ПОДЕЛИТЬСЯ
Закарпатская облгостелерадиокомпания («Тиса-1») начала регулярное телевещание в 1968 году и на сегодняшний день является единственным полноформатным линейным телеканалом Закарпатской области с собственным вещанием 24 часа в сутки, а также единственной в Украине телерадиокомпанией, осуществляющей телевизионное вещание на восьми языках: украинском, венгерском, словацком, румынском, немецком, ромском (цыганском), русском. Что ж, «Тиса-1» пока что не общенациональная, но уже и не региональная быстро развивающаяся телерадиокомпания, осуществляющая спутниковое вещание. Какие же у Закарпатской ОГТРК основные планы на будущее? Какие задачи ставит руководство перед работниками телеканала? Об этом и многом другом в интервью рассказывает заместитель генерального директора Закарпатской ОГТРК – Александр Герешко.

Александр Герешко

MediaSat: Александр, поведайте нам об истории создания и развития Закарпатской ОГТРК от истоков до сегодняшних дней.

История Закарпатской ОГТРК берёт своё начало с вхождения Подкарпатской Руси в состав СССР по окончании ВОВ. В то время в области начал работать радиокомитет, который превратился в профессиональное радио, а в 1968 году в эфир вышла первая телепрограмма. Несколькими годами ранее в Ужгороде работала киногруппа, которая передавала свои материалы Львовской студии телевидения, откуда они выходили в эфир.
Закарпатская телестудия (до 90-х годов единственная в крае) прошла классический путь развития. Она была одинакова с Шаболовкой, Останкино, Хрещатиком и многими телевизионными студиями, зарождавшимися в те годы. Государство уделяло огромное внимание средствам массовой информации. Они были призваны, как сейчас сказали бы, мониторить состояние социума и устраивать нарушителям публичную порку. Власть строго следила, чтобы этот инструмент был эффективным, и прилично содержала его. Одним из первых Закарпатское телевидение получило цветное оборудование, суперсовременную на то время ПТС. Наряду с акустически уникальным зданием радиодома строится аппаратно-программный блок телевидения со стометровой студией, а позже – специально спроектированный аппаратно-студийный блок с техническими аппаратными, редакционными помещениями, гримёрной, репетиционной, климатикой. Там же трехсотметровая студия, укомплектованная автоматизированной системой света. Правда, она предназначалась для Олимпиады-80 в Москве, но благодаря закарпатскому коньяку и организаторской гениальности тогдашнего директора телецентра Андрея Дудича поменяла прописку. После развала Союза Андрея Андреевича с удовольствием забрал в начальники Первый канал венгерского телевидения в Будапеште. Многое сделанное им до сих пор составляет основу инфраструктуры Закарпатской телерадиокомпании.
В творческом плане студия шла стандартным путём, передачи начинались после прекращения московской программы в 24:00. Ночью весело звучало название передачи «Два світи – два способи життя» про ужасы капитализма и радости социализма. На редакционных летучках неизменно шутили – французы знают много способов, а мы только два.
С появлением видеозаписи стало веселее. Кроме «киношных» сюжетов, уже целые программы на видеорулонах с красной полосой и надписью «Правительственная» улетали самолётами в Москву. Так мир узнал Закарпатский народный хор, закарпатскую школу живописи, следил за строительством нефтепроводов и газопроводов. Ну, а праздник на советско-чехословацкой границе каждый год 9 мая — до сих пор одна из легенд Закарпатского телевидения. На нейтральной полосе стояли Ужгородский и Кошицкий автобусы-ПТС. Радиорелейные линии «гнали картинку» на Закарпатье и на Виходно-Словенский край.
Надо сказать, что Закарпатская студия в те времена считалась одной из лучших в Украине и в СССР. Её программы с удовольствием брали для столичных эфиров. А свидетельством мастерства был отъезд большой группы сотрудников в Москву для работы на Олимпийских играх 1980 года.

Первая режиссёрская аппаратная компании.
Первая режиссёрская аппаратная компании.

MediaSat: Как развивалась ОГТРК в период независимости?

Независимость Украины Закарпатская телерадиокомпания встретила достойно. Именно из её студий в 1991 году вышло сообщение о сессии Ужгородского горисполкома, первой в СССР осудившей ГКЧП. В то время студийные павильоны заполнили толпы артистов, художников, музыкантов, колхозниц и колхозников (которые стали называться бизнесменами). Почти всех их режиссёры знали в лицо. Ведь это были те же телегерои, что и последние 10-15 лет, разве только с несколько изменившимися текстами. А тем временем студия-побратим из словацких Кошиц рассказывала про какую-то непонятную люстрацию в Чехии и Словакии.
А затем в компании появился руководитель, с приходом которого мне пришлось покинуть кабинет в общей с ним приёмной и уйти в телевизионный бизнес. Обратно я вернулся через 10 лет и застал компанию, как будто помещённую на все эти годы в морозильную камеру. Серые лица затравленных людей, тенями проскальзывающих по коридорам, я не забуду никогда в жизни. Шёл 2005 год. Мне, приглашённому новым гендиректором, предстояло вместе с ним создавать новую команду и практически с нуля возрождать память закарпатцев о местном телерадиовещании. Тогда мы ещё не знали, что компания станет европейской.

