемой «зоне редакционной ответственности», в Европе регулируются Директивой 2010/13/ЕС об аудиовизуальных медиа-услугах и, как правило, подлежат лицензированию. Но из сферы действия этой Директивы четко исключены субъекты хозяйствования, осуществляющие техническую передачу программ, редакционная ответственность за содержание которых лежит на третьих лицах (вещателях). Деятельность лиц, предоставляющих телекоммуникационные услуги (обычно они предоставляются за определенную плату и заключаются в передаче сигналов телекоммуникационными сетями, включая телекоммуникационные услуги и их передачу в сетях, используемых для вещания, исключая услуги, которые предоставляются или осуществляются вне редакторского контроля за содержанием), регулируется отдельной Директивой 2002/21/ЕС о совместных правовых рамках для электронных сетей и услуг и в Европе не лицензируется. Еще и потому, что рынок способен сам урегулировать все основные проблемы, возникающие в процессе такой деятельности.

А у нас нет. В 2006 году субъекты рынка телекоммуникаций (кабельные, спутниковые операторы, провайдеры IPTV, предоставляющие абонентам доступ к программам телерадиоорганизаций) в Украине были названы «провайдерами программной услуги». Такая деятельность внезапно поменяла сферу, свою суть и важность, стала регулироваться не Законом Украины №1280 от 18.11.2003 года «О телекоммуникациях», а Законом Украины №3759 «О телевидении и радиовещании» и стала лицензироваться  Национальным советом Украины по вопросам телевидения и радиовещания наравне с вещанием.

Согласно общим принципам, лицензирование отдельного вида деятельности в Украине вводится в случае недостаточности других средств государственного регулирования хозяйственной деятельности. Другой принцип лицензирования — равность прав и законных интересов всех субъектов хозяйствования — достигается путем принятия одинаковых для всех лицензиатов условий получения лицензии, так называемых Лицензионных условий. То есть лицензирование — это выдвижение государством ряда необходимых условий, при соблюдении которых любой субъект может осуществлять такую деятельность, при условии, что другие методы управления не приносят результата.

Рассмотрим украинские реалии. Сегодня суть лицензирования провайдера программной услуги заключается в том, что в лицензию вручную вписывается перечень программ, предлагаемый абоненту. Других ограничений, в т.ч. организационных (как, например, для вещателя по участию иностранного капитала при учреждении телерадиоорганизации, созданию редакционных советов и пр.), кроме необходимости записать в лицензию полный перечень программ, не существует. Любая смена программы влечет за собой длительную и дорогостоящую процедуру переоформления лицензии. В выдаче или переоформлении лицензии возможен отказ из-за попадания в немилость у государственного чиновника какой-то конкретной программы или их группы. Да, Лицензионных условий как единых требований к деятельности провайдера в Украине не существует.
Равность условий бизнеса регулируется решением Нацсовета. Ну, бывает иногда, кто-то становится «равнее» других, ничего не поделаешь.

Предлагаю ознакомиться с определением «цензура». Цензура — это «контроль официальной власти за выпуском в свет и распространением печатной продукции, исполнением (показом) театральных постановок, радио- и телевизионных передач… для того, чтобы не допустить или ограничить распространение идей и сведений (свободу информации, мысли), признанных этой властью нежелательными или вредными». Цензура разделяется на предварительную и последующую. Предварительная цензура означает необходимость получения разрешения на выпуск в свет, например, книги. Большинство современных конституций (включая украинскую), провозглашая свободу информации, прямо запрещают цензуру. Введение цензуры во всех странах допускается при оглашении некоторых из режимов чрезвычайного или военного положения.

В общем, сегодня украинское управление деятельностью провайдера программной услуги больше совпадает с понятием «цензуры», нежели с понятием «лицензирование».

Сейчас уже ни для кого не секрет, что  изменения в Закон  «О телевидении и радиовещании» относительно провайдеров были внесены в 2006 году по двум основным причинам: законодательное закрепление присутствия эфирных каналов в кабельных сетях (универсальная программная услуга) и планы по наполнению государственного бюджета.

Так, в Украине защита государственного информационного интереса (обязательное присутствие в сетях программ общественного и государственного вещания в редакции Закона «О телевидении и радиовещании» до 2006 года) была заменена обязательным присутствием в сетях 15-18 частных эфирных коммерческих программ, распространяемых на той же территории, где находится кабельная сеть. Вроде бы нелогично.

Доходы эфирных каналов зависят от стоимости рекламы, которая зависит от рейтинга, который измеряется в кабельных сетях тоже. Вот такой себе «Дом, который построил Джек». Все еще нелогично?

В Европе подобной практики не существует, да, и, наверное, существовать не может. Кабельные операторы обязаны предоставлять доступ к некоторым некоммерческим программам, по общераспространенной практике — государственного и общественного вещания, однако остальной список программ для услуги операторы подбирают самостоятельно, исходя из требований закона. Соблюден баланс между государственным информационным и бизнес интересом.

Лицензионный сбор с провайдеров в Украине (ну как же без денег, раз есть возможность) стал собираться по методике, не выдерживающей никакой критики (сумма лицензионного сбора зависела от количества домов на территории и количества программ(!) в услуге). Но кто слушает провайдера, с которого собираются деньги?

К чему же я это все о Европе, да о Европе…

А Украина находится сейчас в стадии исполнения «Общегосударственной программы адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского Союза», утвержденной Законом Украины №1629 от 18.03.2004 г.

Вероятно именно то, что адаптация законодательства сферы телекоммуникаций по непонятным причинам не была обозначена как приоритетная в «Соглашении о партнерстве и сотрудничестве» от 16.06.1994 г. между Европейскими сообществами, их государствами-членами и Украиной, позволило в 2006 г. ввести в Украине подобное «лицензирование» телекоммуникационных услуг.

Для сравнения. В Грузии, например, в рамках реформирования государственных систем управления от лицензирования деятельности кабельных операторов отказались вообще. Регистрация субъекта, желающего предоставлять услуги платного телевидения, осуществляется на основании паспорта руководителя и занимает 15 минут. Реестр субъектов доступен в Интернете.

С просьбой все же внедрить европейскую(!) практику и отменить чрезмерное регулирование отечественный рынок платного телевидения обращается к государству вот уже шестой год, с самого момента изменения закона. Но в Украине до сих пор все стабильно. Миллионные лицензионные сборы, которые утверждаются государством по расчетам «с потолка», наполняют государственный бюджет. Эфирные концерны держат под контролем присутствие в сетях провайдера и получают доход. Провайдеры из-за каждого изменения программ проходят «семь кругов чиновников» и платят за каждое переоформление лицензии, за изменение хотя бы одного канала из списка, 1073 грн. (около 135 долларов США).

Чтобы от такого «лакомства» отказаться в пользу цивилизованных принципов, государству необходимо иметь четкие планы и видение экономического развития страны не по полицейско-коррупционному, а по рыночному  принципу, и тогда ведение бизнеса станет свободным от сложности, волокиты и коррупции чиновника. Кстати, в рейтинге Всемирного банка по благоприятности ведения бизнеса Украина все еще занимает 152 место из 183. Мы обогнали, например, Бурунди, Афганистан, Нигер и Конго.

Есть повод задуматься.

Автор: Ирина Козлова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?