MediaSat: Как в целом развивалось коммерческое ТВ региона за последние 20 лет? Остро ли ощущается конкуренция со стороны коммерческих вещателей?

Коммерческое телевидение в Закарпатье начало вещание неожиданно. Мы, работники единственной в крае студии, с удивлением увидели в эфире «конкурента». Первым с его владельцем познакомился я. Вот как Игорь Петров, основатель 21-го канала в Ужгороде, описал мне историю его возникновения.
Он смотрел передачу «Поле чудес», которая в то время потихоньку приторговывала в эфире своей аудиторией. И вот Леонид Якубович попросил население СНГ смелее становиться дилерами. Игорь слабо представлял себе, что такое дилер, но быть им хотел. Позвонив в Москву, он узнал, что дилерам надо продавать телевизионные передатчики. Смело взяв кредит во времена, когда обычные граждане боялись даже подойти к банку, а банкиры каждого смельчака записывали в друзья семьи, Игорь принял на реализацию ламповый телерадиопередатчик. Надо ли говорить, что реализовать его не удалось…
Так или иначе, в пригороде Ужгорода заработал, без всякого согласования с сопредельными странами, частный телеканал. Он представлял собой бытовой видеомагнитофон и компьютер «БК», включенный в вырванную «с мясом» из стены розетку. Обычная для тех дней история. И несмотря на то, что Игорь Петров уже давно трагически погиб, его канал доказал свою жизнеспособность и до сих пор радует ужгородцев коммерческими объявлениями, новостями и фильмами.
Серьёзнее было становление второй по значению телерадиокомпании области «М-студио» с Мукачево. Парочка энтузиастов, среди которых были мелкий бизнесмен и выпускник киевского журфака, сотворили местное чудо. Искромётный народный юмор, домашние новости, реплики программ всех модных развлекательных жанров – этим характеризовалось мукачевское телевидение тех лет и за это имело много своих почитателей. Со временем студия разделила судьбу большинства таких телекомпаний Украины и поменяла владельцев. Теперь «М-студио» имеет современные выгородки в павильоне, неплохие камеры, приличную ПТС, оперативные новости, передачи. Но «душевность» своих первых лет новой команде сохранить не удалось. Канал прочно занял стандартное место в этой нише.
Ещё в одном городке – Хусте – работает ТРК «Хуст». С её помощью жители трёх районов узнают местные новости. На этом описание коммерческого ТВ в Закарпатье, пожалуй, можно закончить. Разве что упомянуть ещё специфическое венгерское Берегово. Почему так мало? Об этом позже. А о вещательной конкуренции государственному ТВ и говорить не приходится. Местные коммерческие каналы были в лёгкой весовой категории и терялись в тени седовласой спутниковой гостелерадиокомпании.

MediaSat: Отличается ли ТВ Закарпатского региона от ТВ Украины?

Сразу оговорюсь – не ищите в моих словах политическую подоплеку. Её нет. Просто, чтобы ощутить ауру закарпатцев, местных городов и весей, надо знать немного «историю вопроса». Много ли вы знаете людей, которые не выходя из дома, где родились, становились гражданами пяти разных государств? Я знаю много, и все они из Закарпатья. Королевство Венгрия, Австро-Венгерская империя, Чехословацкая республика, СССР, Украина. Вот список этих государств на памяти одного поколения.
Ментальность населения этих краёв формировалась отнюдь не в последние 50 лет. И здесь, на перекрёстке европейских дорог, реально существует осмеянный в последние годы интернационализм, и реально можно пощупать толерантность. Их веками пытались разрушить разные режимы, а они есть. Иначе здесь быть не может. Иначе — глубокая пропасть. Здесь сходятся корни многих исторических процессов. Здесь стоит мощный волнолом бешеных волн и грязной пены разных эпох. Подумайте над этими словами через призму функций телевидения.
Телевидение пришло в Закарпатье с Запада. Первыми телеканалами, занявшими закарпатский эфир в далёких шестидесятых годах, были венгерские и чехословацкие. И это были каналы высшего телевизионного эшелона. Появившиеся позже советские и украинские, тех дней, со старта проиграли бои за значительную часть местной аудитории. В этом, кстати, и причина малого количества коммерческих каналов в регионе, и их позднее появление. Я был шокирован бурным ростом телеканалов в азиатской части России в конце 80-х, начале 90-х и отсутствием их в «продвинутом» Закарпатье. А ответ прост. Зачем городить уродливое, когда есть совершенное? Мотивация отсутствовала. Зрелищ к хлебу хватало. Заезжие в те годы к нам москвичи завидовали, смотря новогодние венгерские программы. А за фотографию с экрана ужгородского телевизора, настроенного на зарубежный канал, можно было в СССР схлопотать реальный срок. И так было до падения «железного занавеса». Когда доступное нам стало доступно всем, разница начала исчезать, но у нас, в отличие от остальных, была многолетняя «прививка» против пошлости, безвкусицы и деконструктивизма телевидения последних лет. До сих пор вы не увидите в эфире сопредельных с нами государств телевизионного беспредела, свойственного телевидению современной Украины. Почему? Этот вопрос уже не ко мне.
Конечно, с падением общего культурного, образовательного, интеллектуального уровня населения, свидетелем которого я невольно становлюсь, наблюдаешь изменение телевизионных вкусов. Смотрят и у нас весь этот «непотреб». Но вместе с тем я наблюдаю у значительной части местной молодёжи стремление к осмысленному творчеству в разных формах, а с появлением легкодоступной техники, в том числе и стремление «снимать кино».
Молодёжь, с которой я работаю на телевидении, а теперь и на радио, сама, без подсказок, находит лучшее, что придумало человечество. Это служит им ориентиром в творчестве. И в этом смысле, сравнивая, я вижу, что мы ушли немного вперёд по отношению к другим регионам. У нас разная система ценностей. Отличия есть и в предпочтениях зрителей, и в творчестве создателей. Но ведь никто не ожидает от учеников закарпатских художников Ердели, Бокшая и Шолтеса мазков по-киевски или по-полтавски.

MediaSat: Какие структуры входят в «Тиса Media»?

Я знаком только с одним «Тиса Media». Это мой проект в Интернете — медиапортал. На протяжении года шёл мониторинг всех нюансов проекта. В результате было принято решение в новом сезоне переформатировать портал. Это будет сайт, на котором планируется размещение аналитических материалов, касающихся региона, отдельной оперативной информации для профессионалов. Для остальных же посетителей предусматривается контент в стиле «фьюжн».

MediaSat: В чем отличие ОГТРК от коммерческих вещателей Закарпатья? Вы подстраиваетесь под рынок? С чем связана смена концепции весной 2011 года?

На мой взгляд, гостелерадиокомпании – это одно из того лучшего, что осталось от предшествующего государственного строя. Но поймём мы это только тогда, когда окончательно похороним эту систему. Говорю не как её представитель. Треть своей жизни отдал коммерческим студиям и проектам. Имел возможность изучать государственное ТВ в самом его центре – московских Шаболовке и Останкино и стоять у истоков негосударственного телевещания в Украине. Сегодняшние проблемы госТВ абсолютно идентичны проблемам остальных государственных институтов – образованию, здравоохранению, обороне, безопасности, правозащите, соцобеспечению и т.д. Но мы ведь не призываем приватизировать милицию или сделать её общественной, не призываем «демократизировать» защиту инвалидов. Мне не понятно, почему у государства, оставляя ему неблагодарные функции, хотят отобрать «рупор». С моей точки зрения это сильный удар по функциональности государства. Возможно, это работает в таких странах, как Германия, где большая часть государственноконтролируемых функций автоматически и добровольно, а что главное, сознательно выполняется самими гражданами. У нас ситуация иная. Мы почему-то не собираемся стихийно, массово и регулярно на певческих полях, не спешим убрать соседние скверики, не звоним в милицию, увидев незнакомца в окне соседа, не готовы поделиться сверхприбылями на проведение детского фестиваля. Гостелерадиокомпании, по крайней мере, наша, делает то, что заведомо не приносит прибыли. Если хотите, это один из последних бастионов общественной совести и морали, контролируемый не группкой людей, пусть даже и собирающейся назвать себя неким «общественным советом», а, по факту, журналистскими коллективами. Эти журналисты получают одну из самых низких в стране зарплат, живут в самых обычных бытовых условиях, на собственной шкуре знакомы со всеми проблемами подавляющей массы граждан. Всё это накладывает сильный отпечаток на содержание их программ. При другой системе управления так уже не будет. Местные телекомпании – это, собственно, цемент, скрепляющий кирпичи государства. Каким бы качественным не был уровень такой компании, она всегда занимает одну из верхних строчек в рейтинге всего, что смотрят в крае. Это хорошо знают «честные» социологи. Убери этот цемент, и пропадает чувство Родины, а вместе с тем и осознание принадлежности к государству. Оно становится чужим, чьим-то там, далеко, с не нашими проблемами. Как частность: отбирая местные ресурсы в пользу общенациональных, управленцы получают всего лишь ещё одну «киевскую кнопку», деля свою влиятельность ещё и на эту долю, а не приобретая что-то дополнительно. Для «местных» это всего лишь ещё один чужой дядя. Исходя из этих принципов и соображений работает Закарпатская ОГТРК. «Для вас и про вас» — это наш слоган.
Отвечая далее, скажу – под рынок мы не подстраиваемся, так как его у нас нет. Практически все внебюджетные поступления, за исключением избирательных компаний – это помощь друзей, приятелей и знакомых, которых жизнь затащила в бизнес.
Что же касается рекламы на канале, во-первых: крупные бизнес компании можно пересчитать на пальцах одной руки, во-вторых: если ими и проводятся пиар-кампании, то не на местном уровне.
С другой стороны, отсутствие «инородных тел» придает нашему каналу «человеческое лицо», и многим зрителям это нравится. Это такой парк Юрского периода в обрамлении эпохи рекламных блоков других телеканалов.
Думаю, этим я ответил и на вопрос о том, насколько наш бюджет зависит от рекламы.
А вопрос по смене концепции возник, очевидно, из последних сообщений о нас на сайте Нацсовета. Исходя из информации, поданной нами при очередном приведении своих дел в порядок, они сформулировали концепцию немного иначе, чем она звучала ранее. Стараемся соответствовать.

Гости ЗОДТРК на семинаре, проводимом в Ужгороде компанией SES Astra.
Гости ЗОДТРК на семинаре, проводимом в Ужгороде компанией SES Astra.

MediaSat: Кто Ваша аудитория? На кого нацелен канал?

Технически покрытие спутникового луча с нашей программой распространяется почти на всю Европу и капельку Азии с Африкой. Самым серьёзным исследованием количества зрителей этого спутникового ресурса занимался его хозяин – SES Sirius (теперь это SES Astra). По их подсчётам, в 2008 году сигнал с «нашего» спутника был на экранах одного миллиона украинских домохозяйств. На 2012 год они дают прогноз в три миллиона. Умножайте это как минимум на три и получите число зрителей только в спутниковом сегменте. Не забываем, что сигнал телеканала распространяется в открытом виде.
Кроме того, большое количество зрителей смотрит нас в кабельных сетях по всей Украине. Географию я чётко вижу по аналитике посещений портала в Интернете. Это вся Украина. И Запад, и Восток, и Киев, и Крым. В самом Закарпатье у нас пока ещё есть с десяток эфирных передатчиков.
Наша лицензия предусматривает вещание на зарубежные страны. На фоне не совсем адекватных способов донести украинское телевидение до европейцев наш канал подчас является единственным линейным телеканалом с государственной информационной политикой, доступным украинцам за границей. Их много в Италии, Германии, Польше, России. Во время прямых эфиров нам часто звонят с многих европейских стран. А с началом онлайн-трансляции в Интернете – ещё и с Америки, Канады. Забавно слышать вопрос ужгородскому дерматологу из Дюссельдорфа. Радуешься, что звонивший сэкономил значительную сумму на визите к местному врачу. А на конкурс детского рисунка в рамках вечерней сказки приносят горы конвертов, львиная доля которых приходит из-за Карпат.
Канал старается формировать программу, интересную так называемой «общей аудитории». Когда провожу редакторские своды, то стараюсь напомнить журналистам о том, что по строгим определениям мы канал не общенациональный (хотя эти определения устарели), но и не региональный. С генеральным директором, коренным киевлянином, делать это легко и приятно. Такой подход влияет на содержание программ. Хотя обеспечивать потребности, в первую очередь, своего региона не забываем.

Молодёжная программа.
Молодёжная программа.

MediaSat: Как формируется наполнение канала? Строится сетка вещания? На каких языках ведется вещание?

Наполнение канала регулируется госзаказом, утверждаемым Гостелерадио Украины, и программами, которые готовятся на не бюджетные средства. Скелет сетки вещания составляют информационные программы. Чётко структурировано вещание на национальных языках. Своё природное место занимают утренний и вечерний блоки. Кроме того, в сетку закладываются кинопоказы и прочее. Из особенностей назвал бы большую долю прямых эфиров. Многие этого боятся, а мы любим.
Практически с самого начала своей работы Закарпатская гостелерадиокомпания вела вещание на языках национальных меньшинств, проживающих в крае. За долгие годы у студии появились влиятельные друзья за рубежом. Это многочисленные европейские телерадиоорганизации, политики и парламентарии Венгрии, Румынии, Словакии, послы и дипломаты Германии, Австрии, стран бывшей Югославии, России, официальные лица католической, протестантской, греко-католической, православной и других церквей, а также европейские титулованные особы, судьбы которых так или иначе пересекались с этой частью бывшей империи.
Во время президентства Леонида Кучмы были планы по сокращению объёмов национального вещания Закарпатской ОГТРК. Леониду Даниловичу даже пришлось лично обсуждать эту тему с президентом Венгрии, в результате чего такое решение было отменено.
Всё это накладывает отпечаток на наш статус в центре Европы, как одного из связующих информационных центров. Достаточно упомянуть уже долгие годы проводимый нами уникальный Международный фестиваль телерадиопрограмм для национальных меньшинств «Мой родной край», приехать на который считают за честь ведущие профессионалы европейских компаний. Да и сами мы неоднократно брали «золото» солидных телефорумов Европы.
Такая предыстория объясняет наличие в эфире восьми языков. Наши редакции готовят программы на украинском, венгерском, румынском, словацком, немецком, русском, ромском и русинском языках. И опять же, по факту мы являемся чуть ли не единственным украинским каналом с государственной информационной политикой, который попадает на экраны украинских венгров, румын, словаков и т.д. Причём на их родном языке. В условиях, когда только в эфире Закарпатья действует более 80-ти зарубежных телерадиостанций, это дорогого стоит. Хотелось бы, чтоб об этом помнили люди, от которых зависит судьба такого уникального ресурса.

MediaSat: У кого приобретаются права на контент и по какому принципу? Как Вы строите отношения с правообладателями?

До 2005 года Закарпатская ОГТРК вещала два часа в день. С шести утра до семи и с часу дня до двух. Эфир обеспечивала кучка маломощных передатчиков и ретрансляторов в Закарпатье с покрытием части низинных районов области. В горах оставалась только советская спутниковая сеть, в своё время обеспечивавшая вторую всесоюзную программу, а потом отданная российской РТР. С приходом новой команды генеральный директор Евгений Шишков, будучи не местечкового калибра, поставил задачу выхода на спутник. Многие крутили палец у виска, но первыми среди областных государственных телекомпаний это сделали мы. К счастью, на нашей дороге попались добрые люди. Например, на то время – шведский спутниковый оператор. Нашлись думающие и в нашем руководстве и органах власти. Мы получили 100% покрытие в области.
Когда мне сказали, что через пару месяцев у нас будет эфир 24 часа в сутки, основу оборудования составляла эфирная аппаратная на S-VHS магнитофонах и два поста линейного монтажа. В штате не было ни одного технаря, знакомого с компьютерными телевизионными технологиями. Параллельно шло строительство с нуля ФМ-радиостанции. И никакого дополнительного бюджетного финансирования, увеличения штатов.
Если бы в этих условиях канал строили те же немцы, у них ничего бы не получилось. Приходилось идти на волевые решения.
Была построена технологическая компьютерная сеть, запущены первые посты нелинейного монтажа, смонтирована новая автоматизированная эфирная аппаратная, придумана своя специфическая кадровая структура и найдены нужные люди.
Мы столкнулись с массой задач, прежде не свойственных областным гостелерадиокомпаниям. Начиная с «упаковки» канала, первую из которых нам делал киевский специалист высочайшего класса Михаил Юнаков, и заканчивая освоением дистрибьюторской нивы. Канал прошёл полноценный ребрендинг, и уже через несколько месяцев закарпатцы заметили возрождение своего телевидения. «Тиса-1» прижилась.
Наряду с нашими собственными программами зритель «Тисы» увидел многое, ранее не мыслимое в региональном эфире. Вся эта продукция попадает к нам единственно возможным путём – приобретением прав на показ. Это фильмы, сериалы, отдельные циклы и программы, мультфильмы. Сейчас бюджетного финансирования этих расходов практически нет. Ищем спонсоров.

Запись венгерской программы в малой студии.
Запись венгерской программы в малой студии.

Mediasat: Расскажите о программах собственного производства. Есть ли награды у Ваших передач? Какие из них являются фишкой, хедлайнерами канала?

В разные годы количество собственной продукции немного менялось. Сегодня она составляет до шести часов в день. Наш канал как молодой вулкан, дышит и передвигается. Только структура, штатное расписание и состав редакций за шесть лет менялись раз десять. Вот и сейчас, в последнем штатном расписании мы имеем новейший отдел унифицированного контента и интернет-вещания, это своего рода прообраз вещательных компаний будущего.
У нас неплохая утренняя программа в прямом эфире «Ранок на Тисі». Её авторам и руководителю Ростиславе Джумурат постоянно внушаю лозунг: “Don’t worry, be happy”. Тут вы не услышите ничего напрягающего, это светлый и радостный телевитамин, дающий позитивный заряд на весь день.
Проблемные социальные вопросы мы обсуждаем в рамках блоков вечернего прямого эфира, хозяевами которого являются серьёзные журналисты Галина Ярцева и Татьяна Лешко. Часто звонящие с других регионов зрители говорят, что у себя подобной информации услышать не могут. Очень мило смотрятся местные гаишники, на которых в эфире жалуется зритель с Праги, и наоборот, когда слышишь в трубке плачь и благодарности от бывшего соотечественника из Милана.
Отдельной строкой можно выделить детские передачи. Это наша очень сильная сторона. Сейчас почти никто не занимается такими программами.
«Эм-Си-Ай-Тиса» — служба молодёжной информации. В последнее время подключаем к ним в телеэфир мощный потенциал нашего ФМ-радио. У ребят в радиостудии веб-камера с прямой трансляцией их передач. Начали практиковать показ лучших радийных программ, адаптированных к особенностям телевидения. В центре внимания прикольные ведущие Алексей Уманский (ака Ямайский) и Тудор Килару (ака Румынский). А как вам название программы «Два по шестьдесят»? Ребята креативные, жёсткие, не признающие авторитетов, стоящие горой за интересы слушателей и зрителей.
Уделяем внимание спорту. «Спорт-тайм» и «Футбол» — регулярные еженедельные и очень популярные программы. Кроме того, стараемся «выгонять» ПТС на матчи по футболу, гандболу. Все значимые культурные события региона также попадают на экран.
Информационная редакция у нас главная. Несколько оригинальных выпусков в день и их повторы задают ритм канала с семи утра и до позднего вечера. Тут работают настоящие профи – Татьяна Вашаргели и Ани Никогосян.
Очень давно, когда я сидел ещё за пультом режиссёра, мне довелось работать на телемосте Владивосток-Москва-Ужгород. Пять часов общенационального эфира огромной страны. Тогда разница во времени и другие существенные факторы не помешали интересному эфиру. Такое же чувство сплочённости телевизионных команд мы испытываем и в наши дни. Относительно новый проект телемостов региональных гостелерадиокомпаний имеет стабильно высокий рейтинг, делает хорошую службу знакомству совершенно разных регионов. В одном из таких регулярных телемостов мы соединили три государства. В эфире общались Ростов-на-Дону, Луганск, Ужгород и Черногория. Симферополь, Киев, Харьков, другие города также постоянные участники проекта. Ничего подобного вы не увидите больше нигде. Тон здесь, как правило, задают Елена Чукальская из Луганска и Валентина Пастухова из Ужгорода.
Как и положено, особняком в компании стоит объединение под названием «Эксперимент». Этот коллектив получил привилегию собственной производственной базы и состав из лучших журналистов, операторов, режиссёров. Концепция «всё включено» сыграла свою положительную роль, и студия выпустила ряд замечательных документальных программ, способных украсить экран любого европейского канала. Кроме того, «Эксперимент» производит еженедельную передачу журналистских расследований «Третий отдел» и не имеющий аналога в Украине «Ночной канал» по пятницам. Тут царит камерная атмосфера, настраивающая на доверительный разговор. И такие разговоры «о бытии» чрезвычайно интересны зрителям. Имена Натальи Штефуцы и Мирка Вечера стали известными в Украине и за границей.
Всё перечисленное «упаковывает» в телеканал дирекция программ под руководством Елизаветы Кинив. За ней и дополнение сетки закупленным сторонним контентом.
Есть ещё одна творческая группа. Её состав может меняться, но стержнем остаётся известный писатель, драматург, ветеран студии – Дмитрий Кешеля. Его теленовеллы, фильмы и программы – неизменные участники конкурсов.
Наград у компании много, они разные, и есть среди них очень весомые. Это логично для студии такого уровня. Было бы странно, если бы их не было.

MediaSat: Оборудование каких компаний использовалось при создании студии? Кто инсталлятор?

При переходе на круглосуточное телевещание перед нами встала задача выбора соответствующей технологии. Полное отсутствие современного оборудования облегчало её решение. Не было багажа, тянущего назад, но не было и денег. Когда разбили копилку, то хватило только на малобюджетный вариант. Это и определило выбор – в новой эфирной аппаратной прописалась система «Теле 2». Запускал её я сам, консультируясь с московским автором программы. Далее всё, как обычно – развитие сети, нелинейных монтажных, начиточных, рейд-массив, резервирование и контроль. Можно сказать, что на спутник мы выходили с собранным «на коленках» оборудованием. Таким, по сути, оно остаётся и сегодня. Денег, увы, мы так и не собрали. Хотя за это время проработали уже несколько вариантов модернизации вещания на основе оборудования таких фирм, как Evertz, MW-N JVC, Cinegy.

MediaSat: Как технически осуществляется съемка, монтаж и запуск в эфир?

Сейчас на канале около 20 монтажных. Основной формат для внестудийных камер по бедности – DV. Поэтому на нескольких постах идёт ingest материала, затем нелинейный монтаж и отправка в хранилище. Дирекция программ составляет и корректирует плей-лист эфира. В эфирной аппаратной два комплекта «Теле 2.2», видео и аудио пульты, контроль источников и эфира, а также резервная камера, установленная на нашей телевышке на высоте 50 метров в центре города. Во время прямых эфиров управление отдаётся на пульты аппаратно-студийных блоков. Рядом работает ещё «советская» центральная аппаратная. Тут также установлено спутниковое оборудование. У нас собственный up-link с передающей антенной на территории компании. Спутник в позиции 4.8 градусов восточной долготы идеально подходит для приёма в узких и глубоких горных ущельях юго-западных склонов украинских Карпат. Чистая география, геометрия и физика. Кодирование сигнала не планируется. Работает у нас и старенькая ПТС на базе шасси «КАМАЗ Айокки».
Стремительно развиваясь творчески, мы сильно отстаем технически. Мы понимаем всю степень отставания от профессиональных технических стандартов. Хотя, стоит сказать, что за это время прошла полная модернизация трехсотметровой студии, и на очереди уже стометровая. Но техническое отставание негативно сказывается на эфире, и лично меня это крайне раздражает. Обидно, когда подчас у людей есть всё самое современное, а они не знают, что с ним делать. А здесь наоборот – знаешь, как надо, а взять негде.

MediaSat: Где базируется телеканал? Какой у телеканала штат сотрудников, и как происходит их подбор?

Наша телерадиокомпания расположена в самом центре 1100-летнего Ужгорода, на набережной реки Уж, утопающей в каштанах и сакурах. На пике развития коллектив канала насчитывал почти 500 человек. Сейчас, после очередного и, по-видимому, не последнего сокращения – это чуть больше половины вышеуказанной цифры. За последние шесть лет мы кардинально омолодили штаты. Огромное количество претендентов прошло через студию. Многие, поработав у нас, пошли дальше, на киевские каналы. Двое учатся в престижных европейских профильных вузах. Надеемся, что они вернутся.
Кадры — это ещё один больной для региона вопрос. С журналистами проблем нет, хотя настоящими журналистами они становятся, поработав у нас. А вот с режиссёрами, операторами, звукорежиссёрами, инженерами просто беда. Ещё одна особенность канала – в штате нет ни одного монтажёра. За короткий срок все режиссёры и большинство редакторского состава освоили нелинейный монтаж. Некоторые даже самостоятельно снимают. Все кадры для режиссёрско-постановочного состава мы готовим сами.

АУП компании.
АУП компании.

MediaSat: Какие планы у канала на будущий год? На каком этапе находится проект «Тиса-2»? Что это будет за телеканал?

Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Наши планы всегда вторичны после планов Гостелерадио. Но «Тиса-2» — это один из хорошо рассчитанных проектов. Я уже упоминал работу наших национальных редакций – это особая часть производства компании. Регулярные выпуски разноязычных оригинальных новостей и почти весь спектр программ, свойственных нашим украинским редакциям. Почему такая серьёзная работа не может выйти на широкую аудиторию?
Как ни странно, на идею создания нового международного телеканала мы вышли на фоне какофонии разговоров о судьбе ГТРК. Просто поняли, что во всём «пакете» теоретиков нового телевидения нет ни одного, кто понимал бы проблему национального вещания. Ему просто не отводится места. Это попахивало международным скандалом. Хорошо, что нас поддержали в Гостелерадио, и есть надежда, что проект состоится.
Концепция канала следующая. Существующий телеканал «УТР» – птица большого полёта. Можно по-разному оценивать его работу, но он из другой оперы. Мы же хотим создать домашний канал для Центральной Европы «без шенгенской визы». Фактически он уже создан и работает у нас десятки лет, его просто необходимо «расширить и углубить».
У канала должно быть три целевые аудитории. Первая – это все национальные меньшинства на территории Украины, вторая – украинские граждане в европейских странах, а третья – граждане иностранных государств в зарубежных странах, которые могут получать информацию из Украины на своих родных языках.
Закарпатская ОГТРК держит руку на пульсе всего телевидения Центральной Европы. У нас живые личные контакты с большим количеством европейских телерадиоорганизаций. Это тоже должно отобразиться на работе такого канала, в этом году планируем его запуск, для начала – в Интернете.

MediaSat: Как оцениваете выбор стандарта DVB-T2 для распространения эфирного цифрового ТВ в Украине? Планируете ли подавать документы для участия в конкурсе на вещание в МХ-5? Как население Закарпатья воспринимает переход на цифровое вещание?

DVB-T2 штука, конечно, хорошая. За всю Украину не скажу, потому что по европейским меркам – это несколько чётко выраженных самостоятельных образований со своими нюансами, а вот относительно Закарпатья – дорога ложка к обеду. Если государство не решает насущные вопросы людей, они делают это сами. Пока шли разговоры о стандартах, провайдерах и прочем, закарпатские зрители давно решили вопрос своего теледосуга. В местах с развитой инфраструктурой народ подключился к кабельным сетям. А там, где их нет – поголовно стоят «Горынычи» (спутниковые антенны с трёхголовыми мультифидами). Даже на самой последней «хате», на самом дальнем хуторе, в самых высоких горах. Туда цифра всё равно не «доберётся», а кабелированным жителям долин вряд ли кто-то сможет объяснить, почему они должны поменять кабель на эфирную цифру. Нет, она, конечно, будет, но это останется всего лишь сегментом рынка доставки контента и вряд ли массовым. А ведь не за горами и другие технологии. Дело обстояло бы иначе, если бы стандарт DVB-T2 предоставлял эксклюзивный доступ к уникальному контенту.
Я бы сосредоточил имеющиеся в стране ресурсы на упреждающем развитии кабелизации всех закутков, привлекая спутниковых операторов не в качестве непосредственных вещателей, а в качестве части общей технологии. Экономически удельная стоимость развития абонентской базы у спутника самая низкая, но у кабеля есть свои неоспоримые преимущества. И только цифровой эфир – это застывшая во времени конструкция. Наша компания, конечно же, будет «заходить» в мультиплекс, но что такое предлагаемые «Зеонбудом» шесть маломощных передатчиков в горных условиях? Да ещё и за такую цену. И это в окружении массы мощных зарубежных цифровых каналов, которые принимаются «на гвоздь».
Честно говоря, этот вопрос в Украине очень слабо изучен, и всё идёт эмпирическим путём. По поручению Гостелерадио наша студия готовит фильм о развитии цифрового телевидения в Европе. Наши журналисты выезжают в Словакию, Венгрию, Румынию, Австрию, Германию, Францию и Италию, где встречаются с представителями регулирующих государственных органов, специалистами, зрителями, критиками и сторонниками цифрового эфирного телевидения. По уже собранному материалу вырисовывается очень интересная картина, но не будем забегать вперёд.
А пока обладатели современных телевизоров в Закарпатье, пощёлкав по DVB-T-каналам сопредельных государств, выбирают их же в своём домашнем кабеле или на своём спутниковом ресивере.

MediaSat: Александр, давайте поговорим о вас. Вы на ТВ работаете много лет, как попали в эту сферу? Какие этапы прошли в развитии вашей телевизионной карьеры за время работы на ТВ? На каких телеканалах работали, помимо ЗОГТРК?

Так получилось, что, окончив физический факультет классического университета со специализацией по оптоэлектронике, я сразу попал в мир телевидения. Все школьные и студенческие годы серьёзно увлекался художественной фотографией. Почти каждый день у меня проявлялось с десяток плёнок. Это повлияло на профессию. Я стал телевизионным режиссёром, но требовалось ещё телевизионное образование. Получать его начал в Ленинграде, а проработав немного на Закарпатской студии телевидения, был направлен на учёбу в Москву. Моими учителями или мастерами, как они у нас назывались, были преподаватели вуза Гостелерадио СССР и преподаватели ВГИКа, действующие сотрудники Центрального телевидения СССР. Среди них Михалковский, Потёмкин, Утилова, Кириллов, Ворошилов, Фокин – праотец программы «Время». Мы также учились у Молчанова, Познера, Лысенко, Сагалаева, Пономарёва, «взглядовцев» Листьева, Любимова, Политковского, Захарова. Очень сильные преподаватели у нас были по психологии, яркие представители ленинградской психологической школы. Как студентам, нам открывали двери повсюду, даже штатные работники Останкино имели больше ограничений в передвижениях и действиях, чем мы. Каждый понедельник мы посещали святая святых – летучки ЦТ СССР на «правительственном» этаже телецентра, а по пятницам самые большие советские начальники встречались с нами в Госкомитете на Пятницкой. Два месяца я по заданию мастера ходил по Москве с перьями, торчащими из головного убора во все стороны. Так из меня выбивали комплексы. Это тогда, когда все ходили в одинаковой одежде и строем. Приходилось постоянно показывать милиционерам свои красные корочки и доказывать, что адекватен. Программа обучения была сверхнасыщенной, и все последующие годы я с огромной благодарностью вспоминаю супер-профи, сумевших сделать из нас что-то похожее на специалистов. Среди моих, может быть, известных читателям однокурсников киевский оператор и режиссёр Михаил Лебедев, московский музыкальный первопроходец Сергей Антипов («Программа «А», фестивали Сан-Ремо, теперь работает на ТВЦ Москва). Потом была скоротечная карьера от режиссёра первой категории до главного режиссёра телестудии, самого молодого в СССР, а затем до заместителя гендиректора. Потом перерыв был в госслужбе. Десять лет возглавлял телестудию Управления внутренних дел Украины в Закарпатской области. Первые регулярные «криминальные» передачи в этой стране начала делать эта студия. Потом появилась «Магнолия ТВ», работники которой приезжали к нам перенимать опыт. Параллельно мне довелось ставить на ноги коммерческие студии Закарпатья тех лет. В Черновцах Иван Адамчук, а в Ужгороде я запускали проект НБМ. Студию «Спектр» у меня подхватил Александр Ардельянов. Вместе с Владимиром Пановым мы создали самую серьёзную по потенциалу в те годы телекомпанию «Край». Помогал и Мукачевской «М-Студио» организовывать вещание из Ужгорода. Всё это время у меня работала «для души» продакшн-студия «Мастер ТВ». Сейчас это студия «cineVIR». Был и киевский проект. Поработал исполнительным продюсером на спутниковых каналах «КиКо» и «2Т», и до сих пор они используют логотипы, скоротечно нарисованные мною за чашкой чая.
Уже сегодня телевидение потихоньку умирает. Мои программы на ЦТ СССР смотрели около сотни миллионов зрителей. Кто теперь может повторить это? Отходят универсальные линейные каналы. Мы в областном центре прекрасно умели делать отличную акустическую запись симфонического оркестра, передавали без изменений в эфир Германии детские «олимпийские игры», писали чуть ли не каждую неделю полноценные театральные спектакли. Могли передать из зала филармонии тончайшие нюансы концерта Святослава Рихтера. Мы умели всё. Умели тщательно готовить каждый кадр. Работали большей частью в прямом эфире. Сейчас этого уже нет. Креатив практически исчезает. Его заменяют покупки чужих форматов, примочки визуальных эффектов. В итоге получается не домашняя пища, а телевизионный фаст-фуд, причём одинаковый на всех углах.
Но жизнь тем и интересна, что всегда есть выбор. Сейчас я занимаюсь осмыслением того, что ждёт аудиовизуальные медиа в ближайшем будущем. Стараюсь подготовиться сам и подготовить других.

Александр Герешко (крайний слева) в студенческие годы на записи курсовой программы в 4-й студии Останкино, 1990 год. Курс режиссёров-документалистов (в центре автор программы «До и после» ЦТ СССР Владимир Молчанов, второй справа собкор ЦТ СССР в Японии Владимир Цветов).
Александр Герешко (крайний слева) в студенческие годы на записи курсовой программы в 4-й студии Останкино, 1990 год. Курс режиссёров-документалистов (в центре автор программы «До и после» ЦТ СССР Владимир Молчанов, второй справа собкор ЦТ СССР в Японии Владимир Цветов).

MediaSat: Ваше видение развития ТВ (спутниковое, кабельное, эфирного, IPTV, мобильное) в Украине и в мире в целом?

Отвечая на вопрос о моём видении будущего, я бы ушёл от обсуждения технологий. Скорее всего, это будет беспроводное информационное облако, доступное всюду и предоставляющее контент, самостоятельно приспосабливающийся к терминалу пользователя. Мне интереснее содержание контента будущего. Когда-то книги могли писать только специальные писари, теперь записать информацию на бумажный носитель может любой. Но добиться того, чтобы записанное тобой прочитали миллионы может не каждый. Думаю также будет и с аудиовизуальным контентом. Уже сегодня его может создать любой школьник, даже в самой продвинутой технике. Вопрос в общественной значимости и в том, как удержать творческую личность в рамках вещательной структуры во времена свободы творчества и взрывообразного распространения продукта на весь мир? Как только такая личность осознает свою способность творить и интересовать окружающих, она самостоятельно сможет это сделать без всякой специальной структуры. С этой точки зрения будущее некоторых жанров не за вещателями, а за личностями. На «базарах» будущего будут лежать сборники для ленивых (к базарам можно отнести и вещательные сети). Думающие же люди будут самостоятельно формировать своё информационное поле. Жаль только, что в нём будет всё меньше места для романтики уходящих веков.

Спасибо за интересную беседу. Удачи в реализации намеченных планов по дальнейшему продвижению и развитию телекомпании!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилось нас читать?